Кризис чего?


С российскими рынками происходит что-то страшное. Они падают и падают. Уже упали ниже плинтуса, и, судя по всему, это не предел.
Премьер Путин и президент Медведев оба объясняют то, что происходит на российском рынке, американским финансовым кризисом.
 
Это поразительное объяснение, ибо все последние годы Владимир Путин обличал американский «третий рейх» и однополярный мир. Он говорил, что мир должен быть многополярный. И раньше, когда в мире было несколько сверхдержав, или несколько лагерей, закат одного лагеря всегда означал расцвет другого. Плохо Риму — хорошо Парфии. Плохо Парфии — хорошо Риму. Плохо Испании — хорошо Англии. Плохо Англии — хорошо Испании.
 
И вот сейчас выясняется, что мир — однополярный, и этот полюс — США. Что США — сверхдержава не потому, что может послать куда-то танки, а потому, что ее ошибки сказываются на экономике всего мира.
 
Выясняется, что нет никакого многополярного мира, где с одной стороны проклятый Запад, а с другой — альтернативные демократии типа Ливии, Сирии, Северной Кореи, Венесуэлы, Ирана и России. Есть живой экономический организм — а есть вши в его волосах. Эти вши не существуют самостоятельно. Они продают свободному миру нефть и покупают на нее «мерседесы». В некоторых случаях, как, например, в случае с Северной Кореей, они продают свободному миру кокаин, потому что ничего конкурентоспособного вообще не могут производить, а отпрыска вечно живого северокорейского вождя задерживают в токийском аэропорту, потому что великовозрастный инфант хотел посмотреть на Диснейленд.
 
Ответ на вопрос, что будет с российской экономикой в этом однополярном мире, зависит от того, какую форму примет кризис.
 
ВАРИАНТ ПЕРВЫЙ, САМЫЙ МЯГКИЙ
 
В самом лучшем случае, если американский mortgage meltdown не затронет основ американской экономики, у России есть шанс резко улучшить свои экономические показатели.
 
Этот шанс уже сейчас близок к нулю, благодаря странной экономической политике правительства.
Потому что сейчас в российской экономике кризиса еще нет. Есть падение фондового рынка. И есть ряд удивительных шагов правительства. Например, правительство разрешило ЦБ выдавать банкам кредиты без залога. То есть как? В Москве 500 банков, из них 400 моют деньги, эти банки будут получать кредиты без залога?
 
Эту бочку Данаид никогда не наполнить.
 
Что, собственно, происходит страшного? Падение индексов? Оно естественно при таком количестве margin calls.
 
Рост ставок на межбанке, крах межбанка и неизбежный крах многих банков? Прекрасно, российская банковская система давно нуждается в санации.
 
Крах перекредитованного рынка недвижимости? Прекрасно. Жилье в Москве должно быть доступно нормальным людям, а не только чиновникам, которые получают миллионы взяток.
 
Уменьшение объемов заказов, на что сейчас жалуются металлурги (заказы рухнули на 30%)? Прекрасно. Только что металлурги ходили к Сечину и жаловались на Зюзина, из-за которого растет инфляция. Их поход вылился в обещание прислать Зюзину доктора. Посылка доктора обошлась на следующий день российскому фондовому рынку в 65 млрд долларов. Акции упали, заказы тоже. И инфляция тоже упала. Та самая, из-за которой пришлось посылать доктора. Саморегуляция по-сечински, епрст.
 
Есть некоторое количество российских компаний, у которых большой объем долга. Например, МТС. Или «Русал» Олега Дерипаски, боровшегося за контроль над «Норильским никелем» с Потаниным и набравшего около 14,5 млрд долл. долга.
 
В минувшую пятницу 20% канадской «Магны», контролируемой «Базэлом», ушли по margin calls. Что случится, если «Русал» не сможет расплатиться по другим кредитам? А ничего. Части империи Дерипаски отойдут кредиторам. Их кто-то купит. Ради бога. В России есть куча компаний, которые стоят в кэше. У Михаила Прохорова куча наличности. У Магнитогорского металлургического комбината есть куча наличности, потому что бухгалтерия Магнитки вряд ли знает слово «дериватив». У «Сургутнефтегаза» есть куча наличности, потому что Богданов всю жизнь стоит в кэше.
 
Евгений Чичваркин, хозяин успешной, но перекредитованной «Евросети», только что продал свою компанию за 500 млн долларов. Стивен Дженнингс, хозяин «Ренессанс капитала», только что продал за 500 млн долл. компанию, которую он год назад отказался продавать ВТБ за 3 млрд долларов.
Для потребителя при этом ничего не изменилось. «Евросеть» не перестала продавать телефоны. «Ренессанс» не перестал оказывать услуги. Почему участь Дерипаски или любого другого перекредитованного предпринимателя должна отличаться от участи Чичваркина?
 
То, что делает правительство, отнюдь не безопасно. Оно ведет себя так, будто золотовалютные резервы России безграничны. Они велики, но не безграничны. Только что обанкротился Lehman Brothers. Против банка ведется расследование, потому что есть подозрение, что, пытаясь спастись, банк перекредитовывался под ценные бумаги, принадлежащие клиентам. У России в «Леман» было на 670 млн долл. ценных бумаг. Ау, ребята? Это не наши бумаги там гуляют по рынку?
 
А если грохнется что-нибудь большое? Если грохнется банк, в котором мы держим 100 млрд долл. резервов?
 
В России есть чиновник, который всегда был против бессмысленных трат. Это министр финансов Алексей Кудрин. Однако кроме этого чиновника в России есть инвестиционный банк КИТ-финанс, который погорел на ипотечном кредитовании. Министр финансов очень заботился о благополучии этого банка. И вот теперь этот банк спасли. Понятно, что после того как власти спасли КИТ-финанс, министр финансов Алексей Кудрин не может наложить вето на спасение компаний, близких другим чиновникам. Это будет воспринято как нечестная игра.
 
В России есть другой чиновник, который знает, что делать с государственным долгом. Это зам Кудрина Сергей Сторчак. К сожалению, он сидит в тюрьме. Может, по такому случаю его выпустить? Может, присылать ему документы прямо в тюрьму, чтобы он их редактировал? Прецедент есть: при первом императоре династии Мин, когда борьба с коррупцией достигла пика, пришлось чиновников водить в колодках прямо в ямэнь, где они занимались делами правления.
 
Тот кризис, который сейчас надвигается на Россию, оздоровит экономику, но вызовет перераспределение активов. Он приведет к коррекции в экономике, но убьет паразитов. И наше правительство всеми силами сейчас изыскивает способы защитить паразитов.
 
ВТОРОЙ ВАРИАНТ, ПОХУЖЕ
 
Вторую ступень кризиса мы получим, если mortgage meltdown затронет американскую экономику. Проблема заключается в том, что при рецессии степень кризиса будет прямо, а не обратно пропорциональная степени удаления от места катастрофы.
 
Грубо говоря, меньше всего пострадают США и проклятый Запад. Куда больше пострадает Китай, потому что его экономический рост зависит от рынков сбыта на Западе. Рост Китая замедлится. А больше всего пострадают страны, которые добывали нефть и газ, спрос на которые рос, потому что росла экономика Китая.
 
В экономическом смысле эти страны, в том числе Россия — это дериватив от американской экономики. Российская экономика заключается в том, что мы продаем нефть и газ и на вырученные деньги покупаем все, от вилл в Ницце до цемента. Если цены на нефть рухнут, у продавцов нефти и газа из совместного предприятия «Кремль-Gunvor» не будет денег, на которые они покупают виллы и «мерседесы». Грубо говоря, мы окажемся в положении мыши в кладовки. Мышь думала, что когда хозяин уедет из дома, вся крупа будет ее. А выяснилось, что, когда хозяин уехал, крупа в кладовке вовсе кончилась.
 
ТРЕТИЙ ВАРИАНТ
 
Самым же худшим является третий вариант. Он предполагает, что рухнет не только американская экономика, но и существующий мировой порядок, основанный на статусе США как сверхдержавы и мирового участкового.
 
На этого участкового мы много жаловались. Мы много кричали, что разорвем договор по ДОВСЕ, пошлем корабли в Венесуэлу и дадим альтернативный ответ ПРО. Проблема в том, что корабли наши могут угрожать только ассирийскому флоту, а ДОВСЕ имеет примерно то же значение, что договор об ограничении использования луков, стрел и пращей.
 
Увы, такой способ самоутверждения, как хамство, возможен только при наличии рядом участкового. Мы были похожи на пьяного механизатора, который бьет жену и детей, учинил дома бардак, превратил квартиру в свинарник, но каждый вечер кричит из-за забора, что вот сейчас он надерет задницу участковому и всыплет соседу хохлу Вите. Механизатор может даже высунуться из-за забора и кинуть чем-то в соседа Мишико — но не до смерти. Так, чтобы участковый завел дело, но не навесил срок.
 
Но напрасно думать, что, когда участковый исчезнет, мы получим возможность окончательно разобраться с Грузией, забрать себе Крым и наказать проклятых эстонских фашистов. Если участковый исчезнет и мир вернется к ситуации средневековья, когда выживает самый сильный, это означает две вещи. Первая: от России отвалится Кавказ, потому что Кавказ к России приклеен только деньгами, а деньги кончатся раньше участкового. Вторая: Китай заберет себе Дальний Восток и Сибирь, с помощью войны или де-факто аннексии.
 
Следует отдавать себе отчет, что государство в том состоянии, которое наблюдается в России сейчас — то есть в состоянии ракового перерождения всех государственных органов, — есть с точки зрения средневекового устройства политики нечто совершенно не способное к выживанию. Оно может выжить только в рамках существующей системы международных гарантий, которую мы так старательно пинаем: как Блистательная Порта в XIX в. выживала только потому, что ни одна европейская страна не могла допустить ее уничтожения своими противниками.
 
Словом, господа, мир — однополярный. Пока это нам говорит индекс РТС. Не дай бог довести до того, чтобы это нам сказали китайские танки.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *