Реализм и фантастика

nashi.suПубликация статьи Александра Подрабинека в «Еже» вызвала многочисленные и, как принято говорить, неоднозначные отклики. Ко мне тоже обратились за комментариями с какого-то интернет-сайта, и я сказал, что думал. Мой комментарий так же, как и мнение Аллы Гербер, вывесили в сети рядом с призывами мочить А. Подрабинека.
Тогда же, до кучи, появился текст Бориса Якеменко, озаглавленный «Подонорабинек и Ко».
Для справки. Борис Якеменко — брат Василия Якеменко, первого вождя движения «Наши». Б. Якеменко — один из главных идеологов этого движения и отвечает, насколько мне известно, за его православно-патриотическую составляющую. Является, как и я, членом Общественной Палаты РФ.
Так вот, в начале своего текста Б. Якеменко призывает к открытой физической травле А. Подрабинека: «сделать так, чтобы вся жизнь Подрабинека превратилась в кошмар», «чтобы он не мог пройти по улице, не будучи оплеванным»,  «а потом отвалит туда, где ему хорошо»,  а также «заставить Подрабинека пройти психиатрическую экспертизу и ходить по улицам со справкой о том, что он умалишенный».
Вскоре, однако, Б. Якеменко становится скучно в обществе А. Подрабинека, и он принимает решение конкретно «пройти Карфагеном» по мне.
Приведу несколько цитат.
«Вот, например, Сванидзе, чьи фильмы об истории России ХХ века вполне могли бы стать предметом разбирательства в Комиссии по фальсификации истории».
«Снятие оскорбительной вывески (шашлычная «Антисоветская» — Н.С.) именуется Сванидзе «изменением лица столицы».
«… прекрасная фраза «почему не спросить других ветеранов, да и не только ветеранов?» Другие ветераны — это те самые предатели, которых в пример ставит Подрабинек».
«… понимая, что может отправиться вслед за Подрабинеком добывать справки, Сванидзе раскланивается в сторону участников войны».
Ну и, наконец,  тоже про меня: «И Подрабинека не обидел, и ветеранов похвалил… Кто бы ни пришел к власти в стране и на телевидении, … все это позволяет при любом хозяине быть в первых рядах, стяжать должности, звания, ну и деньжонки, конечно».
Ну, казалось бы, отбомбился по Подрабинеку, пригвоздил меня — и ладушки. Остановись, отдохни — ты это заслужил. Но нет. Даже разоблачение меня, со всеми моими должностями, званиями, ну и деньжонками, конечно, не исчерпало творческого потенциала Б. Якеменко. Его несет.
«Из этой же серии и правозащитник Арутюнов…. И Гербер… и прочих фельгенгауэров …»
Славная кампания подбирается. Вроде бы, причем здесь Фельгенгауэр? А Алла Ефремовна Гербер? Ну, с дамой-то чего задираться? Ни смысла, ни интереса. Противоречит природе. Но ведь как удержишься, когда у людей такие фамилии! Ну как по заказу. Подрабинеки, Герберы, Фельгенгауэры — картина маслом. Чисто дело врачей-вредителей.
Давно известно, что именно отношение к «нетитульным» фамилиям и вообще к национальной теме — главный и безошибочный показатель количества дряни в человеке. Безотказный говномер.
Или вот еще тема, актуальная сейчас. История. Мне не понятно, как может человек, позиционирующий себя как православный христианин, считать оскорбительным название «Антисоветская»? И при этом иметь наглость что-то мне указывать про историю России ХХ века? Или Б. Якеменко никогда ничего не читал про историю России ХХ века, кроме «Краткого курса», и искренне не ведает, что для православного христианина ничего не может быть оскорбительнее слова и понятия «Советская». Или, что вероятнее, он лицемерит.  И никакой он не православный христианин, а вульгарный конъюнктурщик от политики, немудрящий, но циничный.  Который и советскую власть в гробу видал, как, собственно, и любую другую, но сейчас ее велено похваливать — он, сердечный, и старается.
Мне бы очень не хотелось, чтобы создалось впечатление, будто я открываю дискуссию с Б. Якеменко. Б. Якеменко мне совершенно не интересен, как и его мнение обо мне. Что-то ему доказывать, или объяснять,  или оттачивать на нем желчное остроумие лишено всякого смысла. Какая вообще может быть дискуссия с человеком, который (и здесь он как раз вполне искренен) признает только три способа ее ведения: оплевывание, психиатрическая экспертиза и разбирательство на Комиссии?
Дело в другом. Обхамив меня, Б. Якеменко предоставил мне возможность высказаться по некоторым важным для меня темам.
Главная такая тема — ветераны.
Б. Якеменко  заступается за ветеранов Великой Отечественной войны. Он их защищает от А. Подрабинека. Он говорит: «Другие ветераны (т.е. те, кто за «Антисоветскую» — Н.С.) — это предатели». Прямая, оскорбительная ложь.
Мой отец прошел всю войну рядовым, закончил старшиной. Он форсировал Днепр, воевал под Курском и освобождал Будапешт. При этом он всегда не любил советскую власть и ненавидел Сталина. Он — предатель? Этот вопрос я задаю Б. Якеменко и надеюсь, что он подумает, прежде чем ответить.
Таких, как мой отец, были миллионы. Вот они и победили Гитлера. И в большинстве своем полегли.
Никто и никогда не воюет за режим или, тем более, за вождя. Все всегда воюют за себя, а значит — за любимую, за детей, за мать с отцом. Это и есть Родина. «Если дорог тебе твой дом …» , — писал Константин Симонов в своем великом фронтовом стихотворении. Родина — это дом. Его и защищали фронтовики.
И справедлива по сути мысль А. Подрабинека, выраженная, к сожалению, до обидного неаккуратно, что святая память о Войне монополизирована небольшой группой статусных ветеранов — генералов и номенклатурных партийных работников. Дай им Бог здоровья — они воевали. Но не они одни. Совсем не они одни. Тех, рядовых, почти не осталось, младшим уже по 85 лет, у нас в России мужики столько не живут. Да и при жизни они не шибко рот открывали. Так что теперь без труда можно что угодно говорить от их имени. Вот и говорят.
Это во-первых.
А во-вторых … Ну, название шашлычной не понравилось группе уважаемых пожилых граждан. Ну и что? А если им чья-то прическа не понравится? Или юбка? Или Конституция РФ? Ветераны, какие ни есть, за Сталина они или против, не имеют и не могут иметь абсолютного права на выбор нашего жизненного пути. И не нужно им врать, скашивая глаза, что у них это право есть.
У них есть другое право, которое они безоговорочно заслужили. Право на наше уважение и благодарность. Не в виде красивых слов 9 Мая и предвыборного льстивого заигрывания, короткого, как курортный роман, а в виде возможности достойно дожить остаток дней. При том, что, повторюсь, стариков так мало, а лет им так много, что обойдется это государственной казне куда в меньшую сумму, чем, скажем, зимняя Олимпиада на черноморском курорте.
Вот бы в каком направлении действовать Б. Якеменко, в распоряжении которого имеется мобильная и легкоуправляемая молодежная организация. Но нет, фига с два. Он предпочитает науськивать подростков на неюных правозащитников и, видимо, полагает, что это и есть лучшая помощь фронтовикам. Подобно тому, как С.Б. Иванов полагает, что система Глонасс — сильнейшее средство против коррупции.
Юрий Олеша однажды сказал: «Когда Гофман пишет: «В комнату вошел черт» — это реализм. Когда Караваева пишет: «Липочка перевыполнила план» — это фантастика».
Так вот, когда Б. Якеменко и такие, как он, защищают ветеранов — это фантастика. Плевать они хотели на ветеранов с высокой башни. Ветераны им нужны для того же, для чего и организации подростков:  они их используют.
Мне жаль стариков.
Но молодых мне жаль еще больше.
Такие, как Б. Якеменко, распространяют вокруг себя смрадное, кликушеское мракобесие, которым, как дурной болезнью, заражают часть нашей молодежи.
Такие, как Б. Якеменко — и здесь они, особенно по мере стирания идеологических различий, все больше напоминают Э. Лимонова — душевно растлевают малолетних. Уродуют детей, заставляя их путать силу с насилием, Родину — со Сталиным, а патриотизм — со злобным самодовольством.
И этим они, при всей своей личной незначительности, общественно опасны.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *