Забытые враги

Пока администрация Белого дома думает о том, кто важнее — «Аль-Каида» или «Талибан», а Пакистан проводит успешные военные действия против исламских террористов в Вазиристане, о террористических организациях — «Хезболла», ХАМАС и ФАТАХ — практически забыли.
 
Последние боевые сводки из Пакистана настраивают на позитивный лад, так как правительство этой исламской страны из первых рук узнало, какую опасность несут ему вооруженные исламские фанатики. Вы можете называть происходящее в Вазиристане борьбой за власть, в Кремле наверняка навесили бы ярлык «зачистка», а для меня это настоящая война с терроризмом, без всяких оговорок, дипломатического кокетства и лозунгов, которые лишь увеличивают горы трупов. В данном случае тот факт, что именно исламское государство объявило эту войну, является событием примечательным и достойным уважения.
 
Вторая часть истории связана с Афганистаном, где полномасштабная война США и НАТО с «Аль-Каидой» и талибами остается под большим вопросом до того момента, когда Барак Обама примет решение отправлять ли в Афганистан или оставить дома двадцать, тридцать, сорок, а то и шестьдесят тысяч солдат. Господин Обама стоит перед трудным выбором, который, безусловно, способен повлиять на вероятность второго срока его президентства. Поддерживающие его либеральные силы принципиально выступают против войны в Афганистане — точно так же, как они выступали против войны в Ираке.
 
Тем не менее, очевидно, что США ведут активные боевые действия в Афганистане, хотят того демократы или нет. В данном случае Обама отчасти выполнил свое обещание переключиться на Афганистан, но не вывел войска из Ирака. И не похоже, что ситуация там позволит ему сделать это за время первого срока пребывания в Белом доме.
 
Вопрос о введении дополнительного контингента в Афганистан встал так остро, собственно, после того как генерал МакКристол заявил о необходимости увеличения численности солдат в этой стране в случае, если Вашингтон реально хочет изменить там ситуацию. Напомню, что в свое время те же демократы яростно и справедливо критиковали администрацию Буша за глухоту к требованиям генерала Шинсеки увеличить воинский контингент на 150-200 тысяч человек перед началом войны в Ираке.
 
Боевые действия в Афганистане и реальные успехи пакистанской армии в Вазиристане странным образом отодвинули на второй план ситуацию на Ближнем Востоке, связанную с «Хезболлой», ХАМАСом и ФАТАХ. Мне сложно понять, почему мир, с таким пониманием относясь к борьбе Исламабада с исламскими террористами, не желает взяться за их «собратьев» на Ближнем Востоке.
Скорее, наоборот — европейские страны, Россия, ООН и нынешний Вашингтон либо осуждают Израиль и его вооруженные силы за «непропорциональные» ответы террористам, либо настоятельно требуют продолжения переговоров с палестинскими руководителями.
 
О чем, помимо прочего, можно вести переговоры с ФАТАХ, когда ее лидер Абу Мазан отказался от возможности признания еврейского государства на последней конференции своей организации? О «Хезболле» и ХАМАС в связи с этим можно и вовсе не упоминать.
 
Действия «Аль-Каиды» и Талибана, например, в Вазиристане и Афганистане похожи на поведение террористических организаций в их войне против Израиля. Задача Талибана и «Аль-Каиды» состоит в том, чтобы придти к власти в этих странах, уничтожив как умеренную исламскую часть населения, так и их религиозных противников. «Аль-Каида» и талибы убивают как солдат, так и гражданское население, обстреливают города, планируют и проводят теракты.
 
Уж сколько раз твердили миру, что терроризм является одинаково опасным и для иудеев, и для христиан, и для мусульман. Пакистанские власти поняли это в числе первых в начале 21-го века, следом за Египтом и Иорданией, правительства которых с трудом, но справляются со сложившейся ситуацией. Но удивительно то, что этот факт совершенно не означает признание тем же Исламабадом правоты действий Израиля в его борьбе с теми же проблемами.
 
Переговоры США и европейцев с исламскими элитами о создании единого фронта борьбы с терроризмом (на которые возлагались серьезные надежды) не привели к серьезным успехам. Саудовская Аравия продолжает питать его коллосальными средствами, Сирия и Иран не хотят отказываться от поддержки террористических организаций ХАМАС и «Хезболла». Мировое сообщество вкачивает деньги в нынешний ФАТАХ, так же, как оно это делало во времена Ясира Арафата. Отказ Ливии (в ответ на ультиматум Британии и США) от программы создания биологического и химического оружия не повлиял на антиизраильскую риторику руководства этой страны и его готовность помогать террористам в борьбе с израильским «агрессором».
 
Единый фронт борьбы с терроризмом настолько далек от единства, что по сути представляет из себя реальное воплощение второй части знаменитого американского лозунга Divided we fall («Разъединенные – падем»). Примерами тому стали активная коммерческая деятельность европейских и российских госкомпаний в Иране и Сирии, продажа США вооружений правительству Ливана, в котором «Хезболла» играет если не первую, то уж точно вторую скрипку.
 
Тот факт, что «Хезболла» последнее время ведет себя относительно тихо, а ХАМАС реже запускает ракеты на израильскую территорию — отнюдь не означает, что они превратились в мирные политические партии или организации, отказавшиеся от террористической деятельности и готовые вот-вот признать право Израиля на существование.
 
 Прямая и косвенная поддержка целого ряда исламских государств и некоторых других стран — таких, например, как Россия и Венесуэла — дает террористам силы, средства и оружие для продолжения борьбы с еврейским государством, которую они называют освободительной.
 
Декларации о необходимости борьбы с терроризмом не стоят и гроша, если Запад и умеренный или испуганный арабский мир не придут к единому взгляду на эту проблему. К той точке зрения, которая даст возможность признания Израиля странами хотя бы Персидского залива без предварительных условий. К той точке зрения, которая примет за аксиому право Израиля на ответные или превентивные военные действия против ХАМАСа, «Хезболлы» и ФАТАХ. К той точке зрения, которая позволит арабским странам помочь Ливану избавиться от «Хезболлы» и повлиять на смену режима в Дамаске.
Пока это не произойдет, никакого большого смысла в заявлениях о борьбе с терроризмом нет. Оглядки Запада на нефть, приходящую с арабского востока и Персидского залива, как объяснение «гибкости» их внешней политики меня также не устроит. По очень простой причине: победа террористов в регионе приведет вначале к значительному повышению цен на нефть, а затем к еще одной кровопролитной войне с ними, где Запад вот уж точно будет един в своем яростном порыве… Стоит ли этого дожидаться?
 
Я не являюсь сторонником создания палестинского государства, не разделяю точки зрения на эту проблему нынешней администрации Белого дома и не состою в списке поклонников ООН, но, тем не менее, я готов допустить возможность создания палестинского государства, исходя из решения, принятого ООН в 1948 году. Но только после признания Израиля большинством арабских государств без каких-либо предварительных условий, разгрома или роспуска всех террористических организаций, суда над их лидерами, отказа от раздела Иерусалима и признания невозможности возвращения Израиля к прежним границам. Арабские страны также должны дать гарантии предоставления финансовой помощи в создании инфраструктуры светского палестинского государства без вооруженных сил. А до этого момента тем в арабском мире и вне его, кто очень хочет покричать о «зверствах» израильской армии, стоит подумать о том, что израильские солдаты опосредованно погибают и за них. Потому что сегодня исламские террористы приходят не только за евреями, но и за всеми остальными.
 
Как бы пафосно ни звучало последнее предложение, примеров тому за последние годы было более чем достаточно. Отрезанных исламскими фанатиками голов и тел убитых ими мусульман, христиан и евреев хватит на то, чтобы построить часть «Великой» Исламской Террористической Стены, чего, как мне хочется верить, никогда не произойдет. 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *