Борис Немцов: России очень быстро удалось перенять порядки Беларуси

На этой неделе российский политик Борис Немцов, впервые после депортации в 2002 году, смог прилететь в Беларусь, не скрываясь от спецслужб. 7 лет назад российского политика из Беларуси депортировали, обвинив во вмешательстве во внутренние дела. «Через год после депортации я прилетал инкогнито в Беларусь под видом бизнесмена», — вспоминает Немцов. На этой неделе Борису Ефимовичу скрываться от спецслужб не пришлось, в Минск ему удалось прибыть безо всяких проблем. По случаю приезда в Беларусь российский политик ответил на вопросы корреспондента «БДГ».
 
— Семь лет назад, когда вас депортировали из Беларуси, вы заявили, что будете приезжать в нашу страну до тех пор, пока она не станет демократичной страной. Как думаете, вы будете еще долго приезжать в Беларусь?

— Я думаю, что у Беларуси история более оптимистичная, чем у Украины. У вас, собственно, только одна проблема и ее решение, на мой взгляд, означает автоматическую демократизацию и европеизацию страны. Когда вам эту проблему удастся решить, я не знаю. Поможет ли Россия строительству демократии в Беларуси? Только не сегодняшняя Россия. Демократия в Беларусь может прийти только из Минска.

— Вы считаете, что сегодня политическая ситуация в России близка к той, что есть в Беларуси?

— Она уже мало чем отличается. В 2002 году, когда меня депортировали из Беларуси, я вернулся в Москву и общался с журналистами тогда еще свободных российских телеканалов. Я говорил тогда журналистам, что я люблю русских прокуроров, русский ОМОН и русскую милицию, подчеркивая, что нам далеко до тех порядков, которые существуют в Беларуси. Я ошибался. России очень быстро удалось перенять порядки, которые существуют в Беларуси.

— В 2002 году, когда вас депортировали из Беларуси, вы приезжали в Минск, чтобы обсудить перспективы белорусско-российских отношений. Ваш нынешний визит в Минск также вызван участием в конференции, посвященной белорусско-российским отношениям. На ваш взгляд, как изменились отношения между двумя странами за последние 7 лет?

— Белорусско-российские отношения заметно обострились. Более того, на мой взгляд, они будут продолжать ухудшаться. Я убежден, что пока у власти в России будет Путин, а у власти в Беларуси – Лукашенко, отношения между двумя странами не нормализируются.

— Тем не менее, за последний год размер российских инвестиций в Беларусь заметно увеличился. На ваш взгляд, экономические предпосылки позволят решить политические проблемы между двумя странами?

— Боюсь, что нет. Я не марксист. Это марксисты считают, что бытие определяет сознание. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать, что движет действующим президентом Беларуси. Три вещи: передать власть сыну, оставить за собой личный контроль за экономикой и использовать Россию, а также другие страны, в качестве доноров. Контроль над экономикой – важнейшая составляющая всевластия действующего президента Беларуси. Приватизация, которая предполагает передачу ключевых предприятий иностранным инвесторам, означает для Лукашенко потерю контроля за страной, и он это прекрасно понимает.

— На ваш взгляд, интерес российского капитала к Беларуси будет расти?

— Российский капитал много раз обжигался, приходя в Беларусь. Поэтому за исключением авантюристов сюда сейчас мало кто из серьезных российских бизнесменов может прийти. Проблема в том, что ваш президент – «кидала», он слова не держит. Он Богданова из «Сургутнефтегаза» «кидал», можно вспомнить как «кинул» белорусский президент Болоева из «Балтики». В бизнесе одного-двух примеров достаточно, чтобы убедиться, что с человеком не нужно иметь дела. С президентом Беларуси не хотят иметь дела.

Конечно, если бы концепция изменилась, и Путин перестал бы дотировать Беларусь, Лукашенко вынужден был бы пойти на реформы, приватизацию. И это мало-помалу ограничивало бы власть Лукашенко. К сожалению, этого не происходит. Россия, наоборот, сама пошла по пути Беларуси в политическом отношении.

— Вы планируете в каком-то качестве принимать участие в грядущих президентских выборах в Беларуси, оказывать, например, поддержку белорусской оппозиции?

— Я готов оказать белорусским политикам моральную поддержку. Материальную поддержку я не готов оказывать, собственно, потому, что у нас у самих денег нет. Были бы деньги – может, что-нибудь я и придумал. Кроме того, согласно законам Беларуси, насколько я понимаю, финансирование из-за рубежа запрещено. Зачем белорусской оппозиции подставляться? Пусть сами деньги ищут.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *