«АРИК» ПО ПРОЗВИЩУ «БУЛЬДОЗЕР»


В иерусалимской клинике «Хадасса» лежит в коме, на пороге смерти сын эмигрантов из России, самый известный и противоречивый израильский политик последних десятилетий.
 

Шарон всегда придерживался азов воинской науки – никогда не сдаваться, достигать успеха любой ценой. На первый взгляд, его жизнь была полна противоречий. По молодости мечтал разгромить арабов и создать «Великий Израиль»; в зрелом возрасте, и особенно на склоне лет, делал все, чтобы достичь относительного мира. Сначала стал героем еврейских колонистов, завоевав новые земли в Газе. А в прошлом году своих поклонников оттуда изгнал…
 

В жизни любого политика такое «сальто-мортале» было бы практически нереально. Маленькое государство, со всех сторон, как волк, обложенное смертельно опасным неприятелем, без всяких компенсаций возвращает территории, добытые в ходе кровавых войн. Шарон хотел эту землю обменять на мир. Но кто в Израиле способен в это поверить? Сунешь зверю в пасть палец – откусит тебе всю руку, таков лейтмотив сложной левантийской политики.
 

Шарону, как ни странно, большинство израильтян поверило. Стоимость акций, выставленных на бирже в Тель-Авиве, в 2005 году выросла на 30%. Тенденция к сохранению роста осталась (по крайней мере, пока Шарон в январе 2006-го не пережил второй инсульт – и с тех пор фактически был вычеркнут из активной жизни). Борьба премьер-министра Шарона за «новый Израиль» была в прошлом году поддержана доверием бизнесменов и инвесторов.
 

Летом 2005 года Израилю удалось избавиться от «камня на шее, который страна десятки лет напрасно тащила, боясь с ним расстаться». Шарон убедил соотечественников, что 360 квадратных километров песка вокруг Газы не имеют для них большого значения и что далее с военной точки зрения бессмысленно защищать 9 тысяч еврейских поселенцев от миллиона арабов.
 

Интенсивная политическая деятельность, очевидно, стала причиной того, что здоровье грузного генерала в отставке не выдержало давлений и стрессов. 4 января с диагнозом «паралич мозга» его отвезли из поместья в Негеве в клинику; с тех пор врачи оперировали его уже много раз. В декабре Шарон пережил один инсульт, но второй удар для 77-летнего солдата стал роковым. Израильская политика потеряла лидера, который на выборах в марте 2001 года победил своего противника Эхуда Барака (тоже, кстати, бывшего спецназовца) с фантастическим отрывом в 25% – такого триумфа не знал в Израиле никто с момента основания государства в 1948 году.
 

 
С пальцем на спусковом крючке
 

Генерал Ариэль родился 27 февраля 1928 году в семье эмигрантов-социалистов из России Веры и Самуила Шнейнерманов в Кфар-Малаве, недалеко от Тель-Авива. Молодость Шарона прошла в войне с арабами за жизненное пространство на библейских землях. В 17 лет стал членом вооруженной группы «Хагана», прообраза еврейской армии. Среди его соратников по оружию были такие известные люди, как Ицхак Рабин, Моше Даян и Рехавам Зееви. В 1948 году Ариэль был уже опытным бойцом, командиром отряда в войне за независимость. Был ранен в живот и демобилизован. Но, получив образование, он в 1953 году был вновь востребован Моше Даяном в армии, стал майором, командиром подразделения по борьбе с партизанами, которое в арабских деревнях «оплачивало счета» палестинских террористов, орудовавших в Израиле. Во время Суэцкого кризиса под его началом находилась уже бригада, сражавшаяся на Синае. В «шестидневной войне» 1967 года ему доверили целую бронетанковую дивизию.
 

60-е годы были для Шарона успешными с профессиональной точки зрения (старый друг Рабин, ставший начальником Генштаба Израиля, начал активно проталкивать вверх по служебной лестнице и сотоварища по «Хагане»; в 1967-м Ариэль был уже генерал-майором), однако трагическими в личной жизни: в 1962 году в автокатастрофе погибла его первая жена Маргалит; в 1967-м его первого сына Гура во время игры нечаянно застрелил приятель; от второго брака (женился на сестре первой супруги) у него двое сыновей, Омри и Гилад.
 

В 1973 году его снова призвали в армию во время войны «Йом-Киппур». Дивизия Шарона прославилась тем, что… нарушила приказ и форсировала Суэцкий канал; так генерал, которого солдаты звали «Ариком», а журналисты – «Бульдозером», стал первым еврейским командиром, завладевшим плацдармом на исконных египетских землях. Генералитет на Шарона за самоуправство надолго осерчал, но он по этому поводу не особенно переживал, поскольку как раз вознамерился «переквалифицироваться в управдомы».
 

На волне своих военных побед Ариэль ворвался в политику: в декабре 1973-го был впервые избран депутатом кнессета от консервативной партии «Ликуд», одним из основателей которой являлся. Потом он из этой партии ушел, основал другую, которая в 1977 году снова привела его в парламент. «Ликуд» тогда впервые победил на выборах и сформировал правительство, в том числе в коалиции с партией Шарона. Поговаривают, что экс-генерал был обуян мечтой стать министром обороны, дабы посчитаться с генеральским корпусом, недолюбливавшим его еще с военных времен. Но премьер Менахем Бегин доверил МО генералу авиации Эзеру Вейцману, будущему президенту Израиля, а Шарон вынужден был удовлетвориться креслом министра земледелия.
 

 
Ливанские «приключения»
 

На этом посту Шарон продолжил свою войну с арабами. Он развернул широкую программу строительства колоний на захваченных территориях. Колонисты в нем души не чаяли. Но потом Вейцман подал в отставку, и Шарон дождался исполнения своей заветной мечты – стал министром обороны. Ему пришлось участвовать в еще одной военной кампании, на этот раз против Ливана. Ариэль командовал операцией «Мир для Галилеи», приводя в чувство палестинцев, с ливанской территории атаковавших Израиль.
 

В сентябре 1982 года израильские войска под командованием Шарона открыли дорогу в Сабру и Шатилу, лагеря палестинских беженцев, отрядам ливанской христианской милиции (так называемой маронитской фаланги). Фалангисты под руководством Элие Губайки расстреляли около 3 тысяч безоружных людей.
 

Эта бойня потрясла весь мир; правительство Бегина вынуждено было учредить следственную комиссию. Ее приговор гласил: Шарон несет личную ответственность за то, что маронитам позволили ворваться в лагеря, но что касается самих убийств – тут его вины нет. Шарон подал в отставку, но сохранил популярность в массах. Позже, в июне 2001 года родственники жертв Сабры и Шатилы попытались использовать против него бельгийский закон, карающий за преступления против человечности, даже если они не совершены на территории Бельгии. Но Шарон из этой переделки вышел целым и невредимым.
 

 
«Держать удар и не сдаваться»
 

Чем только «Арик» не руководил!.. Был министром земледелия, обороны, торговли и промышленности (дольше всего – с 1984 по 1990 год), жилищного развития, национальной инфраструктуры и даже иностранных дел (МИД возглавлял в 1998-1999 гг. и вошел в историю, призывая захватить столько арабских территорий, сколько Израиль будет в силах «переварить»).
 

Финал своей драматической карьеры он начал ошеломляюще. В 1999 году сменил Беньямина Нетаньяху на посту лидера «Ликуда». Поначалу вел себя, как и подобает настоящему «ястребу». Когда в июле 2000 года Биллу Клинтону не удалось уломать палестинского вождя Ясира Арафата и премьер-министра Израиля Барака на договор о мире,  Шарон решил подлить масла в огонь: в сопровождении сонма журналистов посетил иерусалимскую Храмовую гору, священное для мусульман место. Вспыхнула вторая палестинская «интифада». Дни Барака-премьера были сочтены.
 

А Шарон, став руководителем Израиля, в 2002 году при посредничестве американцев договорился-таки с хитрецом Арафатом о «дорожной карте», рисовавшей план возникновения арабского государства в Палестине. Но внутри палестинского общества продолжал бурлить вулкан – в отличие от Шарона, Арафат не пользовался авторитетом среди «своих» радикалов. Израильское правительство усиленными темпами возводило на границе с Западным берегом Иордана «Великую еврейскую стену», призванную защитить жителей от террористов.
 

Лишь после смерти Арафата в конце 2004 года Шарон заключил перемирие с новым палестинским руководителем, Махмудом Аббасом. Пиком миротворческой политики генерала «Арика» стала «деколонизация» области Газа в 2005 году. Крутой вояка переквалифицировался в «голубя мира». В действительности, конечно, это был все тот же Шарон, решивший от фронтальной атаки перейти к фланговым маневрам. Но родная партия «Ликуд» его не поняла, начались протесты против «дружбы с палестинцами». Проблемы с «партайгеноссе» Ариэль решил со свойственной ему крутостью: покинул ряды «Ликуда» и основал новую партию «Кадима» («Вперед»).
 

 
«Заветам Шарона верны»?
 

В израильской политике нет дефицита кадров. Это дано самой системой законодательной власти страны: в однопалатный кнессет могут попасть представители партий, которые наберут на выборах всего 2% голосов.
 

«Голлисты без де Голля» – так называют сегодня новую партию Шарона. Но это явное преувеличение, несмотря на всю серьезность фигуры генерала. Наряду с 60-летним Эхудом Олмертом, который сейчас исполняет обязанности премьера, в «Кадиме» немало других лидеров с сильной харизмой. Например, министр обороны и бывший армейский генерал Шаул Мофаз (57 лет), который тоже сделал карьеру в спецподразделениях. Его люди гонялись за арабскими террористами по всему миру; в 1976 году командовал спецназовцами, которые освободили израильтян-заложников в угандийском Энтеббе. В молодости Мофаз, как и генерал «Арик», был настроен крайне антиарабски. Но с недавних пор, удивив многих,  перешел на сторону Шарона.
 

То, что Шарон покинул политику, дает шанс Партии труда, которую возглавляет Амир Перес, добиться неплохих результатов на выборах в марте. Возможна коалиция этой силы с «Кадимой»; пожалуй, таков единственный шанс Израиля на продолжение дела генерала Ариэля. Ведь «Ликуд» снова возглавил Беньямин Нетаньяху, который не собирается уступать арабам ни пяди.
 

Американская авантюра в Ираке, шиитский фанатик во главе Ирана, чрезвычайно хрупкий «мир» в Ливане, угроза, нависшая над сирийским режимом, и растущий хаос в Газе, усиленный победой «Хамаса», политической организации палестинских террористов, на выборах в парламент, – все это позволяет думать, что политическое наследие Ариэля Шарона может надолго лечь под сукно. Если, конечно, не произойдет чудо.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *