Большая черкизовская война


В ресторане «Прага» снова прошел обыск: снова потрошили Тельмана Исмаилова, владельца Черкизовского рынка. Несчастия Исмаилова обыкновенно в прессе связывают с отелем «Мардан Палас» в Турции. Открытие этого сверхроскошного заведения, во время которого Моника Белуччи водила за ручку внука Исмаилова и на который приехало пол-Голливуда, явно вызвало бешенство у Владимира Путина. «Посадки где?», — спросил премьер, видимо, раздосадованный тем, что Исмаилов строит отели в Турции, а не в Сочи.
 
На самом деле неприятности Исмаилова начались куда раньше, и открытие отеля «Мардан Палас» было не причиной этих неприятностей, а их следствием. Виднейшему контрабандисту России, судя по всему, надоело быть в течение нескольких последних лет коммерсантом, которого постоянно делят соперничающие кланы силовиков, и человеком, который непублично оплачивает отдых многих генералов в роскошных отелях. Он с удовольствием пригласил на открытие своего отеля Монику Белуччи, а рэкетиров в погонах не пригласил. Тем более что терять ему было нечего, все деньги и схемы уже выведены из России, и товар на 2 млрд. долларов на Черкизовском рынке не только был арестован еще в прошлом году, но уже и растащен силовиками, так что даже в случае снятия ареста возвращать было б нечего.
 
Впрочем, бог с ней, с персоной Исмаилова. Куда интересней то, что авторы статей, посвященных описанию Большой Черкизовской Войны, обыкновенно упускают из вида три бросающихся в глаза и очень важных ее обстоятельства.
 
Первое: само существование Черкизовского рынка является зримым доказательством степени коррумпированности таможни. Что такое Черкизовский рынок и ему подобные образования? Это логистический центр, куда приезжают товары из Турции и Китая и откуда потом их развозят по всей России. Что делает торговец в Красноярске, если он хочет купить в Китае большую партию товара? Он приезжает в Гуаньчжоу и заключает там договор. После этого он возвращается в Красноярск, а его товар едет морем до Северо-Западной таможни.
 
Если торговец в Красноярке или Новосибирске хочет купить небольшую партию, он едет сразу на Черкизовский. В какой ситуации товар из Китая в Новосибирск выгодно везти через Москву? Только в том случае, если именно в ней самая большая дырка и самый большой дисконт на услуги контрабандистов, которые официально именуются в России таможенными брокерами.
 
Второе обстоятельство: никто во властных кругах даже не скрывает, что речь идет о переделе контрабанды, а не о ее прекращении. Это обосновать очень легко. Если бы контрабанду вздумали прекращать, для этого достаточно было бы начать таможить товар по весу. Это мгновенно вышибло бы почву под псевдологистическими центрами типа Черкизона.
 
Третье обстоятельство заключается в том, что чтобы поделить Тельмана Исмаилова, наши силовики ввязались в таможенную войну с Китаем. На таможне образовались очереди, а на Черкизовском было арестовано товаров на 2 млрд. долларов. И этими арестами и очередями наши власти фактически шантажировали Китай.
 
Больше всего Кремлю хотелось в условиях кризиса получить как можно больше денег вперед на строительство ВСТО. В конце концов Китай заплатил эти деньги — 25 млрд. долларов из обещанных 100 млрд., и это фактически взятка, идущая на личные счета высших силовиков. Ведь это — деньги на строительство трубопровода, а деньги на строительство у нас вкладывают не в строительство, а в швейцарские банки. С минимальным дисконтом (все-таки надо что-то построить) эти миллиарды окажутся в Женеве и Берне.
 
 
Так вот Китай взятку дал, а китайских торговцев на Черкизоне все-таки хлопнули. И тут же подняли невероятный шум, обвиняя Китай во всех смертных грехах.
 
Обращает на себя внимание и то, что таможенная война с Китаем, в отличие от газовой войны с Украиной и молочной с Белоруссией, протекала бесшумно со стороны Китая. Китаю важно было не выглядеть правым, а победить. Тем более странно себя ведут силовики, которые открыто сцепились друг с другом за контрабанду, и в рамках этой позорной драки обращаются с мировой сверхдержавой как с подследственным бизнесменом: сначала вымогали деньги, а потом все равно кинули.
 
Что ж. Михаил Ходорковский на совещании у Путина сказал роковые для него слова: «Владимир Владимирович, вы не понимаете всей важности выстраивания отношений с Китаем». С тех пор Кремль сделал многое из того, что хотел сделать сам Ходорковский. Кремль отобрал у ЮКОСа восточносибирские месторождения, с которых ЮКОС хотел поставлять нефть в Китай (правда, «Роснефть» их пока не освоила). Он тоже строит нефтепровод на Восток — правда, не за 3 млрд. долларов, как собирался Ходорковский, а на порядок дороже.
 
Но вот того, что с Китаем не стоит обращаться, как с Грузией, Белоруссией, Украиной и даже Америкой, в Кремле, пожалуй, не поняли до сих пор. Пробуждение будет очень жестоким.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *