Курс патологической анатомии


Болезнь, которой больна Беларусь, — это российская болезнь: упорное непонимание того факта, что только свободный, не насилуемый чиновником рынок может обеспечить и настоящее процветание, и излечение в случае кризиса.
 
Конечно, российский министр финансов Алексей Кудрин усомнился в белорусской платежеспособности не случайно. Лучшего момента напомнить братьям и сестрам по «союзному государству» о поджидающем их за углом крахе, чем в день приезда в Минск самого премьера Владимира Путина, и придумать было нельзя. Владимир Владимирович получил сразу несколько замечательных возможностей: и смотреть на Александра Григорьевича взглядом заботливого патологоанатома, пытающегося понять, когда больной наконец окочурится и можно будет приступить к вскрытию; и давать утешительные обещания — мол, мы еще подумаем, давать вам лекарство или сразу забить, как профнепригодных.
 
Словом, другого такого подтверждающего братство и единство заседания совмина «союзного государства», пожалуй, еще не было — хотя история российско-белорусских отношений знает и возмущенные отъезды Лукашенко из Москвы, и обмен резкими заявлениями, и предложение присоединиться областями. Но на этот раз белорусского президента решили наказать по-настоящему. И есть за что — за предательство!
 
Если президент Медведев раздраженно отзывается о «Восточном партнерстве» и на саммите Россия-ЕС в Хабаровске так прямо и говорит своим гостям, что они собирают под одной крышей страны, не любящие Россию, то можно себе представить, что творится в душе у премьера, мучившегося с Лукашенко все годы собственного президентства. И тут вдруг оказывается, что для этого человека, отвергнутого Западом и клявшегося в верности России, придумали какое-то партнерство, что для твоего Ющенко! Сказать такому человеку можно лишь одно: ну что, «батька», помогли тебе твои ляхи? Скоро у тебя, Александр Григорьевич, выражаясь не по-гоголевски, не будет бабла. Анализ министра финансов Российской Федерации прилагается.
 
И все бы было хорошо в этом плане мести отступнику, если бы тот же самый анализ не был применим и к анализирующей стороне. Разве Россия не тратит собственные ресурсы на поддержание валютного курса и призрака стабильности — причем в гораздо больших размерах, чем Беларусь? Разве российская экономика восстанавливается, безработица уменьшается, надежды на изменение ситуации появляются? Разве вне официальных речей не присутствует паника и откровенное непонимание, что делать дальше?
 
Конечно, завидовать Александру Лукашенко никто не будет — выпестованная им за годы правления модель социалистической экономики на российские деньги обанкротилась, и ее демонтаж — вопрос времени. Но точно так же вопросом времени является демонтаж сырьевой коррумпированной экономики, выстроенной в России в последний период правления Бориса Ельцина и тщательно оберегаемой оставленным на хозяйстве Владимиром Путиным.
 
Поэтому на месте российского премьера я бы белорусскому правителю не сочувствовал, но и не злорадствовал. Ведь болезнь, которой больна Беларусь, — это российская болезнь: упорное непонимание того непреложного факта, что только свободный, не насилуемый чиновником рынок может обеспечить и настоящее процветание, и излечение в случае кризиса. Так что это была не встреча врача и больного, а свидание пациентов.
 
Виталий Портников, «Грани.ру»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *