ЛУКАШЕНКО БОЛЬШЕ ПЯТИ ЛЕТ НЕ ДАДУТ


Он и этот срок может не просидеть…

       
(Фото — EPA)18-летняя, остроносая, с улыбкой до ушей студентка иняза БГУ Оля Соколова голосовала первый раз в жизни 19 марта 2006 года на выборах президента Республики Беларусь. Случилось это в комнате для допросов ОСПР № 1 (объединенный специализированный приемник-распределитель) Минска. В комнате с зарешеченным окном, деревянным столом и привинченным к полу стулом она оказалась за то, что раздавала оппозиционную газету «Наш выбор» в одном из городских подземных переходов. И получила семь суток административного ареста. Официальное обвинение: «За нецензурную брань в общественном месте». Теперь она сидит на крашенных коричневой краской нарах в тесной камере вместе с молодой студенткой из Киева, которая только и успела, что доехать до Минска.

Всего в день выборов в ОСПР-1 оказалось до 50 таких «матерщинников» из Минска и других городов Белоруссии. В том числе доверенное лицо Александра Милинкевича, лидер Белорусского народного фронта (БНФ) Винцук Вечерка. Его арестовали в тот момент, когда он увозил звуковую аппаратуру после встречи кандидата в президенты с избирателями. Заодно арестовали и водителя машины — простого минского инженера.

Первокурсницу из Бреста Олю Соколову теперь наверняка отчислят из университета. В Белоруссии действует закон об отчислении за любое административное правонарушение. Так уже отчислили сидящего на этом же этаже ОСПР-1 молодого парня, бывшего третьекурсника БГУ. У него нашли календарик с фото Милинкевича. Таких бывших студентов в Белоруссии — сотни.

Тут же сидит 45-летний Александр, владелец маленькой компьютерной фирмы в Минске. Его взяли у Ледового дворца, где проходила встреча Милинкевича с избирателями. Он тоже «ругался матом».

Всего в последние дни перед выборами в Белоруссии были арестованы около 300 активистов оппозиции. Из 30 доверенных лиц Милинкевича девять оказались за решеткой. Были арестованы и четыре доверенных лица Александра Козулина. На него самого заведено два уголовных дела.

Белорусский батька добросовестно отпахал в эфире государственных электронных СМИ (а других нет) за всех четверых кандидатов. Другие там появились чисто символически.

Больше 30% (!) от числа белорусских избирателей проголосовали досрочно — до 19 марта. Ректор БГУ теперь хвалится — у него досрочно проголосовали 95% студентов. Ясно, что голосование прошло под плотным надзором начальства. Потом студентов минских вузов выслали из столицы под угрозой отчисления — подальше от митингов оппозиции.

В Могилевской области до сельских районов довели план — 50% досрочного голосования. Потом план подняли до 60%. План был выполнен. Ходили по дворам, пугали, что не дадут сена, дров. Досрочное голосование удобно тем, что можно приводить людей группами, цехами, улицами — организованно, под присмотром начальства. Потом урны стоят несколько дней в помещениях участков. Что с ними делается, можно легко догадаться. Вечером 19-го на нескольких минских участках члены комиссий шепнули мне: «Все досрочные голоса — за Лукашенко». Кто б сомневался.

В итоге уже к 10 утра воскресенья было объявлено, что выборы состоялись. А итоговую явку дотянули до 90% (почти советский «норматив»). Батька получил свои 82%. Не забудем про закрытые участки (армия и иные силовики), где Лукашенко получил 100%.

Независимые социологи в один голос говорили мне (шепотом, оглядываясь по сторонам): реальная поддержка Лукашенко в стране — около 50%. Все, что получено сверх этого, — результат грубейшего административного давления, устрашения, прямых фальсификаций.

Хуже всего у Лукашенко — в Минске и других городах. Против него — молодежь, интеллигенция, бизнес. Растет недовольство и в других слоях населения. Одна из основных причин — система годовых трудовых контрактов, на которых сидят большинство занятых. За любое неподчинение, проступок, что угодно — непродление. Найти работу в стране, где 80% работающих заняты в госсекторе, если у тебя «волчий билет», невозможно. Самое настоящее государственное рабство. Это рождает страх — за семью, детей. Я давно не видел таких забитых жизнью, запуганных людей, как в Белоруссии.

Но выборы 19 марта многое изменили. Появились политики, которые не боятся. На Октябрьскую площадь Минска вышли тысячи — таких массовых протестов Белоруссия не видела лет десять. На Октябрьской площади стоят палатки, люди, а горожане несут митингующим еду и горячие напитки. Официальный результат выборов оказался так далек от реальности, что это поняли многие белорусы. Нелегитимность выборов очевидна. Отныне власть Лукашенко необратимо надломлена и будет только слабеть. Ресурсов ее усиления больше нет. А протест будет только нарастать. Уже сегодня в городах Лукашенко поддерживают менее половины населения.

Надо отдать должное президенту Путину. До дня выборов ни он, ни Фрадков ни разу публично не выступили в поддержку Лукашенко. Их можно понять. За 10 лет «движения к союзному государству» продвигалось почти исключительно только сладкоречивое батькино «интеграционное» красноречие. Нет ни единой валюты, ни российского участия в трубопроводах, ни собственности на крупные предприятия, ни Союза — Россия не получила ничего или почти ничего. Продавая при этом дешевые энергоносители, открывая свой рынок для белорусской продукции, прямо субсидируя белорусский бюджет. Надо ли нам, чтобы эта российская программа «газ в обмен на разговоры» была продлена на очередную, третью пятилетку?

Белорусское общество все с большим напряжением воспринимает безоговорочную поддержку Россией режима Лукашенко. Как показывают опросы, симпатии к России с каждым годом быстро сокращаются. Не хотелось бы, чтобы повторилась история с Украиной, когда Кремль до последнего не замечал перемен в этой стране и умудрился настроить против России миллионы украинцев.

На митинге оппозиции в Минске я видел развевающиеся российские флаги, и ни одного немецкого или американского. Безоговорочная поддержка Лукашенко может все переменить. Если белорусы — братский нам народ, не пора ли прислушаться к их голосу?

       
Владимир РЫЖКОВ.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *