День террора


ЕЖВ России постепенно складывается критическая социальная ситуация — еще до неизбежной волны массовых увольнений. Ведь что значит перевод предприятий на 4-х, а то и 3-х дневную рабочую неделю, отправление рабочих в административные отпуска, удлинение производственного цикла на коксохимических комбинатах с 20 до 36 часов?
Все это означает пропорциональное падение заработков, в первую очередь, рабочих.
Заработки эти до сих пор находятся на невероятно низком уровне.
 
Классическим примером является АВТОВАЗ: до забастовок зарплата рабочих на главном конвейере составляла 8-10 тысяч рублей, а зарплата, скажем, занимающегося профсоюзной работой вице-президента компании, бывшего генерала, превышала 860 тысяч рублей в тот же месяц. В результате забастовки, в ходе которой против рабочих активнейшим образом действовала ФСБ (причем не только в Тольятти, но и по всей стране, блокируя все проявления солидарности с забастовщиками), зарплата была, насколько можно понять, несколько повышена — до 10-12 тыс. руб. в месяц. При этом цены в Тольятти хотя и не московские, но все же приближающиеся к ним. То есть зарплата была такой, что рабочий конвейера АВТОВАЗа не то, что не мог купить свою продукцию (по логике «кровопийцы» Форда), но едва сводил концы с концами и только не падал от истощения.
 
Перевод конвейера на четырехдневную рабочую неделю означает 20-процентное сокращение и без того предельно низкой зарплаты — и никого не волнует, как эти рабочие будут жить.
 
Если вопрос об увольняемых гастарбайтерах (которые уже, по данным МВД, совершают 70% изнасилований в Москве, причем число совершаемых ими изнасилований выросло в этом году вдвое — при том, что количество этих преступлений, совершаемых представителями остальных групп населения, сократилось, судя по милицейской статистики, аж на 38%) еще хоть как-то волнует государство, то жизнь увольняемых или просто «подвешиваемых в воздухе» российских рабочих не интересует почти никого.
 
Слово «почти» употреблено здесь не случайно: интерес к их будущему есть, но он носит — как и все при нашем военно-полицейском феодализме — весьма специфический характер.
 
Вероятно, умные головы в правоох..ительных структурах весьма здраво рассудили, что резкое ухудшение условий жизни российских рабочих наверняка активизирует протесты и забастовочную борьбу. При этом, учитывая, какую огромную долю производственных ресурсов тратят на личное потребление «эффективные манагеры» в погонах и без погон, их изгнание с предприятий в целом ряде случаев может не только не дезорганизовать производство, но и, напротив, резко сократить себестоимость продукции и таким образом обеспечить конкурентоспособность вроде бы «приговоренных» кризисом производств.
 
Прецеденты были в 90-е годы, когда народные предприятия, принадлежащие трудовым коллективам, а также заводы, захваченные рабочими, показывали высокую эффективность из-за низких управленческих расходов и отсутствия драки за собственность — до тех пор, разумеется, пока на эти заводы не врывался ОМОН. Вероятно, не только рабочие, но и представители правящей клептократии помнят, что одно из захваченных рабочими предприятий (владелец и его ставленники были изгнаны с завода за беспробудное воровство, разрушающее производство) вполне успешно проработало в таком режиме аж полтора года. Наверное, если бы ОМОН не вернул его старому владельцу, оно работало бы и по сей день.
 
Понятно, что правящая клептократия до ужаса боится повторения подобной демонстрации собственной неэффективности и недееспособности, не говоря о том, что она не приемлет любой борьбы россиян за свои права. По-видимому, потому что искренне не верит в само существование этих прав у людей, не имеющих тотемного «ярда баксов» в деньгах или административном капитале.
 
И она принимает превентивные меры: для подавления рабочего движения его надо, прежде всего, обезглавить, запугав или уничтожив его потенциальных лидеров.
 
Юридическое обоснование, похоже, есть.
 
Около месяца назад руководство одной из силовых структур издало приказ с чудным названием «Об усилении борьбы с антироссийскими проявлениями». Понятно, что под «антироссийскими проявлениями» на деле рассматриваются в первую очередь проявления иллюзий части «дорогих россиян» о том, что у них все еще есть какие-то права.
 
Результаты не заставили себя долго ждать.
 
Помимо регулярных избиений и нападений, которыми подвергаются рабочие активисты Таганрогского автозавода, наметилась целая серия нападений, совершаемых с особой жестокостью и цинизмом.
 
Так утром 10 октября у подъезда своего дома был зарезан один из создателей сообщества красных скинхедов-интернационалистов Федор Филатов.
 
На лидера Института коллективного действия (ИКД) Карин Клеман были совершены три нападения в течение двух недель. В начале ноября ее избили и ограбили около дома, вечером 12 ноября на нее напали около подъезда с оскорблениями и угрозами, а утром 13 ноября воткнули в нее шприц с неизвестным содержимым на улице, когда Карин Клеман шла на антикризисное совещание левых сил. (Ранее нападения такого рода предпринимались КГБ против болгарского диссидента Маркова — со смертельным исходом, и неустановленными лицами против депутата Мосгордумы Московченко — с нанесением серьезного вреда здоровью.)
 
За две недели до «всероссийского дня террора» (с вечера 12 по вечер 13 ноября) на главу профсоюза автомобильных рабочих, работающего на заводе «Форд» под Всеволожском, Этманова, проводившего в прошлом году знаменитые забастовки, напали трое террористов, вооруженных кастетами. Этманов был жестоко избит, но благодаря применению травматического оружия сумел отбиться.
 
Вечером 12 ноября в подъезде его ждал вооруженный арматурой неизвестный, совершивший попытку нападения. Этманов отпугнул его травматическим оружием, после чего нападавший был захвачен сопровождавшими Этманова членами рабочей дружины и доставлен в милицию. Милиция установила, что это житель Волгограда и отпустила его, полностью удовлетворившись его объяснениями, что он с арматурой в руках провожал в подъезд Этманова девушку (которая там не живет). Подобный либерализм, не свойственный российским силовым структурам, весьма схож с либерализмом милиционеров, отпустивших после вмешательства Администрации президента террористов, пытавшихся в конце августа 2005 года взять штурмом Московский горком КПРФ и тяжело избивших при этом нескольких не допустивших этого нацболов.
 
Утром того же 13 ноября был найден жестоко избитым главный редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов, подвергавшийся до этого угрозам, нападениям и избиениям (в частности, у него была взорвана машина) — при полном попустительстве «правоохранительных» органов, возбудивших зато против него уголовное дело по обвинению в клевете. Именно он привлек внимание общественности к надругательствам над могилами летчиков, павших в Великой Отечественной войне, у Ленинградского шоссе в апреле 2007 года. В своей газете он подробно освещал борьбу за Химкинский лес, которая длится уже 2 года.
 
Вмятая травма черепа, множественные переломы и травмы, по мнению врачей, не совместимы с жизнью, хотя на момент написания статьи Бекетов, перенесший ампутацию ноги, продолжает бороться за жизнь.
 
Вечером 13 ноября было совершено нападение на лидера движения обманутых дольщиков Подмосковья Сергея Федотова. Движение объединяет 28 населенных пунктов, жители которых были ограблены земельными рейдерами. Федотова пытались избить бейсбольными битами, однако он сумел уехать от нападавших на машине.
 
В тот же день, 13 ноября, в Волгограде был подожжен гараж с автомобилем председателя областной общественной организации «Содействие социальной политике» Александра Назарова, борющегося против точечной застройки и организовавшего три митинга протеста.
 
Очень серьезные угрозы от имени одной из силовых структур, причем дважды, поступили главному редактору сайта Forum.msk.ru Анатолию Баранову.
 
Таким образом, пока экономический блок правительства спасает «социально близких» олигархов, обрекая «социально чуждое» население России на бедствия и нищету, определенная часть силовых структур, насколько можно понять, реализует собственную антикризисную программу, заключающуюся в организации террора против представителей левого движения, потенциально способного организовать и направить забастовочное движение.
 
Если это предположение верно, то 13 ноября 2008 года войдет в русскую историю как национальный праздник правящей клептократии — День террора.
 

Нужно понимать, что в силу высокой латентности данного вида преступлений и общей неточности милицейской статистики ее данные следует использовать не для количественных, а для качественных оценок, то есть для обозначения тенденций. 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *