Последние приключения мушкетеров


Двум мушкетерам повезло. Атос и Арамис спокойно пребывают на комфортабельном том свете, куда их поместил в своей недавней загробной ленте Юнгвальд-Хилькевич. Неугомонный д’Артаньян-Боярский немало потрудился на экранах, поддерживая Путина, то есть постфактум принял предложение кардинала Ришелье и стал его гвардейцем. Меньше всего повезло Портосу. Его судят уже 8 лет. Но не за попытку посадить на трон Филиппа, близнеца Людовика XIV, а за поиск счастья.
Коммуну-утопию «Портос» основали те, кого на Руси, с легкой руки Шукшина, называют «чудиками», а человечество — мечтателями, романтиками, реформаторами. П.О.Р.Т.О.С. — это «Поэтизированное Объединение Разработки Теории Общенародного Счастья». Собрались мальчишки, девчонки, реформаторы и основали под Люберцами коммуну. Вытаскивали беспризорников из метро, из теплоцентралей, с чердаков, приставляли к работе и заставляли учиться. Все как делал Макаренко. Детское самоуправление, красивая форма. Флаги на башнях.
Коммуна могла бы прогореть, но она не прогорела, потому что ее основатели принадлежат к тем 2 процентам рода человеческого, что могут работать без материальных стимулов. В США они выкупают небольшие фабрики и заводы и получают прибыли выше, чем на традиционных производствах, а делят ее поровну. Во Франции они пасут в горах овец, красят шерсть, делают сыры, организуют художественные промыслы.
Я не охотник до коммун, но если 2 процента не тянут туда насильно остальных 98 процентов, то жизнь в такой общине — их личное дело. Ганди называл это «ашрам», а основатели Израиля — «кибуц». Такие общины организовывали последователи Толстого, и Сталин их всех пересажал. Не те портреты висели у них на стенах. Вместо Сталина во френче — Толстой в рубахе и с бородой. Фурье, Оуэн, Сен-Симон, Томас Мор мечтали о чем-то в этом роде. Фанаты Чернышевского в 60-е годы XIX века организовывали швейные и переплетные мастерские «по Вере Павловне».
Портосовцы возделывали поле, разводили скот. Процветали. Купили машины, телевизоры, оргтехнику. Но у них была еще высшая цель. Изучали эсперанто, завели двухпалатный парламент и хотели научить человечество управлять собой самостоятельно, без помощи политиков. Управлять, с их точки зрения, должны поэты и мыслители, самые умные, самые талантливые, самые добрые. Уранополис. Была попытка создать такой город в Элладе в V веке до н.э. Он существовал 5 лет, потом его захватили и разграбили. Как там сказал Иешуа Га-Ноцри? «Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл». А что ответил Понтий Пилат? «Это царство никогда не наступит».
Кстати, эсперантисты не забывали протестовать против чеченской войны, как все чудики и идеалисты на свете. Напоминаю: коммуну разорили, собственность конфисковали, бывших беспризорников разогнали по казенным приютам тюремного типа, откуда они вернулись в подвалы и на чердаки. Организаторы получили целый букет статей: от 208-й (незаконное вооруженное формирование) до 127-й и 117-й (незаконное лишение свободы и истязание). Однако при разгроме коммуны милиция вывозила не стволы, которые сводились к зарегистрированному охотничьему ружью, а телевизоры и компьютеры. Юрий Давыдов — 3,5 года тюрьмы и 2,5 года в «Белых Столбах» — за «реформаторский бред». Евгений Привалов — 4 года и 3 месяца лагерей. Татьяна Ломакина — 4 года 2 месяца в Можайской колонии. Давно мы не слышали о «реформаторском бреде». Двадцать лет не слышали.
И вот дело вновь в суде; на этот раз судят Юлию Приведенную, которая уже посидела и в жуткой Калужской областной тюрьме, и в ИВС, а сейчас под подпиской о невыезде, пока суд пытается отправить ее на экспертизу в Институт Сербского, а адвокат Трепашкин опротестовывает это решение. Те же статьи, тот же «бред социального реформаторства». По Беранже: «Оловянных солдатиков строем по шнурочку равняемся мы, чуть из рода выходят умы: «Смерть безумцам!» — мы яростно воем».
Портосовцы ходили на марши несогласных, защищали Ходорковского и того же Трепашкина. Вот о них и вспомнили. Украинское телевидение показывает свою Харьковскую коммуну с гордостью, а Москва требует выдачи российских портосовцев, которые бежали к украинским. Помните «Пикник на обочине» Стругацких? Бежит к Золотому шару юный Артур и слышит: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным!» И его скручивает и убивает ловушка Зоны — «мясорубка».
Россия — это Зона, уже 92 года (за вычетом первых трех ельцинских лет до чеченской войны), всюду «комариные плеши» и «ведьмин студень», и абсолютное большинство давно стало сталкерами, чтобы выжить, а 2 процента чудиков — не могут. Поэтому их ждет «мясорубка».
 
Валерия Новодворская
 Grani.ru

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *