СЦЕНАРИЙ НА ЗАВТРА


(Фото: ural-chel.ru/коллаж ЕЖ)Политическое время на глазах сжимается. Кажется, еще чуть-чуть, и мы станем свидетелями квантования времени, как было в первые секунды после Большего Взрыва, когда время еще не было плавно текущей рекой, но падало каплями. Как связаны – и связаны ли? – между собой эти «капли», которые обрушиваются нам на голову в последние недели чуть ли не ежедневно? Есть ли у них общий источник, или все дело в оголтелой подковерной борьбе разных кланов в Кремле? И, главное, чем это все для нас закончится?

Сплошные вопросы, и единственный пока ответ на них укладывается в короткое предложение: «проблема 2008 года». Очевидно, впрочем, что цифра здесь вполне условна: политический 2008 год, то есть избрание нового президента, случится значительно раньше – как минимум раньше на год, если не на полтора. И потому все сегодняшние события следует рассматривать именно через призму этого сжимающегося политического времени.

Из новостной ленты: «Минпромэнерго и Минэкономразвития согласовали законопроект, ограничивающий доступ иностранных инвесторов к «стратегическим отраслям» экономики, и 9 марта намерены внести его в правительство. После вступления документа в силу крупные инвестиции во все «стратегические отрасли» экономики и российские компании, работающие в них, можно будет делать лишь с одобрения президента страны»,- сообщает газета «КоммерсантЪ».

Зачем президенту лично контролировать инвестиционный капитал (и тем увеличивать проблематичность вложений), который, по заявлениям многих правительственных чиновников, так необходим для развития экономики России? Дабы сократить коррупционную лестницу? Отстранить от «кормушки» правительство? Ведь каждый большой инвестиционный проект имеет специальные средства на свое «продвижение», «сопровождение», «обеспечение», то есть на прямые и завуалированные откаты, исчисляемые сотнями тысяч, а то и миллионами долларов. Или же для того, чтобы замкнуть все более или менее значимые мировые компании, работающие в области добычи и переработки природных ресурсов, энергетики, высоких технологий, возможно – и телекоммуникаций, непосредственно на президента и его ближайшее окружение? Чтобы именно В.В. Путин, с приставкой «президент» или без оной, стал лучшим другом и товарищем китов мирового бизнеса, лично обязанных ему однажды оказанной им услугой?

Именно так, к слову, используя связи входящих в нее консультантами бывших президентов и премьер-министров (от Джорджа Буша–старшего до бывшего премьер-министра Великобритании Джона Мейджора), мало кому известная когда-то компания Carlyle Group превратилась в двенадцатимиллиарднодолларовый частный инвестиционный фонд, машину по умножению денег, работающую на трех континентах, способную открыть своим клиентам двери туда, куда другим вход заказан или весьма недешев. Если так, то становятся более или менее понятными туманные намеки Путина по поводу его будущего, когда он заявляет, что ни президентом, ни главой Газпрома становиться не собирается.

Беда только в одном: вполне вольготная роль консультанта или даже главы, не суть, «теневого мирового инвестиционного правительства» обеспечивает все, кроме защиты от преследований внутри собственной страны, коли наследник окажется не лояльным. Следовательно, вторая причина (не исключающая и первую) замыкания на себе западного инвестиционного бизнеса (и это при том, что президент и так контролирует продажу в любые руки пакетов свыше 25% в российских компаниях, отнесенных к списку стратегических, в число которых помимо оборонных предприятий входят крупнейшие телевизионные каналы и, негласно, такие газеты, как «Известия» и «Аргументы и факты») — это концентрация капиталов в руках «своих», с тем чтобы у ближайшего окружения были веские мотивы не допустить на кремлевский престол человека, не лояльного путинской Семье.

Из новостной ленты: «Совет Федерации одобрил закон «О противодействии терроризму». По словам сенаторов, в случае если самолет окажется захвачен террористами, военные будут сбивать в том числе и самолеты, в которых могут находиться высокопоставленные российские чиновники, включая президента», — сообщает «Эхо Москвы».

То, что Совет Федерации утвердит весьма неоднозначный, скажем мягко, закон, серьезно расширяющий полномочия ФСБ, было известно заранее. Однако совершенно необъяснимы просочившиеся в прессу утечки о том, что сенаторов познакомили с некими секретными деталями, что им сообщили о готовящемся секретном приказе Министерства обороны, наконец, разрешили предать гласности тот факт, что если в захваченном террористами самолете окажется президент, то этот самолет все равно будет сбит. Неужели полностью контролируемый Кремлем Совет Федерации готов был оспаривать закон и его надо было уговаривать такими сочными деталями? Да нет, конечно. Или граждан решили успокоить тем, что перед угрозой террористического акта все равны? Какая польза от этого знания человеку, который, не дай бог, окажется в таком самолете? Что добавит ему знание того, что если бы в его кресле сидел сам президент, то и у него был бы схожий страшный конец?

В традициях российской конспирологии, которая давно уже заменила собой политику, приходится думать, что такие публичные заявления – не что иное, как угроза или, скажем мягче, предупреждение президенту со стороны высоких чиновников то ли ФСБ, то ли Министерства обороны, то ли и тех, и других. Но если это – так, то почему угроза выплеснулась на публику сейчас, когда до избрания преемника Путина по закону еще два года? Или – выбор идет уже сегодня, сейчас?

Из новостной ленты: «Заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков впервые публично признал, что в России создается политическая система с одной стабильно доминирующей партией — “Единой Россией”», — сообщили «Ведомости».

Встреча В.Ю. Суркова с активом «Единой России» случилась еще 7 февраля, но на сайте партии стенограмма появилась только сейчас. Суть речи нового Суслова (или, лучше, «Суслова в Армани») – призыв к мобилизации партии власти, столь настойчивый, как если бы выборы состоялись в ближайшие недели и месяцы («если завтра война»). И снова вопрос – к чему такая спешка?

Ответ: к тому, к чему и вся прочая активность кремлевских кланов, раскручивающаяся в последние недели как по спирали.

Из правительственных верхов доносятся слухи: в Белом доме снова чехарда. Кто-то куда-то переезжает, срочно готовятся новые кабинеты – для кого, зачем? В секретариате премьера Фрадкова тоже перетряски: уволены два ближайших помощника, на выходе и личный пресс-секретарь премьера… Вывод чиновников, обладающих особой чуткостью на детали: что-то готовится. Но вот – что?

Из Кремля утекают (случайно или намеренно) версии событий ближайших девяти месяцев.

Вот, например.

Премьер Михаил Фрадков по болезни подает в отставку. Президент предлагает на его место вице-премьера и министра обороны Сергея Иванова. Дума, подогретая кремлевским кланом, находящимся в оппозиции к силовикам, Иванова не утверждает. Тогда президент предлагает кандидатуру своего зама, Игоря Сечина. Дума и его не утверждает. Активизируется группа, которой поручено готовить в преемники Дмитрия Медведва (по слухам, этим вновь занимается бывший глава Администрации, а ныне один из руководителей РАО ЕЭС Александр Стальевич Волошин). Президент распускает Думу и… досрочно, то есть до истечения второго срока, слагает с себя полномочия. И.о. президента утверждается нынешний вице-премьер Дмитрий Медведев. Назначается дата избрания нового президента и новой Государственной думы.

Понятно, что ни одна оппозиционная партия в столь укороченные сроки не способна организовать конкуренцию партии власти. «Единая Россия» при нескольких маргиналах становится, по сути, единственной партией в парламенте – по образцу советского Верховного Совета, в котором заседал единый блок «КПСС и беспартийных». Кандидатом в президенты России широкие народные массы выдвигают… Путина Владимира Владимировича. Ведь в Конституции РФ (статья 81) говорится, что «одно и то же лицо не может занимать должность Президента РФ более двух сроков подряд», а кандидат Путин В.В. к тому времени занимал эту должность всего лишь полтора срока.

Результат предсказуем. Народ, вслед за телевизионными пропагандистами, ликует. Большой западный бизнес аплодирует: не надо тратиться на новых чиновников, сохранность инвестиций обеспечена еще на 8 лет. Западные демократии смущены, но непрерывность газовых и нефтяных потоков, гарантированных автором концепции «энергетической безопасности», заставляет их с выбором российского народа смириться. Кремлевские кланы облегченно вздыхают и продолжают войну за ресурсы между собой. Все счастливы. В стране устанавливается «культ личности без личности», как остроумно выразился недавно известинский публицист Александр Архангельский.

Насколько правдоподобна эта версия, распространяемая из кремлевских кабинетов? А черт его знает. Знает лишь ближайшее окружение В.В. Путина, которое насчитывает, по разным данным, от трех до десяти человек. Но уши чиновников способны слышать то, что простым смертным недоступно. Они угадывают по губам, по жестам, по тому, как переставлены стулья. По тому, какие это стулья. Так, как в советские времена западные наблюдатели догадывались об изменениях в советской внешней и внутренней политике по смене местоположения фигур на Мавзолее.

Сценарии могут меняться. Полностью или в деталях, одни фамилии могут заменяться другими. Одно ясно: самые серьезные перетряски – не за горами. И нам в них отведена незавидная роль внешних наблюдателей. Если, конечно, мы с ней согласимся.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *