Комизм геополитики и убожество русской политической мысли

Считается, что геополитика изучает влияние географического положения того или иного государства на его поведение в мире.
На самом деле она не изучает эту материю, а рассуждает о ней. Клуб «пикейных жилетов». Причем излюбленная тема, особенно в России — территориальные потери и приобретения. Исходят из того, что чем больше пространства нахапала страна, тем она круче, а посему основное стремление любой из них – не упустить ни пяди, упущенное же вернуть не мытьем так катаньем, желательно – с лихвой. Обожают судачить, кому что прирезать, у кого что отрезать, мысленно двигают целыми народами, совершают великие переселения. Затевают (тоже мысленно) войны, холодные и горячие, маленькие, но, конечно, победоносные и пр. Любят переносить столицы. Недавно умерший московский геополитик Цымбурский настаивал на немедленном переносе столицы России куда-нибудь в Сибирь…
Примечательным, хотя и вполне комичным, было появление (уже в 1993 году!) в Государственной думе РФ Комитета по геополитике. Примечательным – потому что с тех пор стали официально тосковать о распаде СССР, а комичным – потому что геополитики ни как науки, ни как государственного занятия в природе не существует. Ее можно поставить в тот ряд, где обретаются психоанализ, уфология и т.п., что не помешало ей, важничая, выдумать несколько звонких терминов – таких, например, как талласократия – власть моря, и теллурократия – власть суши. В болтовне о сих стихиях дошли до красивой, но совсем уж наглой поэзии. Суша, мол, как стихия твердая, придает сухопутным народам твердость – твердость традиций, установлений, нравов. Вода как стихия текучая, придает морским народам, тем же англичанам, подвижность, предприимчивость, раскованность, отсюда, мол, их победы в соревновании с остальными.
У истоков Комитета по геополитике стоял шут Жириновский – первый геополитик послесоветской России. В немецкоязычном мире его тогда называли Владимиром-Адольфом, что не случайно: большим геополитиком был Гитлер, одержимый жизненным пространством – ключевой категорией этой науки.
Эта штука на полном серьёзе преподается в российских вузах. По существу – курс воспитания юношества в имперско-реваншистском духе. Воцаряется умиленная тишина, когда доходят до классификации Макиндера, согласно которой Россия – сердце мира, первая в «хартленде», куда входят Центральная и Восточная Европа, Тибет и Монголия. Кто правит «хартлендом», тот, мол, господствует над миром.
На лекциях и семинарах, в курсовых и дипломных всласть рассматривают минусы и плюсы распада советской империи. Минусов для России насчитывают дюжину. Среди главных: утрата населения (50%) и территории (25%), выгодных портов на Черном и Балтийском морях, появление спорных территорий (Крым), то, что «Россия стала более северной страной», лишилась статуса сверхдержавы, а также «идеи, что мы строим новый мир». Плюсов насчитывают полдюжины. Среди главных, разумеется, то, что за Россией осталась «крупнейшая территория в мире» (культ пространства…) и «уменьшилась этническая разнородность».
Поняли, украинцы, белорусы, грузины и пр.? Вы были частью не СССР, а сверхдержавы России. Так и наука говорит. Первейшую же причину случившегося она усматривает в «предательстве элиты».
Род наркотика. Пока ни в чём так зримо не проявилось убожество русской полуказенной политической мысли… В этом наркосне упустили самое важное, что произошло в мире усилиями бодрствующих умов: главным достоянием наций, основой их мощи стали знания, интеллект, способный ими овладеть и приумножить их. Не пространство, не подземные кладовые, не ядерная бомба…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *