Что это было на самом деле?


Случившийся на неделе дипломатический скандал между Москвой и Киевом фактически обозначил старт избирательной кампании украинского президента… в России. Собственно, именно так – как участие России в украинских выборах – квалифицируют резкое заявление Дмитрия Медведева киевские политики и московские журналисты.
 
В Киеве напоминают о годовщине операции по «принуждению Грузии к миру» и не без оснований полагают, что Украина — следующий кандидат на «принудительное умиротворение». «Агрессивное обращение президента России «направлено на то, чтобы консолидировать российскую нацию и переформатировать образ врага», — заявил депутат фракции Юлии Тимошенко Игорь Грынив, не забыв добавить, что, будь президентом Украины Тимошенко, «Россия бы не посмела таким тоном разговаривать», что Ющенко — слабый президент и что «пока они болтают, она работает…».
 
От имени Ющенко ответила руководитель политсовета «Нашей Украины» Вера Ульянченко. Она пространно опровергла и, по сути, переадресовала обвинения Ющенко в «неконструктивности», сославшись на социологические опросы украинского КМИСа и российского Левада-центра, согласно которым украинцы за последний год укрепились в своем миролюбии, а россияне — совсем наоборот: «Количество украинцев, которые считают россиян своими друзьями и хорошими соседями за период с марта 2008 по март 2009 года выросло с 88% до 93%. Зато нас не может не тревожить постоянное антиукраинское зомбирование, которое происходит в России. За период правления нынешнего президента России количество россиян, которые считают Украину недружелюбным государством, выросло с 30% до 56%, то есть почти вдвое», — заявила Ульянченко.
 
Иными словами, отныне тема «неоимперской российской агрессии» вновь сделалась едва ли не главной темой предвыборной риторики украинских СМИ, и заявление Медведева стало своего рода «отмашкой»: кампания-2009 будет разыгрываться по той же матрице, что и кампания-2004, мы получим «две Украины», разграничим их по линиям pro и contra, отношения с Россией станут своего рода индикатором и т.д. Проблема здесь даже не в том, что кампанию-2004 Россия проиграла, проблема в другом: тот, кто победит на этих выборах, скорее всего не будет носить фамилию Ющенко. Зачем российскому руководству понадобилось реанимировать победную тему прошлой ющенковской кампании? Зачем вновь запускать в игру антимосковскую карту и подбрасывать противнику козырного туза?
 
Что это было на самом деле? Адекватная / эмоциональная / несимметричная (ненужное зачеркнуть) реакция на задержку агремана, демонстративное нежелание иметь дело с Ющенко и несколько преждевременное выключение его из игры? Мол, нечего теперь церемонии разводить, все равно недолго осталось… Или вполне сознательное нагнетание истерии с обеих сторон «разделенной Украины»? Российская концепция украинских выборов по-прежнему строится именно на этой простой идее — и «сим победиши»? Наверное, и то, и другое — сознательное и бессознательное в политике зачастую срабатывают в резонанс. Что мы получим в итоге? Вырастет ли после всех этих событий рейтинг Януковича? Если да, то ненамного, практически он уже на максимуме — 22%. Вырастет ли рейтинг Ющенко? Скорее всего, хотя вряд ли это ему всерьез поможет. А вот рейтинг ультранационалистической «Свободы» Олега Тягнибока очевидно взлетит (насколько это вообще возможно в случае с партией-симулякром). Так, может, в этом был смысл?

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *