От стонов к словам

medvedev2008.ru
Интервью Медведева «Файнэншл Таймс» интересно разве что в том отношении, что отсутствие информации — тоже информация.

Что хочет показать Медведев?

Я — закрытый.

Я — юрист, «подловить» меня на словах невозможно. Я умею отвечать так, что никто не прицепится ни к чему.

И это правда.
 
Пока что Медведев обещает одно, о чем и говорилось, — не будет резких движений ни в чем. Ни кадровых (самых наглядных), ни идеологических, ни экономических. Великой энергетики, ни дуболомской, ни созидательной, не чувствуется. Острожный стиль — впрочем, сама эта осторожность уже есть перемена стиля. Кончились «обрезания соплей», «шакалы Чацкие» и т.д.

Вот, пожалуй, единственная ЗРИМАЯ перемена. Об остальном — гадайте. Мечтать невредно.

Знаковый вопрос: отпустят Ходорковского? — «Есть суд и процедура».

Расширят ли свободу СМИ? — «Есть закон о СМИ».

Будет ли борьба с коррупцией? — «Разумеется, разве по закону разрешено брать и давать взятки? Нет, не разрешено. Значит, по закону надо преследовать».
 
Не придерешься. Не вдохновишься. Не ухватишь, не проглотишь.

Когда-то у советских диссидентов был, как известно, лозунг «Соблюдайте СВОЮ Конституцию!». Как многие диссидентские лозунги, он был или лжив, или наивен. Что значит «соблюдайте»? А вот вы, господа, докажите, что мы ее НЕ соблюдаем! Дьявол в деталях. Где, кому, как вы это будете доказывать… Займитесь — как предложено демократам — процедурой «проверки». Законы превосходная штука, но соблюдение их БУКВЫ и ДУХА — далеко не одно и то же. Как говорил еще один дипломированный юрист В.И. Ульянов: «по форме — правильно, по существу — издевательство».
 
Означает ли это, что «при Медведеве» законы — скажем, политические или экономические — будут соблюдаться по букве, но не по духу? Нет, не означает. Означает ли, что они будут соблюдаться и по духу и по букве? Нет, не означает.

Пока что Медведев почти ничего не сказал — толкуй, как хочешь.

Те, кто исходят из «презумпции вины» Медведева как любого начальника, видят тут одно, а те, кто «любит любить» новое начальство, — другое.

Тем не менее, несколько выводов вполне очевидны.

Та же осторожность означает — отказ от (внутреннее психологическое неприятие Медведевым) шапкозакидательских проектов. Как правило, это проекты не только глупые, но и агрессивные, заточенные «назло» кому-то. Вот этого, похоже, Медведев не хочет. Может быть, потому что он — не профессиональный политик-популист, а профессиональный юрист. Т.е. привык «отвечать за базар», привык, что слова имеют определенный ПРОВЕРЯЕМЫЙ смысл, а не являются просто эмоциями, передающими ненависть к врагам и любовь к Вождю и рассчитанными не на разум, а на массовое заражение.

И в той мере, в какой это от него зависит, «стоны» начнут утихать. С языка павианов имеем шанс перейти на человеческий — СЛОВА ОПЯТЬ ИЗОБРЕТЕНЫ.

«Восторженную гопоту павианов» могут начать сворачивать.

Это — немало. Речь ведь идет не только о наших-местных якеменках. Речь и о махании руками в международных делах, о махании языками в «Останкино», о тошнотворном агрессивном бахвальстве во всем и т.д.
 
Словом, речь о том, что многих людей максимально раздражает в нашей демагогии (пропаганде), а многих — максимально вдохновляет. Речь о наиболее НАГЛЯДНОЙ примете нашей политической «псевдожизни».

Если от этого потихоньку откажутся, то в реальной «материальной» жизни ничего не изменится, но моральная атмосфера станет совсем иной. Изменится не уровень, а КАЧЕСТВО жизни.
Не так уж мало, повторяю.

Второе. Медведев вполне определенно сказал, что Россия — страна европейская. Он сказал это английской газете. Так, может, китайской он скажет, что мы — страна «евразийская»? Не знаю, возможно.
 
Но слова о Европе имеют для него, должны иметь, куда более глубокий смысл.

Европа политически — вполне определенная ПРАВОВАЯ традиция. И вот в этой традиции Медведев ВОСПИТАН. Он, разумеется, хорошо знает и русскую традицию «неприменения права», но для 42-летнего человека привычная интеллектуальная традиция (кстати, с детства — отец юрист) значит очень немало. Поэтому в той мере, в какой на нашем бездорожье может двигаться джип европейского права, Медведев постарается его двигать.

Все мои предположения звучат так же скромно и буднично, как речи Медведева, которые я пытаюсь толковать. Понятно, что от нового царя ждут гораздо большего. Хотелось бы понять только — чего именно.

В связи с этим у меня и вопрос.

Не к Медведеву. Тот, что хотел — сказал. Больше не расколется.

Вопрос к оппозиции.

Кроме «личных отношений с Путиным» что еще есть в оппозиции?

Что СИСТЕМНО хотела бы оппозиция изменить в этой конкретной стране и в это конкретное время? Т.е. речь идет не об утопиях (превратить Россию в Швейцарию, а народ в 140 млн либералов), а об ИСПОЛНИМЫХ идеях. «Борьба с коррупцией», «независимость суда», «священное право собственности» — все заклинания Медведев произнес. «Но надо же НА ДЕЛЕ, А НЕ НА СЛОВАХ!» Отлично. А — КАК ? Какими средствами — вот вопрос к оппозиции. Если она претендует на нечто большее, чем «Союз меча и орала».

Конечно, жанр зубоскальства — абсолютно законный и совершенно необходимый в любой нормальной, живой стране. Но зубоскальство по любому поводу — не ПОЛИТИЧЕСКАЯ программа, верно? «Поржать» над очередной глупостью власти (только почему одной власти? И общества, и нас самих, и святого народа) — законное и необходимое дело, нет вопросов.

Но если, кроме этого, ничего придумать не удается (да и неохота, честно говоря), то тогда не фиг себя величать «оппозицией», да еще и «политической». Сатирики — да, диссиденты — да, приличные люди — ну, наверное… Это все чудесно, может, это гораздо больше и лучше, чем политика и политики. Только это НЕ политика и НЕ политики.

Мораль.

Оппозиции — поскольку часть ее претендует на прилагательное «политическая» — стоит заняться прямым делом. Предложением системы политических ДЕЙСТВИЙ (выполнимых) для изменения социальной, экономической, политической ситуации в России.

Эту систему предполагаемых действий надо соотносить с действиями/бездействиями Медведева и в зависимости от этого определять свое отношение к нему.

А ждать у моря погоды — ждать слов и дел самого Медведева, чтобы на них реагировать слезами умиления или слюной злобной насмешки — инфантильное поведение людей, которые в глубине души знают, что они всего лишь капризно-оппозиционные дети.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *