Личные тайны начальников

В эпоху монетократии, т. е. тотальной власти денег, государственный человек должен быть молчалив, скрытен и блекл. По-настоящему большие чиновники не стремятся к излишней публичности. Ибо деньги – сакральная субстанция этого мира – как известно, любят тишину.
 
И зачем шуметь, привлекая внимание к себе и своим делам? Те, кому положено о тебе многое знать, знают и так. А те, кому не положено – к чему они? Могут лишь помешать.
Возьмем, к примеру, Игоря Сечина или Виктора Христенко. Серьезные пацаны. Сидят на больших деньгах (они же бабло). И если появляются на информационной авансцене, то тогда и только тогда, когда не появляться уже совсем невозможно.
Но даже в нынешней России всегда найдутся люди, кажущиеся исключениями из правил. Начальники, которые сами по себе есть ходячие публичные скандалы – управляемые или неуправляемые, в хорошем или не очень хорошем смыслах.
И каждый из таких начальников публичен постольку, поскольку носит на сердце страшную личную тайну, которую ему очень необходимо скрыть. Пожалуй, даже от себя самого.
 
Жажда развязки
Исключительный начальник N 1 – Геннадий Онищенко. Глава Роспотребнадзора, главный санитарный врач РФ.
Его, выходца из Донецкого мединститута и российских железных дорог, знают сегодня если не все, то почти все. Уж много лет напролет он порождает публичные сюжеты повышенной степени крикливости. От запрета водки с пивом (чтобы народные деньги шли прямо на русский ветер) до поисков в абхазских мандаринах вредных инопланетных мух.
Последняя находка Геннадия Онищенко – запретить туристическим фирмам возить детей в Англию (точнее, Великобританию). Сначала – детей на учебу (чтоб родители не привыкали к такому удовольствию). Потом – взрослых мужиков на футбол Уэльс – Россия. Причина – свиной грипп (вирус А1…). Который разбушевался именно в Англии (Великобритании). И заражает только тех, кто едет туда не сам по себе, а через туристические фирмы, в составе организованных групп.
Многие наши либералы и демократы (не путать с либерал-демократами) предположили, что санврач Онищенко уже тестирует систему разрешительного выезда из России. Дескать, сегодня – угроза свиного гриппа, а завтра – выездные визы, как при СССР. И – прощай, свобода перемещения.
 
Я так не думаю. Онищенко, конечно, крут, но не настолько крут. И – главное – никто из тех, кому принадлежит реальная власть в России, никакого разрешительного порядка выезда совсем не хочет. Ведь на случай, чтоб убегать, дверь должна оставаться всегда открытой. Спокойным днем и растревоженной ночью.
Думается, что Геннадий Онищенко, как и многие чиновники его уровня/опыта, просто-напросто занимается бизнесом. Чем же еще заниматься на российской чиновничьей должности?
И когда главный санврач РФ запрещал белорусское молоко с прилагаемыми к нему дарами природы, он не то чтобы думал о принуждении президента Александра Лукашенко к вечному славянскому братству. Нет. Он просто действовал в интересах кое-каких молочных РФ-магнатов. Которые в условиях кризиса столкнулись с жутким перепроизводством молока и изделий из оного. Особенно же – сухого молока.
Необходимость уязвить Лукашенко была поводом, но не причиной.
То же – и с туризмом на британские острова.
Есть счастливые чиновники – типа поминавшихся выше Сечина и Христенко – которые контролируют огромные, ключевые товарно-финансовые потоки. От них пахнет нефтью и прочими волшебными веществами. Карманы этих людей текут молоком и медом – и безо всяких сверхчеловеческих перегрузок.
Геннадию Онищенко повезло меньше. Он вынужден зарабатывать на русском здоровье, которые ни в какие времена не было слишком ценным.
Но и упустить свой чиновный момент было бы глуповато. Тут и приходит на помощь туристический бизнес. И если кто-то по-прежнему собирается делать деньги на британских маршрутах, то главсанврач напомнит ему и про преступномыслие, и про пенитенциарную систему. Эти термины из курса патологической физиологии он не забыл.
Но на самом деле – если покопаться углубленно – всё может оказаться еще проще.
Все мы помним, с какой яростной ненавистью Геннадий Григорьевич Онищенко относится к алкогольным напиткам. Он – если верить картинке из телевизора – готов их просто чохом уничтожить, вылить оптом в мировой Океан, испепелить лучом гиперболоида, растоптать отёчными ногами слонопотама.
Очень часто такая реакция на спиртное наблюдается у людей, зашитых от пьянства. Ну, сейчас хоть и постиндустриальная эпоха, смысл слова «зашитый», Бог даст, все понимают.
Ведь если человеку безумно хочется выпить, а ему уже очень давно не дают – как он должен реагировать на несправедливость этого мира?!
Так что, быть может, решить «проблему Онищенко» проще, чем нам кажется.
Надо просто пригласить главного санврача РФ на какой-нибудь круглый стол, очень конструктивно посвященный нежелательности организованных поездок в Англию. И там под видом стакана простой минеральной воды (без газа) подсунуть ему стакан водки. А лучше – чистого спирта. И заставить сделать хотя бы глоток.
Если он развяжет – все изменится, уверяю вас. Никто больше не вспомнит ни про британские штаммы гриппа, ни про отчаяние белорусского молока. Да и санитарная PR-кампания вскоре сойдет на нет.
Жизнь зачастую не так изысканна, как мы о ней думаем.
 
Жажда славы
Исключительный начальник N 2 – Владислав Сурков, первый заместитель руководителя Администрации президента РФ, куратор всей внутренней политики.
Тут недавно отмечалось 10-летие со дня прихода Владимира Путина во власть. И за этим отмечанием не все обратили внимание на событие чуть поскромнее – 10 лет с того момента, когда кремлевским шефом внутренней политики стал тот самый Сурков.
Сам Владислав Юрьевич, правда, про свой должностной юбилей не забыл. И организовал серию комментариев на тему «единственного настоящего интеллектуала» в российской власти. Были среди этих комментариев и вроде бы негативные – «ах, как ужасен чиновник, по своим инфернальным соображениям погубивший российскую демократию». По смыслу – тоже самое («главный безраздельный интеллектуал»), только якобы с другим эмоциональным знаком.
О Суркове пишут постоянно. Чаще пишут его симпатизанты, пусть даже и ситуативные. Пишут не только заметки и очерки, но даже и целые романы (типа «Виртуоз Иосиф Прекрасный»). Иногда – подключаются реальные (т.е. не ангажированные им самим) оппоненты Суркова. Например, Евгений Гонтмахер, который почему-то уверен, что почти все зло в современной российской политике произошло от Суркова и многочисленных клевретов последнего.
Больше того: напропалую пишет сам Сурков. То поэтическую прозу, то песенные стихи. То о Тупаке Шакуре, то про Хоана Миро. Говорят, что уже и романный жанр (в категории детектива) этим большим начальником давно освоен – но не поручусь, проверить пока не удалось.
К чему это всё? Зачем? Вот ведь Игорь Сечин с Виктором Христенко сами ничего не пишут и других про себя писать не просят. А если про них без спросу кто-то что-то все же накорябает, то места себе не находят от сиюминутной досады.
 А затем, друзья мои, что Владислава Суркова обременяет одна важная, как проблесковый маячок, персональная тайна. Состоит она в следующем: несмотря на первоклассную должность, а также преизрядный ум и несдержанные амбиции, настоящим большим начальником он не является.
Так получилось. По одной, но весьма веской причине. В монетократической системе, где правят деньги, внутренняя политика – дело глубоко третьестепенное. А идеология (в политическом смысле) – вообще никому не нужна. Ибо есть одна официальная неполитическая идеология, подразумевающая поклонение деньгам и бесконечное потребление продуктов их первичной переработки. На кой ляд еще какие-то другие?
Люди, которые действительно правят Россией, т.е. контролируют основные центры производства денег, с удовольствием избавились бы от этой дурацкой внутренней политики раз и навсегда. Например, отменили бы гребаные партии с козлиным парламентом. И выборов никаких не проводили бы в принципе. Потому что все это, в условиях монетократии – совершенно избыточные сущности. Которые банально жрут драгоценные деньги, ничего не давая взамен.
Но – совсем упразднить иллюзию внутренней политики невозможно. Тоже по одной-единственной причине. Она называется «Запад». Территория, если на карте, слева и немного вверху. Где кровь из носу необходимо легализовываться. Если же убрать демократию не только фактически, но и формально, Запад может оскорбиться. И никогда никого не легализует. А для чего тогда деньги? В общем, приходится поддерживать товарный вид заведомой ерунды, гордо (как и вообще всякое фиктивное фуфло) именуемой «Политическая Система». Туды её в качель.
Вот, собственно, Владислав Сурков и служит генеральным менеджером по заведомой ерунде. И в этой системе любой бизнесмен уровня «геннадийтимченко» на самом деле гораздо главнее Суркова – так как он-то сидит на реальных делах, т.е. на превращении нефти и газа в большое животворящее бабло. Не говоря уже о персонах масштаба Абрамовича или Дерипаски, легитимно кующих 10 000 долларов в минуту. Пусть даже и в долг, не важно. А первый (!) заместитель главы кремлевской Администрации принужден тем временем потаенно выращивать свой серый хлеб на каких-то селигерских сборищах недоношенной гопоты. Где больше нескольких единиц миллионов урожая не соберешь, как ни крутись. А потом – совершенно бесплатно встречаться со всякими бессмысленными депутатами или, того хуже, правозащитниками. Вы слышали такое слово – правозащитники, ха-ха! А дорогое жизненное время летит себе и плачет, уходя.
Потому все, чем занимается так называемая «сурковская политическая машина» – это, по сути, создание/поддержание мифа о многовластии и величии Владислава Суркова. Не больше и не меньше. Мифа, который призван компенсировать таинственное знание: Сурков так и не вошел в круг акционеров Системы, хотя стремился.
Сурковская машина работает, надо сказать, достаточно успешно. Многие разнообразные люди верят и в многовластие, и в величие. Но горькую травму, живущую на дне чиновной души, эта языческая вера не исцелит. Увы, никогда.
 
Жажда прощения
Не могу согласиться с теми, кто питает к нынешним РФ-начальникам органическую ненависть и брызжет в их бронированном направлении ядовитой слюной.
Начальники – тоже люди. Иногда – почти такие же, как мы. Они тоже рождаются, страдают и умирают. Им тоже необходимо честное сострадание. Просто, в отличие от нас, они не имеют права жаловаться. Система этого не позволяет и не прощает. Да и история их тоже, в общем-то, не простит. Злая она, история.
Так что кроме нас – их прощать-то и некому. Наверное, этой исключительной возможностью нам придется и надо воспользоваться.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *