Разрыв сердца

vestiСпортсмены часто говорят: сыграть этот матч, как самый последний в жизни. Но никто из них, конечно, умирать на поле не собирается…
13 октября Алексей Черепанов, 19-летний хоккеист омского «Авангарда», впервые в жизни попал в список игроков национальной сборной. Мечта сбылась. У него наверняка было очень хорошее настроение, когда вечером того же дня он выходил на матч в Чехове против «Витязя». Вскоре после начала игры Алексей забросил шайбу. Последнюю шайбу в жизни в последней в жизни игре. За три минуты до конца которой у него остановилось сердце. Менее чем через два часа Алексей умер.
 
Эта смерть стала главной новостью дня и главной темой обсуждений в интернете, потому что умер не просто хоккеист, а, по общему мнению, самый талантливый игрок в этой возрастной категории. Он уже успел стать чемпионом мира среди юниоров, побить рекорды Овечкина и Буре, которые в его возрасте так много не забивали. Совсем еще молоденький парень играл со взрослыми мужиками и играл лучше большинства из них. Он собирался в НХЛ, но решил годик подождать, потому что летом контракт с Омском подписал величайший чех Яромир Ягр — кумир Алексея, сыграть с которым было для него даже больше чем мечтой. Говорят, что незадолго до трагической 57-ой минуты именно с Ягром Черепанов случайно столкнулся на площадке.
 
Многие надеялись, что после Ковальчука, Овечкина, Малкина в мировом хоккее появится еще одна молодая суперзвезда из России — Черепанов. Как сложилось бы на самом деле, конечно, неизвестно. Теперь уже не сложится никак. Был человек — и нет человека.
 
Однако эта история сразу вышла за рамки обычного несчастного случая, а писать о ней можно не только горькие некрологи. Подробности трагедии были довольно страшные. И все наперебой кинулись искать виноватых, строить догадки, выносить собственные приговоры. Медиков, не сумевших спасти Алексея, даже побили неизвестные! Дебатирующие разделились на два лагеря — на тех, кто клеймит врачей, и тех, кто на их стороне. Последние говорят о том, какая собачья, неблагодарная и копеечная работа у наших гиппократов. Есть и те, кто костерит сам клуб, выпустивший на площадку игрока с болезнью сердца, о которой уже вроде бы говорят эксперты, но наличие которой клубные доктора опровергают.
 
Невольно вспомнились многочисленные рассказы наших спортсменов, уехавших в заграничные команды. Их всякий раз поражает процедура медосмотра, который длится в течение целого дня. Иногда и два дня. Все анализы и все тесты. Все органы проверят и просветят. И даже такой осмотр не дает стопроцентной гарантии, что спортсмен полностью здоров. Но почему же наши так удивляются подобной дотошности? Может быть, потому что у нас дело часто ограничивается анализом крови и проверкой пульса?
 
Реальность же такова, что сейчас мы знаем куда меньше, чем необходимо для ответа. Но у нас есть факты, которые никто пока не отрицает. Игрок выходил на площадку с больным сердцем. Это, конечно, не только наша беда. За последние годы сообщений о смертях прямо во время матчей поступало с футбольных полей и хоккейных площадок масса. Футболисты Миклош Фехер, Марк-Вивьен Фоэ, Антонио Пуэрта, хоккеист Сергей Жолток — они погибали на глазах тысяч людей. Умирали хоккеисты в канадских юниорских лигах. Едва не погиб и хоккеист «Детройта» Иржи Фишер. Он упал, как и Черепанов, прямо на скамейке запасных. Только экстренные реанимационные процедуры спасли парню жизнь.
 
Могли ли такие процедуры помочь Черепанову или нет — мы не знаем, да и не специалисты мы в этих вопросах. Но для спасения человека, по крайней мере, должны быть созданы все условия! А вот этого в Чехове не было. Когда Алексей потерял сознание, все кинулись к медикам. Но «скорой» на арене не оказалось! А она должна была быть. По регламенту спортивных и вообще массовых мероприятий — обязаны быть медики на месте. Потому что спорт — это физическая нагрузка на пределе человеческих возможностей. Это еще и эмоциональная нагрузка для болельщиков, которых опять-таки тысячи. Это возможные несчастные случаи и инциденты при большом скоплении народа. В общем, «скорая» должна была быть на месте, но ее не было! Говорят, рабочий день закончился у бригады, а то, что игра еще не закончилась — дело десятое, отработал и поехал.
 
А когда вызвали другую «скорую», та приехала с разряженными дефибрилляторами! Еще раз говорю: мы не знаем, помогло бы это или нет, но медики должны были придти на помощь немедленно и во всеоружии!
 
У нас в этом году чемпионат страны впервые проходит под эгидой КХЛ. Организаторы новой лиги действительно начали здорово, у них много здравых идей и кое-что уже успешно воплощается. Единственное, что меня коробит — это постоянное, к месту и не к месту, противопоставление себя НХЛ в жанре «холодной войны». Мол, мы их вот-вот догоним, переплюнем, да у нас уже сейчас не хуже, а будет вообще зашибись. Но при всех миллионных вложениях арены НХЛ оборудованы с медицинской точки зрения, как современные клиники, а у нас — врачей не найдешь! Иржи Фишер – дай Бог ему здоровья! — живой, а Леша Черепанов… Так что надо сперва у себя сделать все, как надо и только потом догонять и перегонять кого-то.
 
Случай с Черепановым приобрел такое всероссийское звучание, потому что погиб очень известный человек. Но разве этот случай единственный, и разве гибнут только известные. Просто мы узнаем лишь про самые вопиющие случаи. Вот показали по телевизору не менее страшный сюжет. Про 9-месячного малыша, которого с острой болью в животе не взяли в больницу. Врачи говорили, что больница ведомственная и требовали справку, подтверждающую принадлежность к данному ведомству. Справки не было. Поехали за сорок километров в другую больницу. Пока доехали, уже почти ночь. Врачи устали, вникать было не досуг. Вкололи что-то, осмотр отложили до утра. А утром уже было поздно. Умер ребенок. И первоначально расследование пытались прикрыть за отсутствием состава преступления.
 
Когда такое происходит, у нас почему-то в качестве оправданий звучат то маленькие зарплаты, то плохая материальная база, то еще что-то. Про «скорую» без дефибриллятора кто-то сказал, что «в глубинке с этим проблемы». Какие проблемы с тем, чтобы зарядить аппарат? В какой глубинке? Чехов — это Московская область! Где у нас глубинка начинается — сразу за воротами Кремля? Мы каждый день получаем лишние доказательства того, что живем в красивой, родной, любимой нами, но непригодной для жизни стране. Где, не дай Бог, если с человеком что-то случится. Болезнь, пожар, авария — ни помощи не дождаться, ни виноватых найти, ни компенсации потом получить. Все как-будто делается для кого-то, а не для себя. И остается только ждать, пока гром грянет, петух клюнет, рак свистнет… Ну может теперь хоть «скорые» всегда будут на стадионах. И заранее зарядят все, что положено. Но жизнь-то бесценную человеческую не вернуть уже!
 
АНТОН ОРЕХЪ, www.ej.ru

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *