«КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА» ПРОГОРЕЛА


Крупнейшая газета страны осталась без здания

var win=null;
function GalleryWin(mypage,myname,w,h,scroll,pos){
if(pos==»random»){LeftPosition=(screen.width)?Math.floor(Math.random()*(screen.width-w)):100;TopPosition=(screen.height)?Math.floor(Math.random()*((screen.height-h)-75)):100;}
if(pos==»center»){LeftPosition=(screen.width)?(screen.width-w)/2:100;TopPosition=(screen.height)?(screen.height-h)/2:100;}
else if((pos!=»center» && pos!=»random») || pos==null){LeftPosition=0;TopPosition=20}
settings=`width=`+w+`,height=`+h+`,top=`+TopPosition+`,left=`+LeftPosition+`,scrollbars=yes,location=no,directories=no,status=no,menubar=no,toolbar=no,resizable=yes`;
win=window.open(mypage,myname,settings);}

 

 
Дмитрий Костюков / КоммерсантъВ результате крупного пожара, который произошел вчера в здании ФГУП «Издательство `Пресса`» на улице Правды в Москве, сгорели или были залиты водой редакции «Комсомольской правды», «Парламентской газеты», «Трибуны» и «Советской России». Журналисты-погорельцы убеждены, что причиной ЧП стал «синдром Вороньей слободки»: в старом здании с деревянными перекрытиями владельцы собрали множество арендаторов, и ветхая проводка не выдержала нагрузки.
 
Вчера утром почти во всех редакциях, расположенных в здании редакционно-издательского комплекса на улице Правды, проходила планерка. Участники мероприятий описывают дальнейшие события примерно одинаково: почувствовали слабый запах дыма, но расходиться не торопились – подумали, что где-то загорелась урна и скоро ее потушат. Однако примерно в 10.30 на всех этажах здания одновременно «ожили» установленные в коридорах громкоговорители. Бодрый голос начальника охраны комплекса потребовал, чтобы все присутствующие организованно и быстро покинули помещение в связи с возникшими «техническими неполадками».

 
Объяснять суть проблемы говорившему не пришлось – выскочившие из кабинетов люди обнаружили, что коридоры постепенно заволакиваются удушливым дымом.
 
«Примерно три-четыре раза в год наши местные пожарные организуют так называемые учения,– рассказал Ъ управделами редакции газеты `Трибуна` Эльдониз Гасанов.– Они объявляют по внутренней громкой связи учебную тревогу и требуют, чтобы все вышли на улицу. Каждый раз это мероприятие происходит со скандалами: журналисты возмущаются, что их отрывают от работы, сотрудники отдела гражданской обороны настаивают на своем. В первых рядах тех, кто возмущался, всегда был и я… А сегодня понял, что был не прав».
 
Эвакуация действительно прошла организованно и быстро, хотя лифты к этому моменту уже отключили. Как рассказывают журналисты, местные спасатели и охранники-милиционеры встали на всех стратегически важных «перекрестках» между коридорами и лестничными пролетами и направляли людей к выходу. Кое-где раздавались женские крики и возмущенные голоса начальников, которым не позволяли вернуться в кабинеты, чтобы забрать забытые важные бумаги, вещи и деньги, которые они хранили в служебных сейфах, но массовой паники и давки не было. Примерно через полчаса после объявленной тревоги несколько сотен сотрудников редакций стояли на улице перед фасадом здания и смотрели, как из открытых окон на шестом этаже вырывается дымок. Потом одно за другим стали лопаться стекла уже в соседних закрытых окнах. Кое-где появились языки пламени, а еще через некоторое время выяснилось, что из здания эвакуировали не всех.
 
Охранники то ли забыли, то ли не успели добраться до двух верхних этажей здания – седьмого и восьмого, на которых расположены соответственно столовая и технические помещения. Примерно десяти сотрудницам пищеблока дым отрезал путь вниз, к выходу. Женщины без верхней одежды, в одних белых халатах и колпаках выскочили на единственный балкон седьмого этажа, используемый под летнее кафе-веранду, и начали кричать стоящим внизу журналистам и пожарным, чтобы их спасли. Пожарные кричали в ответ, что помощь уже идет, но нужно немного подождать, пока к зданию сможет подобраться передвижной коленчатый подъемник со специальной люлькой на конце – громоздкому автомобилю мешали проехать припаркованные возле фасада частные машины.
 
В итоге всех замерзших и находящихся в полуобморочном от страха состоянии поварих спустили на землю. Никто из них серьезно не пострадал. Правда, двух женщин – одну с отравлением угарным газом, а другую с поднявшимся давлением – отправили в больницу. Позднее в больницу попали и двое пожарных – на одного упал кусок крыши, а другой надышался дымом.
 
Между тем в толпе журналистов, собравшихся перед фасадом, люди быстро оправились от потрясения и начали обмениваться последними новостями, проявляя к ним вполне профессиональный интерес. Обсуждались в основном оставленные в редакциях ноутбуки и фотоаппаратура, которые теперь станут добычей для мародеров. Много внимания уделялось и картинной галерее, которую собрал в своем кабинете один из заместителей главных редакторов.
 
Между тем из за того, что вначале в гидрантах был слабый напор воды, пожарные упустили огонь – по деревянным перекрытиям, забитым пылью вентиляционным коробам и горючему ковролину он распространился на весь шестой этаж и перекинулся на все три крыла здания. После того как разобрали крышу, занялись деревянные стропила и уже вся верхняя часть здания заполыхала подобно гигантской свечке. Пожарные лили на крышу сотни тонн воды из десятка стволов, но огонь от этого только разгорался. Во всяком случае, так казалось снизу. Ближе к вечеру восьмой, технический этаж провалился в столовую, а потом уже все это вместе стало рушиться на шестой, в кабинеты «Комсомольской правды».
 
Когда в начале восьмого вечера огонь наконец утих, вся верхняя часть здания превратилась в обугленные руины, а нижние пять этажей – в огромную припорошенную снегом ледяную стелу. Улицы вокруг комплекса, по которым весь день мчались бурлящие потоки мутной воды, соответственно, покрылись толстой ледяной коркой, а окрестные дома – инеем.
 
Больше всех пострадала редакция «Комсомольской правды», что в общем-то неудивительно. По мнению пожарных, именно в «Комсомолке» и находился источник возгорания. Произошло это, скорее всего, в редакционной библиотеке или фотоархиве, расположенных как раз под столовой. «С 1 июля прошлого года в нашем здании по распоряжению администрации было запрещено курить,– рассказал Ъ один из журналистов КП.– Даже в туалетах. В итоге всем курильщикам приходилось выходить на улицу. А когда ударили морозы, народ стал находить разные укромные уголки, где можно потихоньку подымить. Возможно, кто-то решил сделать это в пустой библиотеке, где полно бумаги и забыл там непотушенную сигарету».
 
Другие журналисты считают, что здание погубил типичный для Москвы «синдром Вороньей слободки» – в старом здании с ветхой проводкой оказалось слишком много арендаторов, использовавших энергоемкое оборудование: компьютеры, кондиционеры, обогреватели и проч. Сети не выдержали, и произошло короткое замыкание.
 
«Оперативно-следственная группа приступит к осмотру места происшествия после того, как свою работу закончат пожарные»,– сказал прокурор Савеловской межрайонной прокуратуры Анатолий Васильев. Пока, по его словам, уголовное дело возбуждено по статье «уничтожение или повреждение чужого имущества по неосторожности». «Уголовное дело возбуждено по этой статье, исходя из той информации, которой мы располагаем,– сказал прокурор Васильев.– К пожару и нанесению крупного ущерба могли привести неосторожные действия как с огнем, так и с электроприборами. ЧП могло произойти и вследствие ненадлежащего выполнения соответствующими должностными лицами своих служебных обязанностей».
 
«Нам известна только одна версия возникновения пожара – загорелся электрический щиток,– сказал на это Ъ первый заместитель главного редактора `Комсомольской правды` Андрей Дятлов.– А уголовное дело о неосторожном обращении с огнем в таких случаях заводят автоматически. Пожарная инспекция регулярно проводила в здании проверки, но о каких-либо выявленных нарушениях и предписаниях я не знаю».
 
У главы МЧС Сергея Шойгу не было вопросов к действиям подчиненных. Пожарные, по его словам, прибыли вовремя – через 11 минут после сигнала о пожаре. «В считанные минуты спасли с верхних этажей 11 человек с помощью раздвигающейся лестницы,– сказал господин Шойгу.– У меня есть только большие претензии к `Мосводоканалу`, который не смог обеспечить необходимое в этих случаях давление воды в пожарных шлангах». Именно это обстоятельство, считает министр, помешало пожарным быстро справиться с огнем.
 
Побывавший на месте происшествия мэр Москвы Юрий Лужков сказал, что сгоревшее здание будет восстановлено. «Этот объект – памятник истории, конечно, он будет восстанавливаться,– сказал мэр.– Существует необходимость вернуть ему первоначальный облик. Но здание необходимо будет серьезно `перетряхнуть` – поменять деревянные перекрытия на железобетонные».
 
При этом мэр не смог назвать даже приблизительные сроки начала восстановительных работ. Хотя первые ремонтники начнут работать в здании сразу после того, как его покинут пожарные и следователи прокуратуры – им предстоит, используя тепловые пушки, бороться в том числе и со льдом.
 
«Правительство Москвы и федеральное правительство уже предложили несколько площадок для временного размещения редакции,– отметил господин Дятлов.– Одна из них – в районе станции метро `Бауманская`. Коллеги тоже откликнулись – `Российская газета` предлагает этаж, `Экспресс-газета` пригрела сегодня».
 
«У нас сгорела фотослужба, библиотека – там были подшивки газет, а также ценные документы – например, протоколы троцкистских процессов,– оценил нанесенный пожаром ущерб по горячим следам господин Дятлов.– Электронный архив газеты за 12 лет тоже сгорел. Самый большой убыток для сотрудников – их паспорта и другие документы, которые остались в горящем здании. Внешний сервер, в отличие от внутреннего, не пострадал – именно с него мы отправляем номер в печать, он же поддерживает работу сайта. Газета выйдет – московский номер в усеченном варианте из 16 полос. В регионах полосность будет разная».
 
Господин Дятлов утверждает, что имущество редакции было застраховано, а убытки в «КП» собираются начать подсчитывать уже сегодня.
 
«То, что мы выйдем, это уже точно. Но мы пока только не определились, где и как мы будем выходить. Нам предлагают помощь многие из коллег»,– сообщил первый заместитель главного редактора «Трибуны», шеф-редактор Дмитрий Лысенков. По его словам, руководство газеты не может попасть в ее помещения, чтобы оценить ущерб. «Однозначно можно сказать, что большинство нашей оргтехники либо уничтожено огнем, либо выведено из строя водой, которой залили все помещения во время тушения пожара»,– сказал господин Лысенков.
 
В редакциях рассчитывают на то, что выпуск газет в ближайшее время удастся восстановить в обычном режиме. На продажах же сокращение количества полос, полагают распространители прессы, не скажется. «Продажи не упадут, а скорее вырастут – читатель будет покупать газету хотя бы из любопытства, и сокращение полос его не остановит,– говорит замгендиректора по развитию дистрибуции ЗАО ИД `Аргументы и факты` Алексей Караганов.– Любая катастрофа или просто ЧП всегда повышают продажи ежедневной прессы – например, после событий 11 сентября продажи ежедневных газет выросли в несколько раз».
 
СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН

Погоревшая «Пресса»

 
Издательско-полиграфический комплекс «Комбинат газеты `Правда`» построен в 1931-1937 годах по проекту архитектора-конструктивиста Петра Голосова. В 1935 году улицу, на которой находился комбинат, назвали улицей Правды. В советское время в корпусах комплекса (ул. Правды, 24) располагались редакции газет ЦК КПСС и ВЛКСМ «Правда», «Комсомольская правда», «Советская Россия» и «Сельская жизнь». В 2000 году издательско-полиграфический комплекс был переименован в ФГУП «Издательство `Пресса`» управления делами президента РФ. Более 60 тыс. кв. метров офисных площадей комплекса сдается в аренду. В сгоревшем здании, которое в 30-х было построено для «Комсомолки», на восьми этажах располагались редакции «Комсомольской правды», «Парламентской газеты», «Трибуны» и других СМИ.

Как горели российские СМИ

 
17 марта 1999 года более часа продолжался пожар в здании на Тверской улице, где находятся редакции газет «Московские новости», «Время MH», журнала «Спортклуб» и радио «Максимум». Очаг находился в подсобном помещении, где загорелся мусор. Площадь возгорания была небольшой, но арендаторам был нанесен сильный ущерб: пожарные залили их водой. «Время МН» не выходило лишь один день, радио «Максимум» прекращало вещание на 15 минут, на выпуск еженедельников пожар не повлиял.
 
27 августа 2000 года из-за короткого замыкания произошел пожар на Останкинской телебашне. Он начался на высоте 450 м и бушевал около суток, остановить огонь удалось лишь около земли, на высоте 69 м. Погибли три человека, было полностью прервано вещание на Москву и Подмосковье ведущих телеканалов. Вещание метровых каналов восстановлено примерно через неделю, в середине сентября 2000 года восстановили вещание дециметровые каналы. На ремонт уже потрачено более миллиарда рублей, однако полностью башня не восстановлена.
 
27 февраля 2001 года произошел пожар в редакции газеты «Вечерний Петербург», расположенной в здании «Лениздата». Полностью выгорела приемная главного редактора, пострадали расположенные рядом помещения газеты «Санкт-Петербургские ведомости». Пострадавших не было. Возгорание началось из-за оставленного на ночь включенным обогревателя. Стоимость ущерба составила 100 тыс. рублей.
 
22 марта 2002 года в Москве в здании издательства «Правда» произошло возгорание. Огнем было охвачено несколько кабинетов: очаг находился в кабинете главреда газеты «Россия», где произошло короткое замыкание, пострадал также кабинет главреда «Российской газеты». Все сотрудники на время тушения пожара были эвакуированы. Пострадавших не было.
 
5 января 2003 года в Пскове в служебных помещениях областного телерадиоцентра возник пожар. Пожару была присвоена третья степень сложности, огонь потушили только к утру 6 января. Несмотря на значительный ущерб, вещание было восстановлено в тот же день. По версии следствия, причиной возгорания стала неосторожность при курении.
 
11 апреля 2005 года снова горел телецентр в Останкине. Пожар был потушен за полтора часа. Очаг находился в кабельном коллекторе в помещении АСК-3, причиной названо короткое замыкание. Никто не пострадал, из здания эвакуировали более 400 человек. В результате несколько часов не работали телеканалы «Муз-ТВ» и 7ТВ. Вечерний выпуск программы «Время» выходил из резервной студии. На месте пожара побывал Владимир Путин. Последствия пожара были полностью преодолены к июню.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *