Лицемерие на высшем уровне


Исполнился год со дня смерти первого президента России Бориса Ельцина, одного из самых противоречивых лидеров в истории страны.
 
В Москве эту дату отметили открытием мемориала на Новодевичьем кладбище в присутствии действующего и избранного президентов России Владимира Путина и Дмитрия Медведева, в Екатеринбурге память первого президента увековечили переименованием в его честь университета.
Владимир Путин произнес прочувствованную речь: «Бурные 1990-е были временем стремительных перемен и смелых, неординарных людей: личностей, способных идти против течения, зовущих к новым целям и ведущих за собой массы людей. И Борис Николаевич Ельцин, без преувеличения, принадлежит именно к такой выдающейся плеяде».

Весьма впечатляюще. Вот только почему-то сразу вспомнились другие его высказывания о тех временах. Так, в ноябре прошлого года на форуме своих сторонников Путин подверг резкой критике тех, «кто в 90-е годы, занимая высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживая интересы олигархических структур и разбазаривая национальное достояние», и тех, «кто из года в год принимал несбалансированные, безответственные абсолютно бюджеты, обернувшиеся в конце концов дефолтом, обвалом, многократным падением жизненного уровня граждан нашей страны». Интересно, могло ли это происходить без ведома тогдашнего полновластного первого лица и тем более вопреки его воле.

Причем похожие заявления Путин делал не раз. С его легкой руки 90-е годы стали именоваться не иначе, как «мрачные», «бандитские», «лихие» или «шальные». Весьма показательно, что после получения информации о кончине первого президента российские телевизионщики в течение нескольких часов не могли сообразить, как именно надо освещать такое событие. Экстренный выпуск новостей не вышел тогда ни на одном федеральном телеканале. Зато позже, когда журналисты почувствовали, куда дует ветер, когда стало понятно, что в Кремле было решено оплакивать Ельцина, его кончине уделялось уже чуть ли не все эфирное время. Это уже к вопросу о свободе и независимости СМИ, которые при первом президенте все-таки были, а теперь куда-то исчезли.

Особенно впечатлило, что второй президент России счел возможным отметить роль своего предшественника как учредителя символов российской государственности: «Его надгробие по праву покрывает российский государственный флаг – триколор, национальный флаг России, возвращенный именно им, именно Борисом Николаевичем Ельциным нашей истории, нашей стране, нашему народу».
При этом, правда, он скромно умолчал о том, что самолично отменил введенный тем еще один государственный символ и вернул сталинский гимн. Как не упомянул и еще одно, может быть самое выдающееся, достижение Ельцина – политические свободы, которые нынче тоже практически полностью свернуты.

Впрочем, в одном моменте своего выступления Путин, без сомнения, был искренен – когда выразил благодарность Ельцину за создание института сильной президентской власти. Однако он сразу же вернулся к испытанному приему, заявив, что этот институт «будет и дальше служить народу России, защите суверенных интересов страны».

Граждане России могут, конечно, утешаться тем, что впервые в новейшей советско-российской истории отошедшего от власти правителя хотя бы формально публично не развенчали. К сожалению, при движении прогресса такими темпами путь к демократическому обществу займет еще не одно десятилетие.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *