Да ну (удивленно)!

Думаю, когда Обаму поутру разбудили и сообщили, что он лауреат Нобелевской премии мира, он с сонным удивлением сказал: «Да ну!». Точно также реагировали и все остальные, когда узнавали об этой новости – да ну, неужто? Следующим вопросом неизбежно следовало: «За что?».
 
А за что вообще дают Нобелевскую премию мира? Мировых войн давно нет, слава Богу. Мир отошел, хвала Аллаху, и от ядерной пропасти, куда подошли некогда НАТО с Варшавским договором. Есть, правда, тлеющие региональные и национальные конфликты, есть страны-изгои и «ось зла». Но так это тлеет и присутствует чуть ли ни десятилетиями, и ничего здесь не изменилось ни в отчетном году, ни при участии Обамы.
 
Премия мира вообще странная. Арафат стал ее лауреатом. Он был соавтором плана урегулирования, который так ничего не урегулировал. Был лауреат Ахтисаари – в прошлом году. И то же за план, который провалился. В этом контексте награждение Обамы очень логично – «за выдающиеся усилия в сфере международной дипломатии». Не за дела, не за реальные достижения, а лишь за усилия. Можно и грубее сказать: за потуги. Как и Арафат, как и Ахтисаари.
 
Уже есть несколько версий этого весьма своеобразного награждения. Кто-то говорит, что Обаму наградили просто потому что он — «не Буш». В таком случае Буш за роль злого следователя должен получить от преемника некий процент.
 
Кто-то вспомнил, что в нобелевском комитете заседают не абстрактные, а живые люди. И выяснилось, что премию мира присуждают в большинстве своем не просто живые люди, а женщины! Нужны ли тогда вообще какие-то еще пояснения?
 
Кто-то усматривает в этом аванс Обаме как человеку, на которого уже год весь мир глядит с надеждой и обожанием. Но этот же аванс можно в таком случае считать, скорее, итогом данного обожания, именуемого еще «обамаманией». Вспомним, что Обаму начали включать в сонм великих президентов еще до инаугурации! Почему бы тогда не дать премию за мир до того, как мир наступит.
 
Еще ничего не ясно с Ираном. Не ясно с Пхеньяном. Потери в Афганистане даже выросли, а войска из Ирака не выведены. Тюрьма в Гуантанамо, которую обещались закрыть первым делом, возможно вообще не будет закрыта.
 
Хотя, конечно, была и «перезагрузка», и продолжение договора СНВ-1 намечается, и отказ от ПРО в Чехии и Польше – тоже в плюс. Да и просто слова о том, что он действительно «не Буш» и что самый сильный – а не всесильный, с неограниченным правом эту силу демонстрировать – слова эти кое-чего да стоят. Но всё равно как-то это странно. Как получить народного артиста, не сыграв еще и первого сезона в театре.
 
Но, может, изъян в самой премии? Мол, надо дать, даже если давать некому и не за что. Может, стоит что-то подправить, и вручать хотя бы не каждый год, а делать это тогда, когда повод соответствующий найдется?
 
Ну а про российскую реакцию, пожалуй, долго говорить не стоит. Конечно, у нас обиделись. Нобелевская неделя вообще была полна обид. Чуть ли не каждое присуждение сопровождалось сакраментальным «Россия – родина слонов» или «все эти открытия Ломоносов сделал еще за тридцать лет до того». Мы всякий раз находили своего ученого, который раньше теперешних лауреатов что-то подобное открыл или изобрел. А тут еще Обаме дали премию, подхалимы. Станут теперь дуться на Барака или иронизировать в программе «Время» над его новым статусом. Нашим-то ничего на миротворческом поприще точно не дадут. Не за «принуждение же к миру», в самом деле, награждать.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *