Москва как Когалым

РИА Новости
Помню, в молодости мы читали детям сказку «У Слоненка день рождения» Давида Самойлова. А может, слушали пластинку. И вот, в связи с событиями в любимой столице — как бы нежное дуновение из той счастливой действительности.

Как-то в 80-е стоим с дочкой за вонючей бараниной в универсаме на ул. Рокотова (где сейчас «Седьмой континент»). Она скачет вдоль очереди и поет:

Нас ведет Сурок —
Знаменитый педагог,
Он на скрипочке играет,
Звери песенку поют…

Безусловно, спасибо партии за это. На лицах советских людей расцветают улыбки, добреют глаза. Все мы немного звери; все ходили на дни рождения. Все более-менее поем. И ведь как славно жилось! Увы, не ценили… Люди вокруг родные, понятные. Стоим, тесно прижавшись, ждем, когда мадам в белом (ну, темно-белом) халате поверх ватника распахнет железную дверь и выкатит тележку с кусками лежалой плоти… 

Глаза вокруг добрые, но внимательные. Цепкие такие глаза.

В момент выката тележки звери забывают про песенку и кидаются на корм. В принципе нас двое с целью оторвать два куска. Иначе нипочем я бы ребенка в раздаточную не поволок. Но это работает не всегда. Порой на нелегком пути к тележке приходится еще вырубить представителя класса-гегемона, который громко лезет без очереди. Потому что у гегемона обеденный перерыв и стоять с теми, кому нехуя делать, ему некогда… Успеть врезать так, чтобы отлетел, схватить свою баранину (лучше бы две) и спиной отступить к кассе, нащупывая ребенка и не отрывая добрых внимательных глаз от поднимающегося с колен демиурга — все это требовало незаурядного владения навыками социалистического общежития.

Я не хочу сказать, что так было всегда. Но случалось. Так что мы, как народ, держались в тонусе. Сейчас, конечно, такого нет. Общество потребления, социальные связи и навыки общения деградируют, индивидуализм, одиночество, дезадаптация… Былой сплоченности и отмобилизованности, боюсь, не вернуть. Хотя, может, я просто состарился. Говорят, теперь в очередях (ну, или в пробках) социальные связи восстанавливают с помощью травматических пистолетов. Ну, дай бог, дай бог. Прогресс остановить невозможно.

Чувства, навеянные стихами Самойлова и московскими событиями,  позволяют надеяться, что еще не все потеряно. Славное прошлое ближе, чем кажется. Собственно, я ведь собирался о назначении московского мэра. Куда ведет нас Сурок? Чей день рождения будем отмечать в 2012 году? Зря, что ли, в шесть утра и в двенадцать ночи нам поют все ту же песенку на слова Сергея Михалкова?

Что-то случилось

В начале московской саги мне казалось, что день рождения будет праздновать В.В. Путин. В ее конце, с назначением Собянина, мне так уже не кажется. Теперь я почти уверен: Путин. Косвенно это подтвердил и сам знаменитый педагог, зачем-то подчеркнув в интервью, что Собянин — человек Медведева. Тут просто: раз замглавы администрации дошел до того, что объясняет обществу, «чей человек» свеженазначенный мэр, значит, сама по себе тема продвижения «своих людей» членами тандема стала настолько очевидной, что дальше молчать невозможно. Приходится отвечать на немой вопрос. Это главное. А конкретная пиар-аттрибутация Собянина — дело десятое. И к тому же вполне однозначное. Хорош был бы замглавы, если бы назвал его человеком Путина! Это было бы изменой шефу и признанием собственного провала — причем одновременно.

Нет, обитатели Кремля таких ошибок не делают. Конечно, человек Медведева. Если кто забыл: Медведев у нас всенародно признанный президент. Так что все мы в некотором смысле его люди, правда? Особенно если отвлечься от мысли о том, кто его сделал президентом. А сделал, среди прочих, и С. Собянин. Это он возглавлял его предвыборный штаб. Вот бы еще вспомнить, с чьей подачи.

Вид, с которым Д.А. Медведев по телевизору отвечал на бойкие вопросы переписной девушки, трудно назвать торжествующим. Перепись — неплохой информационный повод. Но московский мэр важнее. То, что президент не нашел времени прокомментировать завершение крупнейшей политической истории года, заставляет усомниться, что он действительно так уж доволен результатом.

А вот замглавы администрации доволен. Комментирует и на скрипочке играет. Позиции «Единой России» в городе теперь усилятся (а то при Лужкове город был гнездом оппозиции), питомники для юных шариковых усилят свою воспитательную деятельность… Все будет хорошо, не волнуйтесь.
Кого теперь имеет Москва? (Кто теперь имеет Москву?)

Москва имеет мэром Сергея Собянина — одного из самых закрытых и конкретных политиков страны. Что само по себе позволяет видеть в нем серьезный потенциал. Когда у человека в голове крупные планы, он не станет о них говорить раньше времени. Собянин молчалив, как скифский идол.
Но два аспекта его деятельности обстоятельно документированы без слов. Это умение работать с крупным сырьевым бизнесом и умение добиваться нужных результатов на выборах.

Он выдвиженец Ханты-Мансийского автономного округа, много работал с ЛУКОЙЛом. По управленческому опыту скорее специалист по контролю и «отжатию» уже существующих бизнесов и финансовых потоков, чем по организации новых. Едва ли Москве стоит ожидать от него выдающегося креатива. А вот всех построить, навести жесткую дисциплину и потребовать конкретного результата — это у него получается отлично. Для постлужковской Москвы, экономика которой, теоретически, нуждается в нетривиальных управленческих решениях, а на практике кормится от примитивной торговли землей, строительства и отчислений сырьевых монстров, лидерство Собянина сокрушительным быть не должно: дело, в общем, привычное. Но и ярких прорывов ожидать нет оснований. По крайней мере, на ближайшие годы.

Да от него — по крайней мере, наверху — их и не ждут. Там больше ценят электоральные таланты нового мэра.

История выборов характеризует жесткий стиль г-на Собянина еще определенней. Начать с того, что он, опираясь на поддержку северных сырьевиков, сумел подавить сопротивление тюменских южан и в 2000 г. завоевать пост губернатора очень сложной «матрешечной» области. При этом мандат от северян у него был как раз на то, чтобы вопрос о «матрешке» и укрупнении региона был снят с повестки дня. То есть Собянин пришел к власти одновременно с Путиным, но с прямо противоположными установками. Тот за централизацию и укрупнение, этот — наоборот.

Тем не менее, он нашел компромисс. В качестве нового губернатора отстоял государственный статус нефтегазовых северов, но не позволил им усилить административную автономию — на что они надеялись. Скорее наоборот: Собянин взял их в еще более жесткие клещи. Но не вусмерть. Это умение придушить птичку ровно до такого состояния, чтобы пела не слишком громко, но не переставала нести золотые яйца, тоже сближает политическую манеру Собянина и Путина. Оба большие тактики и большие прагматики.

После электоральной победы новый губернатор Тюмени быстро  покинул партию губернаторской фронды «Отечество – Вся Россия», охотно продемонстрировав лояльность президенту. Одним из первых поддержал и отказ от губернаторских выборов после Беслана. Действительно, зачем выборы, если при правильно выстроенных отношениях с президентом нет проблем обеспечить себе переназначение. Как выстраиваются правильные отношения с президентом, С. Собянин показал уже на выборах 2004 года.

Под его руководством Тюменская область одной из первых среди собственно русских регионов продемонстрировала электоральные результаты, которые дотоле мы наблюдали в основном на Северном Кавказе.  Область выдала «на гора» явку в 77,3% при 73,6% за Путина. В доброй трети территориальных избирательных комиссий активность граждан оказалась около 90%. И результат  Путина тоже. При этом явственно обозначились два рутинных признака электоральных фальсификаций. Во-первых, резкое увеличение явки и поддержки «кого надо» в провинции по сравнению с городами. Во-вторых, высокая положительная корреляция между явкой и процентом «кого надо». Чем больше бюллетеней в урне, тем выше среди них доля в пользу Путина.

Такое бывает, если вбрасывать бюллетени, заранее заполненные в пользу только одного из кандидатов. Чем больше бюллетеней — тем выше его доля. С. Собянин сумел одним из первых обеспечить в крупном регионе Сибири истинно дагестанские результаты. Ну, и методы, само собой, у него были кавказские. А что стесняться, если таково требование времени: назад, в провинцию!

Скажем, Вагайская ТИК Тюменской области в 2004 г. показала явку 94,3% при 94,4% за Путина. Ишимская ТИК: явка 94,8%, Путин 92,5%. Для сравнения, в самом Ишиме (город) явка 77,8%, Путин — 71,8%. Тоже круто, но все-таки не так откровенно. Ялотуровская ТИК (район): явка 94,7%, Путин 95,7%. Ялотуровская ТИК (город): явка 62,1%, Путин 73,8%.

В те поры для Сибири подобное выглядело, мягко говоря, как экзотика.  Советское прошлое казалось безвозвратно ушедшим. Однако ж вот вам, пожалуйста! С 2004 г. Собянин решительно выходит в лидеры социалистического соревнования по составлению электоральных сводок. Путин оценил его организаторские способности и уже в 2005 г. пригласил на место главы администрации. Чтобы тот попонятней объяснил прочим главам субъектов Федерации, как жить.

Собянин справился. Регионы освоили его прогрессивные методы к циклу 2007-2008 года. Он справился и с проведением избирательной кампании в пользу Д. Медведева. После чего, как особо доверенный человек, ушел вместе с Путиным в правительство на пост вице-премьера и руководителя аппарата.
 
Чего ждать?

Сегодня за него выдали Москву. Вряд ли кто-то сомневается, что с прицелом на выборы 2012 года. Значит, лужковская голосовательная молотилка будет не только сохранена, но и усилена. Надо пояснить, что она  умела обеспечивать нужную цифру на фоне искусственно сниженной активности реального избирателя: что позволяло «исправить» результат сравнительно скромным вбросом виртуальных голосов. Перед новым градоначальником, по всей видимости, стоит более сложная задача. Не только обеспечить правильный процент, но и сделать его на фоне хорошей явки. Это трудно. Москва все-таки не Ишим и не Когалым. Здесь недостаточно поставить электоральную задачу перед менеджерами ЛУКОЙЛа и добиться безукоризненного выполнения плана. Хотя…

Гайки будут крутить в любом случае. Чем ближе 2012 год, тем сильнее.  Позитивные ресурсы исчерпаны, значит, для сохранения власти придется использовать ресурсы негативные. Рельсы, на которые десять лет назад встал коллективный Путин, так или иначе ведут в Когалым. 

 А собственно, после долгого лужковского правления, так ли уж Москва отличается от Когалыма? Ведь опять большая деревня. По крайней мере, в электоральном отношении точно. Тень светлого советского прошлого с его провинциальным счастьицем вернулась в столицу на удивление легко.  

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *