Виктор Ющенко: Европа должна знать правду


Интервью президента Украины Виктора Ющенко телеканалу «Евроньюс» Недавний газовый конфликт между Россией и Украиной привел к сокращению поставок в Европу и ударил по имиджу обеих стран, одной — как поставщика, другой — как транзитера. Президент Украины Виктор Ющенко в интервью «Евроньюс» изложил свою версию причин этого кризиса и свой взгляд на то, как предотвратить подобные конфликты в будущем.

— Господин президент, добро пожаловать на Евроньюс. Очередной конфликт между Россией и Украиной оставил без газа ряд европейских стран. Что произошло?
 

— Европа должна знать правду о том, почему это произошло. Я хочу одно сказать — Украина не перекрывала кран поставки. Все газопрокачивающие станции транзитного характера находятся на российской стороне, и ответственность за то, что поставки газа в Европу были перекрыты, несет российская сторона. И второе, про так называемый несанкционированный отбор. Как президент Украины хочу заявить — ни в 2008, ни в 2009 годах ни одного кубического метра транзитного газа Украина не использовала для своих нужд. Еще раз подчеркиваю, Украина полностью выполнила свои газотранспортные обязательства. Речь не идет об экономической составляющей, речь идет, безусловно, о большой политике.
 
— А в чем именно заключается этот политический аспект?
 

— Создав ощущение ненадежности поставки российского газа через Украину, обновляется актуальность ряда проектов. Во-первых, украинская газотранспортная система становится более зависимой, и формируется перспектива под разными поводами сформировать режим ее использования российскими газовыми компаниями, российским государством. Другими словами — повторить то, что было сделано с газотранспортными системами Молдовы и Беларуси в последние годы. Очевидно, есть такой же план в отношении газотранспортной системы Украины, чтобы она перешла под контроль «Газпрома». Для нас это неприемлемо. Это — национальный ресурс, национальный актив, это, если хотите, олицетворение нашей независимости, в данном случае — энергетической.
 
— Во время этого конфликта Баррозу назвал Россию ненадежным поставщиком газа, а Украину — ненадежным транзитером. Справедливы ли эти выводы?
 

— Мне некорректно комментировать слова президента Баррозу, но хочу просто повторить, что Украина не сделала ни одного шага, который бы ограничивал поставку российского газа. Другими словами, Европа стала заложницей российской политики. Это шантаж, шантаж европейского сообщества в целях, которые преследует российская сторона.
 
— Вы не опасаетесь, что газовый кризис негативно отразится на дальнейшем сотрудничестве Украины с Евросоюзом?
 

— Нет. Уверен, что уже в этом году Украина подпишет договор об объединении энергетических систем, уверен, что в этом году мы присоединимся к договору об энергетическом партнерстве. Убежден, что Брюссельская конференция, которая пройдет в марте, даст хороший предмет для размышлений об интегрировании системы транспортных возможностей Украины в европейский газовый рынок.
 
— После долгих споров договор о поставках газа на Украину был подписан. Вы назвали его невыгодным для Украины. Почему?
 

— Я его назвал непартнерским. Могу повторить. Принята базовая ставка по формуле цены на газ в 450 долларов, что не объективно. Сегодня в Европе нет такой цены. Украина находится на кратчайшем плече поставки российского газа. А цена у нас сегодня больше, чем у некоторых стран Западной Европы. Поэтому — это некорректная цена. Не в том плане, что она высокая, а в том плане, что она необоснована. Второе — политика транзита. За транзит Россия не изменила плату. Она составляет 1,7 доллара за тысячу кубических метров прокачки на 100 километров. Это наименьшая цена транзита в Европе.
 
— Вы будете настаивать на пересмотре этих соглашений, если вас не устраивает цена?
 

— Мы сейчас не об этом говорим. Мы признаем эти соглашения и мы их будем выполнять. Вместе с тем, я полагаюсь на работу Еврокомиссии, которая через модернизацию газотранспортной системы Украины и ее интеграцию в единый газовый рынок Европы обеспечит также условия функционирования и реализацию проектов по поставке, которые обеспечат оптимальное, рациональное использование украинской газотранспортной системы.
 
— Высокая цена на газ может ухудшить экономическое положение Украины, а повлиял ли как-то газовый конфликт и повышение цены на политическую ситуацию внутри страны?
 

— Я не буду скрывать, что разные политические силы пробовали использовать газовую тематику, как спекулятивную тематику. Но главное, мне кажется, не в этом. Я считаю, что тот инцидент, который произошел в отношениях Украины, Европы и России в начале января, безусловно, сгруппировал украинское общество. Люди поняли, насколько хрупка та экономическая стабильность, которая базируется недевирсифицированной энергетической, и особенно, газовой политике.
 
 
”Иносми”

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *