Ропщущий тростник


fontanka.ru
П…!
На «выборах президента» наибольшего успеха добился г-н Богданов. Его партия в декабре на выборах в ГД получила 89 780 голосов, а он сам на выборах президента — 960 476! Рост больше чем в 10 раз.
Кто они, эти 960 000 любителей Богданова?! Это и правда какой-то разветвленный масонский заговор, что ли?
 
Для сравнения — за СПС в декабре проголосовали 669 444 человека, за «Яблоко» — 1 100 000. Г-н Богданов далеко обогнал первых, почти догнал вторых. Получается, что голосование за Богданова и за демократические партии — с точки зрения большинства общества — примерно одинаковое «чудачество».
 
А 7 млн за Жириновского! А 13 млн за Зюганова! А 52 млн за Медведева!!
 
П…! Иначе о «судьбе демократов в России» сказать просто НЕВОЗМОЖНО.
 
И хватит уже для самоутешения играться в эдаких «народовольцев» — проклятое государство плохое, а народ хороший, демократам нужна демократия, надо разбудить народ, он пойдет за нами и т.д.
Если под «демократией» понимать голосование большинства, то российские «демократы» имеют к ней такое же отношение, как «государственники», с хрустом разгрызающие страну, к «государству». «Государственники» — расхитители и антагонисты государства. Просто без независимого суда и следствия это доказать невозможно. А то, что «демократы» — антагонисты демократии, доказывают цифры ЦИК. (Ясно, что демократия — это и соблюдение писаных законов, и свобода слова, и гарантия прав меньшинства, и политкорректность. И по всем этим критериям демократическая оппозиция вполне заслуживает своего названия — без кавычек. Но никуда не деться и от того, что демократия начинается и заканчивается тем самым голосованием БОЛЬШИНСТВА.)
 
Разговор о том, что эти цифры фальсифицированы, — фальсификация. Да, наверняка были приписки, но, во-первых, 52 млн голосов Медведеву не припишешь. Во-вторых, этому м-м… Богданову уж точно ничего не приписывали. И столь утонченного издевательства — чтобы у него было голосов в 1,5 раза больше, чем у СПС, никто не планировал. Само получилось. И, самое главное, как бы ни фальсифицировали итоги голосования, но «общество» отреагировало на публикацию этих результатов абсолютно спокойно, скорее, даже с «чувством глубокого удовлетворения».
 
Мораль: такие результаты соответствуют НАСТРОЕНИЯМ того самого Народа. «Народная власть». Народ и партия едины, раздельны только магазины.
 
Демократы — вообще оппозиция — выступают против правящей элиты. Отлично. Абсолютно нормальная, законная позиция. Но на кого они могут опираться?
 
На народ? Доказано — нет.
 
«Заграница нам поможет»? И не почешется. У них своих забот выше крыши, так и быть, выделят пару грантов, а в остальном пусть Россия сходит с ума, как ей угодно. Да и вообще, как же это она «поможет»? Армию вторжения пришлет или как?
 
Внутренние эмигранты опираются на эмигрантов внешних, «беглых каторжников»? Ну этого никто и не скрывает — «экс-олигархи» открыто и законно владеют какими-то изданиями и т.д. Но это чисто техническая помощь, эмигранты ничем не могут ПОЛИТИЧЕСКИ подсобить оппозиции, а оппозиция меньше всего старается «ради олигархов». Если твоя цель — деньги, то нет дураков за гроши работать в «ЕЖе», «Гранях», в «Новой газете», в «Нью Таймс», на «Эхе» или Каспаров.ру, когда стоит переметнуться к «патриотам» (бывший ярый либерал М. Леонтьев, «прораб перестройки» В. Третьяков, экс-диссидент Г. Павловский и армия других, менее известных — собственно, это почти все бойцы идеологического фронта) — и казна государства тебя обнимет, согреет. Даже журналистам третьего ряда в государственных СМИ платят куда больше, чем журналистам первого ряда в «оппозиционных СМИ» (а уж про «ТВ-олигархов» я даже не заикаюсь).
 
Так что любому нормальному человеку ясно — оппозиция не продается за деньги (кстати, даже не все патриоты продаются за деньги, хотя, понятно, там продажных куда больше — денег-то немерено). Оппозиционеры работают за идею. Неясно лишь — в чем она состоит?
 
Человеческая брезгливость, свободный моральный выбор, стилистические расхождения с казенной самодовольной брехней? «Жить не по лжи», «не врать и не бояться»? Это — прекрасно, но это — ЛИЧНЫЙ выбор. Это — не политика, где побеждают Большие Батальоны. А есть ли у демократов ПОЛИТИЧЕСКАЯ цель?
 
Это — возможно
 
lenta.ruМожно ли свалить власть? Невозможно… пока она сильна.
Может ли власть сама — без малейших усилий оппозиции — ослабеть? Может. Не надеясь на свои силы, оппозиция молит небеса с утра до ночи, как крестьянин о дожде: «О, только бы упала цена на нефть и расплющила Вертикаль! Сделай, ну что тебе стоит?!»
Эксперты говорят, что мольбы до небес не доходят, и пророчат на ближайшие годы цену чуть ли не 200 долларов за баррель.
Но поставим эксперимент. Пусть молитва будет услышана, цена упадет. Тем более что когда-нибудь она же действительно упадет на Россию Тунгусским метеоритом — чем позже, тем страшнее, т.к. страна окончательно разложится за десятилетия (?) нефтяной халявы. Итак — представим, что все сбылось.
 
Будет ли в этот момент у оппозиции шанс? Да. «Что вы бьетесь, молодой человек, перед вами же стена! — Стена, да гнилая, ткни и развалится!» Этот реальный или придуманный диалог студента-первокурсника Ульянова и жандарма мы все в школе учили. Сперва она должна стать трухлявой, а потом «падающего — толкни!». 
 
Итак, предположим — резкое падение экономики, уровня жизни, метания внезапно беспомощной власти…
 
Власть популярна? Точно. А станет непопулярной, только и всего. Это — быстро, это мы видели. Но для демократической власти (Буш, Саркози) падение популярности — не катастрофа, а норма. Совсем иное дело — Вертикаль, закрытая власть. Поскольку она по дороге насмерть изовралась и изворовалась, то ее положение куда опаснее: скелеты напирают на дверцы шкафа, стоит приоткрыть — и посыплются, не удержишь. Старая брехня покрывалась только новой брехней: весело ползем по ТВ-кабелю вверх по Вертикали Лжи, распевая гимн. Шла игра на повышение, все в порядке, жизнь удалась. И вдруг в самый разгар банкета к оплате предъявляются векселя старой лжи, а новой лжи никто не верит…
 
И — все. Банкротство, вниз головой в пропасть. Например. Стоит в момент общественного напряжения снять цензуру, пропустить на ТВ оппозицию — и будет эффект взрывоопасной Правды.
 
Какой такой «правды»? Да ровно той, которая всем известна и никому сегодня не интересна или яростно отторгается большинством.
 
А в определенный миг ее вдруг ХОТЯТ УСЛЫШАТЬ. Ту самую правду, тараном которой последние тысячи лет валят все власти везде — «правду» о преступлениях существующей власти (реальных или придуманных, но в которые верят). Правду о коррупции, беззаконии, бедствиях народа и т.д.
 
Тоска смотреть, как мается бедняк,
И как шутя живется богачу,
И наблюдать, как наглость лезет в свет,
И честь девичья катится ко дну,
И знать, что ходу совершенствам нет,
И видеть мощь у немощи в плену.
 
Вот она, правда сонета 66 — катехизис любой Революции, любого протеста. Подставляйте только конкретные значения — схема не меняется.
 
«Имена вызывают ненависть» — вот и дайте «коррупции» ИМЕНА, дайте имена беззаконию, преступлениям, сфокусируйте лазерный луч и вперед, не в бровь, а в глаз!
 
По отдельным фактам тут может быть ложь, преувеличение, искажение («разоблачения» Гдляна-Иванова), но в главном все «вдруг» понимают — правда. То есть это ВСЕГДА все отлично знают, но внимания не обращают, есть многое другое, более важное, чем эти «недостатки». И «вдруг» многое другое отпадает, картина мира перефокусируется, гештальт меняется, калейдоскоп пересыпается, и ЭТО становится эмоционально главным.
 
В обычных условиях, как писал тот же Шекспир, люди предпочитают «мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться». Ну а бывают такие «мгновения страсти», когда ровно наоборот — знакомое зло становится вдруг почему-то нестерпимым и «рвусь из жил и из всех сухожилий» в объятия к злу младому, незнакомому.
 
Тут есть известный феномен… Вот — «доклад Милова-Немцова». Опубликован, не дочитан, смят, выброшен… Эффект развалившейся бомбы. «Тает в руках, а не во рту».
 
Но представим тот же самый доклад в момент общественного недовольства, да прочитанный по ТВ, да повторенный много раз, да оставшийся без ответа власти. А власть НИКОГДА не умеет отвечать на подобные обвинения — потому что раз ей ПРИХОДИТСЯ ОТВЕЧАТЬ, значит, она уже ОБВИНЯЕМАЯ, уже ПРОИГРАЛА. И вот тогда, ровно тот же самый доклад как раз и становится разорвавшейся бомбой. Тут мудрить-то нечего, какие там особые факты — все те же факты, которые все 1000 раз читали в интернете. И все, вполне достаточно — любая сигарета взрывает бензовоз. Был бы бензовоз, а спичка всегда найдется …  
 
Сейчас эти спички сырые, все речи оппозиции смешны и «на десять шагов не слышны». Изменилась ситуация и настроения — и спички пыхнули, а те же самые речи и нужны, и слышны. Так было много раз. Например, кто в СССР не знал про террор, посадки и т.д. Ну знаешь — и знай себе… Даже «Гулаг» читали — и ничего особенного. А вот стали в 1987-90-м смотреть про то же по ТВ — совсем другой эффект в обществе. Или, наоборот: рассказы про «американский империализм» не цепляли в 1989-91-м, не спасли КПСС и КГБ, только смех вызывали. И те же самые речи попадают прямо в душу в 2000-е годы…
 
Слова любви, как известно, не меняются — меняется ситуация, меняется тот, кто их говорит, меняется и реакция.
 
Итак — при определенном стечении обстоятельств свалить Вертикаль можно. Вертикали умеют падать, это вам не горизонтали, не сети. В общем, великие потрясения — возможны.
 
Это — невозможно
 
А вот демократия в результате невозможна.
 
Кризисом и идеологическим дефолтом власти на сей раз, скорее всего, воспользуется отнюдь не «демократическая» оппозиция. Старые лидеры протерты до дыр, новых нет, а, оттолкнувшись от путинизма, идеологический шар полетел бы не в право-либеральный, а в лево-националистический угол.
 
Правда, здесь есть деталь. Если худшие враги Государства — государственники, демократии — демократы, то национализм — не исключение. Его худшие враги — националисты. Стоит поближе подойти к этой помойке — и любые, самые безумные «демократы» покажутся разумными и самокритичными консерваторами. Такой компании городских сумасшедших, штатных стукачей и уголовников, какая кучкуется среди «оголтелых патриотов», больше, пожалуй, просто нигде не найдешь. Нравы этой политической шпаны за 100 лет — с революции 1905 года, с создания «Союза русского народа» — совсем не изменились. И как плохо ни думай о народе, но все-таки не услышать запашок-с от осетрины 100-летней свежести… Нет, по-моему это даже для России перебор. Не то что гитлера, пуришкевича и то днем с огнем там не сыщешь. Да и в мире патриотизм питекантропов не в моде — а против мирового течения, думаю, Россия тоже не пойдет, нет такого драйва, сейчас не 1917-й, когда Россия «прокладывала пути человечеству», что твой Данко…
 
Поэтому абсурдность националистов оставляет шанс для демократов — несмотря на все усилия этих последних.
 
Да у демократов есть — теоретически — шанс.
 
Только вот шанс — на что?
 
На то, чтобы воспользоваться в какой-то форме хаосом, «великими потрясениями», если они сами собой случатся в России, и опять доломать власть, привлекая толпу своими демократическими лозунгами? Да, такой ничтожно малый шанс есть.
 
Или же на то, чтобы ценой «великих потрясений» построить «великую демократию в России»? Нет. ТАКОГО шанса — нет.
 
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа.
Держи карман шире!
 
Реально в этом случае может случиться трехходовка, подобная 1990-м годам.
Первое. Падающую власть — через головы демократов, хотя и используя их слов
а и образы — перехватывает номенклатура второго ряда.
 
Второе. Однако свобода слова остается — и начинает разрушать НОВУЮ власть точно так же, как только что разрушила СТАРУЮ.
 
Третье. В итоге, на смену этой непопулярной власти приходит новая полуавторитарная псевдонационалистическая власть и становится популярной.
 
Почему так? Возьму лишь один аспект — мне наиболее понятный.
 
 
Свобода браного слова
 
/oxyd.livejournal.comСвобода слова — основа демократии, так? Так.
Так вот. В России свобода слова — условие САМОУИНЧТОЖЕНИЯ демократии.
Почему Ельцин стал смешон-презренен-ненавистен для огромного большинства?
Были объективные причины — падение экономики. Как есть сегодня объективные причины популярности Путина — подъем нефтеномики.
 
А вот все прочее — субъективно. Неужели пьянство, болезни, неадекватные выступления (дирижирование оркестрами и т.д.), это все НЕ объективные причины? Так точно. Все дело в том, что это показывали и КАК показывали. Все дело в СВОБОДЕ СЛОВА.
 
Может быть, это ФСБ тайно плело в СМИ сети, чтобы накинуть их на Ельцина?
 
Да нет.
 
Мы, демократические журналисты, «добровольно и с «Куклами», сделали для уничтожения Ельцина все, что в наших силах. Это НТВ запустило термин «Семья», рассказывало о реальных (и не совсем реальных) грехах президента… Образ «страшных 1990-х» — оттуда, с НТВ. И поэтому это Ельцин и «семья» решили «использовать» Путина для борьбы, в том числе и против НТВ…
 
Но дело не в одном НТВ. «Ужас-ужас-ужас» кричали все ТВ-каналы. Так же, как сегодня все кричат «стабильность-возрождение-план Путина» (и повторяют «ужас-ужас» все про те же 1990-е). Только сейчас кричат по приказу, а тогда — от души, искренно.
 
«Свобода слова сама лечит раны, которые наносит». Может, и так … Но в России она исполняет иную функцию: сама пилит сук, на котором сидит.
 
Свобода слова выполняет важнейшую функцию: ДЕСАКРАЛИЗИРУЕТ президента (царя и т.д.). А царь, которого ПУБЛИЧНО критикуют, осмеивают и т.д. — он в России не царь.
 
У царя нет и не может быть договора со СМИ: «Я так благороден, что дал вам свободу слова — а вы так благородны, что ею не воспользуетесь». Не получится: свобода слова нужна СМИ, чтобы ругать власть, в том числе президента. Это наша обязанность, наша профессия. Свобода лизать власть есть и сегодня — полная.
 
При этом неизбежен азарт, грубость, «заказ», неизбежны новые минкины и карауловы… Больше того — чем либеральнее правитель, тем яростнее его атакуют, его НЕ БОЯТСЯ. Глупо за это осуждать СМИ — повторяю, если мы не ругаем власть, мы просто не нужны, мы тогда не СМИ, а холуйский агитпроп. А ругать по-джентельменски — это как ссориться, никогда не повышая голоса. Красиво, но не бывает.
 
Проблема не в СМИ. СМИ во всех свободных странах ругают свою власть, ругают по-хамски. И власть спокойно стоит. А в России — нет.
 
Проблема в том, что у народа в России нет иммунитета к свободе, нет золотой середины.
Или Царь — сакральный, неприкасаемый, как тот же Путин. Его можно ругать на кухне, но его Уважают. А уважают за то, что его нельзя ругать публично.
 
Но как только становится можно ругать публично — в глазах народа он уничтожен. «Ты меня уважаешь? — А за что тебя уважать?! За то, что тебя, вон, по ТВ ругают?!»
 
Представьте, что бы могло сделать ТВ из всех этих путинских «сопливых носов», «шило в стенку и на боковую» и т.д.! Все то, что никак не колеблет власть, пока идет по «Эху» в «Плавленом сырке», если бы попало на ТВ, то просто расплавило бы власть. И цены на нефть бы не помогли — авторитет власти затрещал бы про швам… Это не говоря о куда более серьезных и злых разговорах — про ту же коррупцию и т.д.
 
Безудержная страна Россия!
 
Или авторитет президента — абсолютный.
 
Или авторитет нулевой — его просто в грош не ставят. Третьего не дано. А переход (или, вернее, «перескок») тут один: можно ПУБЛИЧНО по ТВ критиковать — или нельзя. Керенского, Горбачева, Ельцина было можно — и нет более презренных и ничтожных правителей, по мнению народа. Ленина, Сталина, Брежнева, Андропова, Путина было нельзя — и их УВАЖАЮТ. (Хрущев — промежуточный случай. Критиковать его, конечно, было нельзя, но он все равно «распустил вожжи», и народ его за это презирает.)
 
Свобода — честна, несвобода — уютна
 
ljplus.ru/img4/y/l/ylitka09А дальше получается следующее: народ НЕУЮТНО чувствует себя, когда он не уважает своего правителя! Уважения к институтам и законам сроду не было, а еще и уважения к правителю нет! Народ в положении ребенка, вынужденного осознавать и признавать, что «папаша — дурак». Невеселое положение!
И общество в России интуитивно хочет СМЕНИТЬ эту ситуацию. Выглядит это так, что люди хотят на замену противно-смешному правителю другого, такого, которого можно УВАЖАТЬ.
 
А на самом деле народ хочет избавиться от неудобной, ненужной ему СВОБОДЫ. Свободы слова — и «вааще». Вот тогда-то сам собой и появится «авторитетный» (авторитарный) правитель. Иными словами — тот, которого нельзя будет публично критиковать. Вот и все вожделенное «уважение». «Он уважать себя заставил — и лучше выдумать не мог».
 
Из неудобной «болтанки свободы» — в удобный, привычный строй.
 
Свободу — в стенку (спасибо, что не к стенке) и — на боковую.
 
Если же к этой долгожданной несвободе («авторитету власти») добавить сахар безудержного национального хвастовства и соль привычной брани в адрес привычных врагов — то державное кушанье получается таким, что народ поистине душевно сыт. Будет есть до полного духовного ожирения.
 
Нет, недаром предки Путина были поварами в Политбюро!
 
И молча стоя на коленях перед президентом, Россия не устает повторять, как же это она лихо «встает с колен» перед проклятым Западом…
 
Что касается критики власти, то сначала она вносит дискомфорт в сознание — и встречается дружным криком «за что вы ненавидите Россию?!». Ну а затем, если кризис власти нарастает, а критика становится открытой, разрешенной, массовой, то количество переходит в качество, сознание рывком меняется, «глаза распахиваются» — и образ власти ломается и летит в грязь…
 
И опять тот же цикл: неудобство свободы — поиски нового удобства — обретение нового удобства-на-коленях.  
 
Только во всем этом круге — словесная покорность, словесный бунт, политический бунт, поиски новой покорности — нет места ни для гражданской свободы, ни для демократии.
 
Я взял только один, далеко не главный, может быть, поверхностный, но зато самый наглядный аспект: злоключения свободы СМИ. Даже эту свободу не выдерживает наше общество, даже от нее отказывается. Конечно, отказывается не само — свободу СМИ отбирает власть. Но общество НЕ СОПРОТИВЛЯЕТСЯ, наоборот, защищает (в разговорах, в интернете, а главное — своими голосованиями) власть и нападает на критиков власти — «врагов России и русского народа».
 
Мораль: даже свободу слова это общество, эта страна МАССОВО отторгает. Не умеет спокойно и достойно жить в условиях постоянной, открытой критики власти — и из инстинкта самосохранения предпочитает прятаться в раковину лжи.
 
Почему это так в России? Почему только в России — ведь даже на Украине или в Грузии иначе? Почему? «Русский человек специально не создан для свободы» — хвастался, за 150 лет до Михаила, Константин Леонтьев. В чем тут дело? Особый, вечный, интересный и неприятный разговор.
Но опыт истории — в том числе последних 20 лет — учит, что какими бы ни были причины, а по факту именно так. 
 
Так какие ветряные мельницы пытаются штурмовать демократы?
 
С точки зрения либерального пораженца (это я о себе) все куда спокойнее. Свобода (в том числе свобода слова) в России — штучка кухонно-комнатная. Не из-за внешних полицейских ограничений, а из-за психологии народа. Массовой свободы он не хочет — интуитивно знает, что «не выдержит» (Достоевский). Ну так и доверьтесь интуиции народа, подкрепленной его историческим опытом.
 
Молитесь своим богам сами, но не занимайтесь миссионерством, не ломитесь в запертую дверь и не обвиняйте народ — без толку. Он такой, какой есть. Для демократов же есть многочисленные щелки свободы — «Эхо» там всякое, «ЕЖ» и прочие места. Ну и пользуйтесь себе ЛИЧНОЙ свободой! Никто ее не отнимает… Но не замахивайтесь на всеобщую и массовую свободу — не пытайтесь всучить потребителю товар, который ему не нужен.
 
Ешьте сами…
 
Ропщущий тростник не станет лесом. Тем более что и тростник этот все редеет и редеет — иных уж нет, а те далече …

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *