Дурной тон оппозиции или подлость «патриотов»?


К спору о допустимости критики власти за рубежом
 
На днях в интернете появилась стенограмма любопытнейшего диалога, состоявшегося между телеведущим Владимиром Соловьевым и политологом Николаем Злобиным. На протяжении всего разговора собеседники изображали горячий спор, но в одном вопросе выказали удивительное единодушие:
«Соловьев: …Мы знаем нескольких дураков, которые жалуются американцам на нашу жизнь. Их фамилии хорошо известны. (…) Жалуются! Ты можешь себе представить американского политика, который жаловался бы кому-нибудь на проблемы своей страны?
 
Злобин: Нет. У американцев, при всех их минусах, есть одна хорошая черта, которая мне очень нравится – любые оппозиционеры, выезжая за территорию США, на свою страну не нападают, ее не критикуют. Критиковать страну нужно внутри страны, апеллируя к своим гражданам. А делать это за границей считается плохим тоном…»
 
Поскольку ремарка г-на Соловьева обращена, в том числе и в мой адрес (речь, по всей видимости, идет о недавнем мероприятии в Вашингтоне, в котором участвовали Борис Немцов, Владимир Рыжков, Олег Буклемишев и автор этих строк), позволю себе ответную реплику.
 
В любой демократической стране критика своего правительства за рубежом не просто дурной тон – это негласное политическое табу. Еще великий Черчилль замечал: «Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении». В 1909 году на обеде у лорд-мэра Лондона лидер российских конституционных демократов Павел Милюков заявил, что «пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция остается оппозицией его величества, а не его величеству».
 
Такая позиция – достойная, правильная и честная. Местом для критики власти должны быть не зарубежные аудитории, а собственная парламентская трибуна, эфир независимых телеканалов, публичные предвыборные дебаты.
 
Только вот знаете, что для этого нужно, Владимир Рудольфович? А вы, Николай Васильевич? Для этого нужен парламент, независимое телевидение и свободные выборы. Когда ничего этого нет, правила демократического государства перестают действовать. Тогда начинают действовать правила авторитарного режима.
 
Демократическое правительство – даже если его формируют твои оппоненты, даже если оно проводит неприятную тебе политику – все равно воплощение воли избирателей; оно имеет право представлять страну и говорить от ее лица (на четыре или пять лет – до следующих выборов). Авторитарный режим, не имеющий связи с обществом, не подконтрольный избирателям, имеет такое же право отождествлять себя со страной, как военная хунта или колониальная администрация.
 
Вы и вправду считаете, что изгнанные из страны в 30-е годы германские социал-демократы или ученый Эйнштейн должны были не говорить правду о режиме Гитлера, а скромно помалкивать, памятуя о «плохом тоне»? Или что находившийся в Лондоне генерал де Голль должен был уважительно высказываться о режиме Петена как о «законном правительстве Франции»? Или что высланным из собственной страны в наручниках Солженицыну и Буковскому следовало воздерживаться от критики советской власти, поскольку они находились за границей? Неужто, вы верите в подобный бред?
 
В этой же беседе г-н Соловьев пламенно и жестко обличает администрацию Буша за иракскую войну. Что ж, в этом с ним согласится большинство американцев. Именно поэтому критики войны не сходят с экранов американских телеканалов и с трибун открытых слушаний на Капитолийском холме, именно поэтому на выборах 2006 года выступившая против войны Демократическая партия получила большинство в обеих палатах Конгресса, именно поэтому кандидат демократов с большой долей вероятности победит и на предстоящих президентских выборах. У нас же те, кто осмеливается говорить правду о чекистском режиме – об убитых детях Беслана, о растоптанных свободах, о чудовищной коррупции, о цензуре и «стоп-листах», о жестоких разгонах мирных демонстраций, – не только вообще не допускаются к выборам (Касьянов, Буковский, петербургское «Яблоко»…), но и получают обвинения в «экстремизме» – современный аналог знаменитой 70-й статьи УК РСФСР (Элла Кесаева, Андрей Пионтковский, Виктор Шендерович… кто следующий?) А иногда – для разнообразия – в избиении сотрудников милиции.
 
Чувствуете разницу, Владимир Рудольфович?
 
Вы хорошо представляете себе Барака Обаму, которому отказывают в регистрации на выборах? Или телеведущего MSNBC Кейта Олберманна (начинающего каждый свой эфир с фразы: «Сегодня… дней с того момента, как Буш заявил, что миссия в Ираке выполнена»), попавшего под прицел прокуратуры?
 
Когда власть не представляет никого, кроме узкого круга временщиков и узурпаторов, оппозиция не просто имеет право – она обязана говорить правду о том, что происходит в ее стране. Говорить в том числе и на международных форумах.
 
Подлинный патриотизм, подлинная любовь к своему государству – это когда ты говоришь правду, а не когда покрываешь подлость и преступления.
 
И уж наверное Борис Немцов, трижды избиравшийся в российский парламент по мажоритарному округу и уверенно побеждавший на губернаторских выборах (помните, были такие?), или Григорий Явлинский, получавший миллионы голосов на президентских выборах (настоящих, не бутафорских), имеют не меньшее право говорить от имени России, чем Дмитрий Медведев с его нарисованным 70-процентным «результатом».
 
И еще. Недавняя встреча госсекретаря США с представителями российской демократической оппозиции была, как водится, объявлена прокремлевскими изданиями «провокационной». А был ли хоть один случай, когда американская администрация устраивала истерику по поводу встречи российских (или любых других) официальных лиц с ее политическими оппонентами – такими, к примеру, как покойный конгрессмен-демократ Том Лантос или тот же сенатор Обама? Просто в демократических странах (в тех самых, где оппозиция считает дурным тоном критиковать свое правительство за рубежом) политические оппоненты власти считаются полноправными и неотъемлемыми участниками государственной жизни, а не «внутренними врагами» и «предателями».
Перечитайте, что ли, Салтыкова-Щедрина. Может быть, поймете разницу между Отечеством и его превосходительством.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *