«Силовая» экспансия Рамзана

sudden-strike.ru
Из Чечни снова поступают сообщения о конфликтах между чеченскими командирами, ориентированными на Россию. Кадыровская власть «прессует» батальон «Восток», в результате чего его военнослужащие уже не десятками, а сотнями пишут заявления об уходе. По сути дела, речь идет о добивании нелояльного нынешнему чеченскому президенту армейского подразделения.
 
Вошедший в острую фазу конфликт между Рамзаном Кадыровым и Сулимом Ямадаевым свидетельствует о том, что чеченский президент стремится в течение ближайших недель решить проблему установления полного контроля над республикой. Главным препятствием для этого остаются ресурсы двух батальонов — «Запад» и «Восток», — которые находятся в структуре Министерства обороны и неподконтрольны Рамзану. Эту проблему Рамзан может решить с опорой на федеральный ресурс Владимира Путина, который является политическим патроном нынешнего чеченского президента и завершает свое пребывание на посту главы государства — видимо, с этим и связана очевидная спешка Кадырова, стремящегося как можно быстрее завершить выполнение своей задачи.
 
RTViНапомним, что целый ряд конкурировавших с Рамзаном чеченских силовиков были нейтрализованы различными путями. Так, бывший командир оперативно-боевой группы ФСБ «Горец» Мовлади Байсаров, соратник старшего Кадырова, рассорившийся позднее с младшим, утратил контроль над собственным подразделением, был вынужден бежать в Москву, где 18 ноября 2006 года был убит (по официальной версии, при попытке задержания) кадыровскими силовиками.
 
В ряде случаев используется такой метод, как формальное повышение по службе, лишающее, однако, реальных властных рычагов. К примеру, Ахмед Хасанбеков, начальник оперативно-розыскного бюро № 2 (ОРБ-2) Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу, единственной не подконтрольной Кадырову милицейской структуры в республике, в прошлом году был назначен заместителем руководителя этого Главного управления, а его преемником стал Иса Сургуев, более лояльный Рамзану человек. Командир батальона «Запад» Герой России Саид-Магомед Какиев, демонстративно не принимавший в свое подразделение бывших сепаратистов, стал заместителем военного комиссара Чечни по военно-патриотической работе — впрочем, его преемником стал давний соратник и единомышленник Бислан Элимханов. Однако в июне прошлого года Элимханов чуть не погиб во время столкновения с кадыровцами, в ходе которого четверо военнослужащих «Запада» были убиты, а один смертельно ранен. По словам Сулима Ямадаева, Элимханову вскоре пришлось покинуть республику.
 
Именно после этого резко усилилось до того относительно «вялотекущее» давление на батальон «Восток», руководство которого было обвинено в многочисленных преступлениях — от укрывательства одного из братьев Ямадаевых, Бадруди (еще в 2003 году осужденного за попытку убийства), до возможного участия в похищении двух братьев известного московского банкира Абубакара Арсамакова, пропавших без вести в Чечне еще в феврале прошлого года. Показательно, что федеральный центр не проявляет большого желания вступаться за Сулима и Руслана Ямадаевых, которые, как и Рамзан, являются Героями России. Опыт последних лет свидетельствует о том, что «федералы» отказались от сценариев хотя бы минимальной диверсификации своих политических предпочтений в республике и делают ставку только на одного чеченского лидера. Еще в 2005 году Ямадаевы утратили влияние в местном отделении «Единой России», а двумя годами позже Руслан Ямадаев перестал быть депутатом Госдумы.
 
На первый взгляд кажется, что Рамзан Кадыров после ожидаемой победы над Ямадаевыми может почивать на лаврах. Но при ближайшем рассмотрении его позиции представляются не столь стабильными. Понятно, что первая проблема, стоящая перед Кадыровым, — это появление Дмитрия Медведева на посту президента России. У Медведева нет исторических контактов с кланом Кадырова, и можно предположить, что антикадыровская оппозиция (в первую очередь, все те же братья Ямадаевы) будет апеллировать к нему, рассчитывая на возможную поддержку и переход к концепции выстраивания сдержек и противовесов в Чечне. Впрочем, никаких гарантий, что эти предположения оправдаются, нет, поскольку Путин и в качестве премьера может сохранить значительное, а, возможно, и определяющее влияние на политику федерального центра на чеченском направлении.
Однако есть и другая проблема, которая носит сугубо внутричеченский характер. Речь идет о существующих в республике традициях, исключающих долговременное единоличное руководство авторитарного типа (известно, что и Джохар Дудаев, и Аслан Масхадов так и не смогли стать консолидирующими фигурами для чеченского общества, несмотря на харизму и командный опыт). Что касается Рамзана, то он вступил в конфликт уже со многими соратниками своего отца. Речь идет, в частности, об экс-президенте Алу Алханове и Мовлади Байсарове, а также о Таусе Джабраилове, одном из ближайших людей к Ахмад-хаджи, возглавлявшем чеченский Госсовет.
 
Можно назвать и целый ряд имен видных деятелей силовых структур, входивших уже в клиентелу не Кадырова-старшего, а самого Рамзана, которые не смогли сработаться с авторитарным чеченским лидером. Среди них уволенный с большим скандалом заместитель министра внутренних дел Ахмад (Аламбек) Ясаев, а также покинувшие окружение Кадырова без большого шума командир чеченского ОМОНа Артур Ахмадов (бывший ичкерийский полковник, некоторое время отвечавший за охрану Масхадова) и командир батальона «Юг» (одного из двух «кадыровских» батальонов, сформированных в качестве альтернативы «Востоку» и «Западу») Муслим Ильясов, в прошлом бригадный генерал армии Ичкерии.
 
RTViНесмотря на то, что основной «костяк» боевых соратников Кадырова остается стабильным, уход от Рамзана ряда его влиятельных союзников является важным симптомом, свидетельствующим о непростых отношениях в среде чеченских силовиков. И вполне возможно, что, даже урегулировав конфликты с руководством батальонов «Восток» и «Запад» и ликвидировав тем самым последнюю открытую внутриреспубликанскую оппозицию своему правлению, президент Кадыров все равно не гарантирует свой режим от серьезных политических рисков, от новых конфликтов, которые могут сглаживаться только дальнейшим «закручиванием гаек», что, в свою очередь, будет провоцировать новые противоречия. Однако подобные настроения вряд ли перерастут в серьезный открытый протест, так как любые попытки объединения недовольных или их перехода к публичным действиям будут жестко пресекаться. Подобный режим, таким образом, может существовать довольно долго, но его перспективы связаны с личной судьбой Рамзана, у которого нет легитимного преемника.
 
Единственным серьезным ограничителем для рамзановского авторитаризма в этой ситуации может быть только федеральный центр, который имеет право в любой момент уволить чеченского президента — однако в условиях, когда в Чечне ликвидированы все реальные альтернативы Кадырову, применить этот вариант на практике будет очень сложно.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *