Китайская бесцеремонность

Китайскому начальству не позавидуешь. Знакомое чувство. Вот это самое отсутствие зависти, поверх разных других имеющихся в наличии чувств — отвращения, презрения, стыда, — люди старшего поколения из тех, кто поинтеллигентней, испытывали к родной партии в 70-е годы прошлого века. Когда Нобелевскую премию получали великие наши соотечественники — Андрей Сахаров, Александр Солженицын. А отцы помнили также и «дело Пастернака», как называлась вышедшая впоследствии тамиздатская книжка, посвященная травле поэта после присуждения ему «нобелевки» за стихи и «Доктора Живаго».
Да и нечему было завидовать. Вертелись, милые, как ужи на сковородке, организуя гнев трудящихся против «иуд», которые продались за «тридцать сребреников» Пентагону и ЦРУ. И мало того что продались, так еще ведь и плюнули прямо в душу тому бедняге-экскаваторщику, который «живагу» с «Архипелагом» не читал, но точно знал, что сорнякам не место на колхозном поле. Заседали в своем политбюро, мучительно размышляя о том, как теперь избывать эти беды: Нобелевскую премию по литературе Солженицыну, Нобелевскую премию мира Сахарову. Скликали на подмогу горюющему экскаваторщику мастеров культуры, и те всей сворой рвали на куски «литературного власовца» и врага народа Цукермана.
А времена в СССР были уже относительно вегетарианские, как нынче в Китае. То есть посадить можно, а расстрелять нельзя. Все-таки не расхититель в особо крупных размерах. И не предатель из КГБ. Да и в тюрьму отправлять как-то стремно. Нобелевский лауреат за решеткой… нехорошо. Еврокоммунисты будут огорчены. Хорошо — пригрозить высылкой за границу, как Пастернаку, или выслать, как Солженицына, а с академиком что делать? Трижды Герой, носитель ордена Ленина и, что еще хуже, государственных тайн. Если и высылать, то не за рубеж и не в Сибирь (нежелательные аналогии с декабристами), а куда-нибудь поближе, в Горький, что ли, вместе с женой.
Китайцам еще тяжелей. Гордость их и позор, преподаватель литературы, доктор наук, профессор Лю Сяобо уже сидит в тюрьме, приговоренный к 11 годам заключения. За то, что собирался подписать мирную «Хартию-08», документ чрезвычайно мягкий, призывавший компартию к диалогу и обсуждению путей реформирования авторитарной системы. Чудовищный срок по обвинению в «подрывной деятельности» стал ответным высказыванием Ху Цзиньтао и его партайгеноссен в этом диалоге.
Правда, гнев народа там не в моде: китайские вожди предпочли бы, чтобы подданные Поднебесной вообще ничего узнали о решении Нобелевского комитета. Поэтому в управляемой Сети заблокированы любые упоминания о лауреате кроме официальных. Однако на международной арене пекинские руководители ведут себя с той же истеричной глупостью, что и советские власти.
МИД КНР называет Лю Сяобо «преступником» и угрожает норвежцам чуть ли не разрывом отношений. Хотя общеизвестно, что правительство в Осло никоим образом не может влиять на решения Нобелевского комитета. Местный минкульт отменяет постановку в Китае мюзикла с участием Александра Рыбака — норвежского певца, победителя Евровидения-2009. Лю Ся, жена диссидента, недавно навестившая его в тюрьме и имевшая неосторожность призвать власти к освобождению мужа, посажена под домашний арест.
Все идет к тому, что ни ее просьбы, ни призывы западных лидеров, включая прошлогоднего лауреата Обаму, освободить политзека не возымеют никакого действия. Ибо тюремщики успешно имитируют оскорбленное чувство и предпочитают сгноить своего диссидента в узилище, нежели отпустить его, демонстрируя «слабость». Подобно нацистам, которых почти 75 лет назад так же колотило от ярости, когда премию получил узник концлагеря, журналист Карл фон Осецкий. А в 1940 году немцы, едва оккупировав Норвегию, даже арестовали всех, кто принимал решение наградить антифашиста.
Китайские войска в обозримые сроки едва ли войдут в Осло, но их военачальники, судя по всему, не выпустят туда не только правозащитника Лю Сяобо, но и его жену. В отличие, кстати, от властей советских, у которых хватило ума в 1975 году разрешить выезд Елене Боннэр. Похоже, гнев и растерянность китайцев идут по нарастающей — и чем тревожней в мире будут звучать голоса в защиту осужденного, тем громче станут огрызаться прагматичные с виду власти в Пекине. Повторюсь: им не позавидуешь. Репутации Китая, подобно имиджу нерушимого Союза, в эти дни наносится огромный ущерб, а национальный позор не может длиться вечно. Империи ведь рушатся не сами по себе, но вследствие тупого упрямства вождей и под бременем страданий лучших своих граждан.

 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *