Мечта о лучшей жизни и лондонское «дно»

В Великобритании официально зарегистрировано примерно 800 тысяч приехавших на работу выходцев из Восточной Европы — в основном поляков. На самом деле эта цифра гораздо выше. Многие нашли здесь работу, где их знания и умения ценятся по достоинству, но значительное меньшинство оказалось «на дне».
 
Корреспондент Би-би-си Роб Бромби поехал на автобусе в Познань с группой возвращающихся домой поляков.
 
Два раза в месяц видавший виды микроавтобус возит польских рабочих в Европу, в новую жизнь. Но эта группа пассажиров — жертвы экономической миграции. Они мечтали о работе в Лондоне, но оказались на улице без гроша в кармане, и этот польский автобус увозит их домой.
 
«Я не могла себе представить, что поляки в Лондоне попали в такую тяжелую ситуацию. Меня это просто поразило», — говорит представитель благотворительной организации «Фонд барка» Барбара Садовска.
 
Мы выезжаем из Лондона и с помощью системы спутниковой навигации берем курс на Познань. Среди пассажиров — двое алкоголиков, бывший пациент сумасшедшего дома и наркоман Даниель, которого, по его рассказам, 14 раз арестовывали за воровство и дважды сажали в тюрьму.
 
«Немного работы, немого наркотиков, героин, кокаин… Деньги, уличные грабежи — все было. Я все потерял, все свои деньги истратил на наркотики. Прозябал в садах, в парках, повсюду. Грязный, продрогший, и без гроша. В общем, хуже некуда», — рассказывает Даниель.
 
На дне
 
Теперь 18% бездомных на улицах Лондона — это выходцы из Восточной Европы, жертвы черного рынка труда. Славек работал электриком и неплохо зарабатывал. Но после несчастного случая на работе он восемь месяцев не работал и вскоре оказался на улице.
«Моя семья посылала мне деньги из Польши. Когда ты на улице, то выжить без выпивки невозможно. Дома, в Польше, я вообще не пил», — уверяет он.
 
Петр, скорчившийся в углу, явно тоже алкоголик, а поскольку в автобусе алкоголь строжайше запрещен, то у него явно наблюдаются симптомы «ломки» — говоря научно, абстиненции. Он тоже пострадал — на стройке, где он работал обрушились леса. Ему 35 лет, но он выглядит на все 50.
 
Он тоже спал на улицах, но ему семья не помогала — наоборот, жена от него ушла: «Я не посылал ей денег, а она на них рассчитывала. Думаю, поэтому так все и кончилось. Это типичный случай. Многие не возвращаются домой, потому что им стыдно, что из добытчиков они превратились в нищих».
 
На следующее утро мы пересекаем польскую границу. В автобусе царит облегчение, смешанное с усталостью.
 
«Возвращенцы»
 
Мы приезжаем на ферму, в бывший колхоз. Тут довольно мрачно, но удобно. «Возвращенцы» проходят детоксикацию и восстановительный курс. Их обучают ремеслам, и каждый обязан работать.
 
Илана, например, работает на местной лесопилке. В Лондоне она тоже была бездомной, тоже пила. Теперь, после терапии, она выглядит здоровой, на щеках — румянец. Но беда в том, что она полна решимости весной опять поехать в Лондон и сделать еще одну попытку.
«Я на 100% уверена, что в этот раз все будет правильно, потому что теперь я понимаю, в чем опасность. Я молодая, могу еще многое сделать, а там цивилизация. Здесь приятно, тихо, но мне хочется поехать куда-то в мир и что-то сделать. И мне кажется, что самое лучшее место для этого — Лондон», — говорит Илана.
 
По словам представительницы «Фонда Барка» Марыси Старжевской, в этом-то и заключается трагедия.
 
«Мы просто спасаем их жизнь, потому что многие из тех, кто уехал, умирают. Но они все равно хотят обратно в Лондон», — говорит она.
 
«Понимаете, полякам нужен начальный капитал, а здесь они не видят никаких перспектив, — добавляет Старжевская. — И это трагедия, потому что у нас в Польше не хватает врачей, строителей — все уехали. А к нам теперь приезжает множество людей из Белоруссии, с Украины в погоне за лучшей жизнью, и не знаю, сможем ли мы остановить этот поток».
Большинство восточных европейцев находит работу в Великобритании и хорошо устраивается. Но слабым и неподготовленным приходится очень тяжело.
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *