ЛИЧНОЕ ДЕЛО КАЖДОГО

antiterror.sitecity.ru

| (Фото: antiterror.sitecity.ru)28 февраля Владимир Путин издал распоряжение, согласно которому российским организациям предпринимателей предстоит частично финансировать Национальный антитеррористический комитет. Правда, мы, грешные, узнали об этом лишь полторы недели спустя, из статьи в «Коммерсанте», поскольку в официальную рассылку «распоряжение» не поступало. Вроде бы правительству предложено разработать механизм участия российских предпринимателей в финансировании деятельности созданного 15 февраля НАКа. Разумеется, в «добровольном» финансировании! «Добровольно», значит, обязуются. И что нам на это скажет купечество? Купечество всё более помалкивает.

Александр Шохин из РСПП, оказывается, «знаком с существованием такого документа», и на следующей неделе его гильдия этот сюжет «обсудит». Председатель экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян «об указе слышал, но самого документа не видел… Все зависит от того, добровольно или нет будут создаваться фонды. Думаю, что добровольно — иначе это будет юридически неверным. Существует стандартная практика добровольного финансирования таких программ, например, в Европе — это социальная солидарность».

Стало быть, получается, что антитеррор переводят на гранты. Хотят приравнять чекистов к экологам и правозащитникам. Ведь такая форма финансирования порою существенно эффективнее, чем через бюджет. Во-первых, быстрее. Во-вторых, без бюрократической и коррупционной «нагрузки». Ведь если фонд финансирует НАК, то он, наверное, сможет и контролировать расходование средств. И, может быть, сделает это лучше, чем парламент и счётная палата. Фонды, они вообще очень пристально относятся к грантополучателям. Представляете, Патрушев ночами не спит, пишет отчёты за полученные гранты и заявки на новые.

Видите, какой бред?
Конечно же, о контроле за этими средствами придётся забыть. Наоборот, тайна сия будет покрыта ещё более плотным мраком, чем самые закрытые статьи госбюджета.
Но, может быть, хоть террористов победят?.. Я не провидец, но при известии об этом «добровольчестве» вспомнился мне двухлетней давности разговор с людьми, которых «борьба с терроризмом» нечаянно коснулась. Бизнесмены — не «новые русские» и не «олигархи», а представители реального сектора, среднего бизнеса, высоких технологий — в общем, всего того, что и призвано удваивать ВВП. Провожая старый 2003 год, они сетовали, что-де был он для их бизнеса значительно тяжелее по сравнению с предыдущим. И описали они мне тогда — конечно же, в сугубо частном порядке — картину, достойную пера Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина…

Раньше были «крыши» — бандитский рэкет и милицейские поборы. Были взятки — например, на таможне. И было так заведено от века. Но в условиях контртеррора добавились новые радости. К бизнесменам стали обращаться структуры, ранее ими совершенно не интересовавшиеся — например, ФСБ и военная прокуратура.

Приходили государевы люди, во-первых, в рамках следствия по каким-либо делам. Украли, скажем, из какого-то секретного ведомства партию компьютеров — так всех, кто нечто похожее производит и продаёт, обходят с проверкой. Заплатишь — проверят быстро. Не заплатишь — будут делать это долго и тщательно. Все равно в конце концов ничего не найдут, и для следствия этот труд будет бесполезен, но… Будешь упорствовать — за время проверки бизнес твой «ляжет», и место твое займет конкурент.

Впрочем, структуры МВД и раньше работали в том же ключе. Может, просто увеличилось число ведомств, которым надо платить? Нет, не просто увеличилось. Оказывается, и в собирание полюдья можно привнести элемент высоких технологий и научный подход.

В этой новой для российских правоохранителей области молодые, с горящими глазами сотрудники в форме или в штатском вели себя почти как герои фильмов про «советских ученых», которые в белых халатах проникают в тайны атомного ядра. Они выбирали себе на этом непаханом поле темы по вкусу. Например, навскидку: «предотвращение использования компьютерной техники для террористической деятельности». Или что-то еще столь же разумное.

А дальше — почувствуйте дух времени.
Для прототипов Гусева из «Девяти дней одного года» советской властью были созданы соответствующие условия — чтобы не отвлекались на поиски хлеба насущного и на мысли о положении трудящихся. Жители деревень, примыкавших к обнесенному несколькими рядами колючей проволоки ядерному Арзамасу-16, полагали, что там, внутри, построен «пробный коммунизм» — и, если вдуматься, были недалеки от истины.

Лозунг современных «научных разработчиков» тем антитеррора был иной: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять у нее — наша задача». И действовали они вполне по Жванецкому: «Кто что охраняет — тот то и имеет». Приходили к объектам изучения с протянутыми чистыми руками и требовали уплаты наличными. А иначе, намекали, «исследование» для вас, господа бизнесмены, из амбулаторного может превратиться в стационарное…

Впрочем, и в романтические годы Гражданской, и в не менее славные тридцатые чекисты поимели от своих клиентов немало — из антиквариата и прочих ценных вещей… Так что научно-практическая разработка «золотой жилы» российского хай-тека всего лишь продолжала традицию. Умножилось не только число взимающих мзду ведомств, но и приемы мздоимства — но и это еще не все!

Борьба с «оборотнями в погонах» придала этим радостям совершенно новый оттенок. Раньше было ясно, кому в каком ведомстве надо один раз заплатить, чтобы больше оттуда не приходили. В каждом ведомстве был «смотрящий», который он обеспечивал единоначалие: один раз заплатил, и спи спокойно. Теперь же каждая новая следственная бригада, ссылаясь на дезорганизацию коррупционной системы, предавалась греху скверноприбытничества самостоятельно.

Являлась, к примеру, группа веселых прокуроров с намерением «проверить», и на пароль «Я уже такому-то заплатил!» следовало: «Ничего не знаем, у нас в ходе борьбы с оборотнями коррупционная система ликвидирована, и действуем мы вовсе бессистемно!» Приходилось отстегивать каждому входящему. А в приёмной дожидалась уже следующая группа «веселых и находчивых»… Всё удваивалось — только не ВВП…
Но то было два года назад.

Теперь с анархией будет покончено! Теперь в области коррупции у нас торжествует государственный, системный и научный подход. Потому что если борьба с терроризмом — дело государственное, то почему бы не ввести соответствующий налог и статью в бюджет? Если же это дело частное, то без прозрачности в сей благотворительной деятельности и общественного контроля за расходованием средств идея оказывается насквозь коррупционной.

Нечто подобное происходило недавно в Грозном. Только там боролись не с терроризмом, а с последствиями борьбы с терроризмом. Приводили разрушенный центр города в божеский вид. Финансировало эти работы местное «купечество» исключительно добровольно. Рамзан Кадыров сам по себе аргумент убедительный, без всяких слов. Никаких жалоб или предложений что-либо проконтролировать от местных бизнесменов не поступало. Охотно скидывались на бордюры, тротуарную плитку, пластиковые окна — да на что угодно…

И таки восстановили центральную улицу! Правда, только фасады. А заглядывать дальше фасадов не благословляется. Теперь, после путинского распоряжения, и в Москве у нас порядок восстанавливается. Только помогите мне найти десять отличий между этими городами — самому мне сделать это чем дальше, тем труднее.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *