Пока вор сидит в тюрьме, честные люди покупают «Челси»

Итак, оглашение приговора по второму делу «Юкоса» все-таки началось. Никто и не сомневался, что приговор будет обвинительным. Нет, конечно, у МБХ и ПЛЛ была тайная отчаянная надежда на чудо – это такая иррациональная штука, про которую понимаешь, что чуда не случится, но безумно хочется… Правда, к ситуации, уверен, это не относилось.

 
Можно сколько угодно кричать о продажной власти, придумавшей страшную месть Ходорковскому, чтобы не лез, куда не следует, но факт для меня несомненен: с формальной точки зрения хищение было. По крайней мере, до середины 2001 года, «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз» и «Томскнефть-ВНК» не являлись 100%-ными «дочками» «Юкоса»: у этих компаний были и другие акционеры. Тот же СПАРК по состоянию на 2000 год дает информацию о «Самаранефтегазе»: «число акционеров – 9810». Если вы помните, МБХ вменяются годы с 1998 по 2003.

 
Здесь «Юкос» попал в стандартную ловушку конца 1990-х – начала 2000-х годов: «если я являюсь владельцем контрольного пакета акций, то могу делать с компанией все, что захочу». Понимать, что это не так, наши «капитаны капиталистического бизнеса» (самое интересное, что и «Юкос» это тоже понял, но, видимо, было уже поздно) стали только позже: их права как акционеров ничего общего не имели с правами на продукцию компании и правом применять трансфертное ценообразование.

 
Все остальное – пиар. И со стороны адвокатов, и со стороны правозащитников, и со стороны власти. К сожалению, правой стороны я в этом деле не вижу.

 
Показательно с этой точки зрения выступление главы комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгения Федорова. Позволю себе процитировать РБК: «По словам главы комитета, процесс в отношении М.Ходорковского имеет большое резонансное звучание, так как многих интересует, почему, «если Ходорковский – вор, то есть другие воры, которые не сидят». «Не все воры сидят, согласен. Но если их не сажать, то они никогда туда не попадут. И если выпускать того, кто сидит за воровство только потому, что другие не сидят, то остановится сама судебная система. То есть та машина, которая сдерживает от незаконных действий других людей».

 
Хочется спросить словами ребенка из известной истории: «дядя, а с кем ты сейчас разговаривал?». Тем, кто не в курсе ситуации, глубоко безразличен и Ходорковский, и то, что он сделал. Тем, кто в курсе… Скажем так, те, кто в курсе, уже привыкли, и им можно тоже не говорить.

 
На самом деле, проблема не в Ходорковском, а в избирательности власти. После выступления премьер-министра в «горячей линии» на несколько дней получил популярность небольшой анекдот: «Вор должен сидеть в тюрьме, и только абсолютно честные люди могут позволить себе купить футбольный клуб «Челси». Этот анекдот был даже признан анекдотом дня 21 декабря 2010 года.

 
Ходорковского и Лебедева мне жаль чисто по-человечески. Я действительно не понимаю, почему за решеткой должны оказываться в первую очередь не те, кто работал по наиболее темным схемам, а те, до кого было легче дотянуться правоохранительным органам. Я здесь говорю не про владельцев зарубежных футбольных клубов – это к анекдотам. Есть намного более интересные кандидаты.

 
Сознательно не хочу касаться вопроса политической ангажированности этого процесса: была ангажированность, не было ее – для меня абсолютно непринципиально. Мне понятно одно: если бы «Юкос» работал «в черную», скорее всего, доблестные следователи не смогли бы доказать почти ничего. Дело добралось до суда исключительно из-за того, что «Юкос» первым из «нефтяного крупняка» попытался стать «белым и пушистым», открыв о себе информацию и начав дружить с инвесторами. В этом, кстати, я вижу и истоки реакции Запада – «Юкос» им понятен как бизнес: что, откуда и как появилось, откуда брались деньги, куда уходили… Ну и так далее.

 
Очень хочется, чтобы все-таки начинали «по старшинству». Ну, или совсем не начинали – в конце концов, мне непонятно, почему еще 5–7 лет назад нельзя было сказать: «Все! – то, что было до сегодняшнего дня, забываем, но обнаружится хотя бы что-то новое завтра или послезавтра – ответите по всей строгости закона, невзирая на». Неужели так необходимо поддерживать в тонусе крупных бизнесменов чемоданами компромата?

 
Кстати, у меня есть ощущение, что, невзирая на приговор и на тот срок, который будет выведен в последний день процесса (скинет судья Данилкин пару лет от запроса прокуратуры за счет сроков давности, еще годик скинут на кассации – вот и все), можно будет ждать Михаила Борисовича и Платона Леонидовича на свободе в конце 2011 – начале 2012 года: недавно Минюст предложил применять условно-досрочное освобождение после истечения определенного срока заключения автоматически, без решения суда. «Определенный срок» по тяжким преступлениям (а именно по этой категории уже осудили и еще осудят Ходорковского и Лебедева) – это половина срока. Как ни крутись, больше 15 лет суд дать не может даже теоретически, сколько бы раз ни судили МБХ и ПЛЛ. Семь с половиной лет исполнится вот-вот. Следовательно, как только закон примут, фигуранты дела «Юкоса» сразу выйдут на свободу. 

 
Хотя, это если примут… Мне уже доводилось слышать мнение, что, пока Ходорковский находится в тюрьме, амнистии в России не будет. А принципиального отличия предложений Минюста от амнистии я не вижу.
 
Slon.ru
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *