Если в кране нет воды, или Старая песня о главном

sakharov-museum.ruНу вот, похоже, и началось.
История с Александром Подрабинеком ударила по больному, заставила забыть о приличиях, разбередила потаенные комплексы. Поразительно, как быстро самозванные «защитники ветеранов» показали себя привеженцами расовых теорий национал-социализма.
Идейный вождь «нашистов» Борис Якеменко взялся за разоблачение «фельгенгауэров» из либеральной печати. Подрастающее поколение путинской массовки из т.н. «Молодой гвардии «Единой России» смакует отчество журналиста Подрабинека. Видный деятель этой же «гвардии» Павел Данилин и вовсе провел «исследование» (не пожалел времени человек) о том, что 60% из почти 4 тысяч подписей, поставленных под требованием прекратить травлю журналиста, принадлежат людям с «еврейскими фамилиями». «Поразительно… сколько евреев в нашей стране окончательно потеряли стыд и совесть», — возмущался член политсовета молодых «единороссов».
Весной 2005 года мне довелось отмечать 60-летие Победы в компании одного высокопоставленного мидовского чиновника. Чиновник произнес прочувственную речь, поднял бокал «за нашу великую победу», а после этого понес что-то о «людях определенной национальности, ненавидящих великую Россию».
Как говорилось в старом анекдоте: «Вы уж либо прикройтесь, либо крестик снимите».
Премьер Черчилль однажды заметил, что в Англии так мало антисемитов, потому что англосаксы не считают себя хуже евреев. Комплекс неполноценности неприятен в любом человеке. В людях, дорвавшихся до власти, он становится общественно опасным.
До последнего времени публичные проявления антисемитизма (если не считать вырвавшихся из глубин подсознания «сионистов в окружении Ющенко») считались моветоном даже у самых закаленных «бойцов невидимого фронта», населяющих высокие властные кабинеты. Последние откровения околовластных идеологов могут быть не более чем криком души несчастных, озлобленных людей. А могут быть и чем-то значительно более серьезным. Во всяком случае, «Единая Россия» пока не торопится отмежевываться от статистических исследований своего «гвардейца».
«Вы мне объясните, в чем проблема-то, я не понимаю», — искренне удивляется «историк» Данилин, не слыхавший, видимо, ни о Нюрнбергских законах, ни о «хрустальной ночи», ни о «деле врачей», ни о «борьбе с космополитизмом».
В советские годы по Москве ходила байка о том, как приехавшая на Запад делегация, стремясь доказать, что в СССР не существует государственного антисемитизма, стала приводить подробные цифры и проценты евреев, работающих в госучреждениях, после чего поинтересовалась у собеседников об аналогичных данных в их стране.
Смущенно переглянувшись, западные чиновники ответили: «Вы знаете, у нас такое не подсчитывают».

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *