ИСТОЧНИК ЕВРОПЕЙСКОЙ ЭНЕРГИИ


Российско-украинские «газовые разборки» заставили Европу крепко призадуматься: как снизить зависимость от каприза владельцев «крана, который всегда можно закрутить»?
 

 
«Есть ли у вас план, мистер Фикс?»
 

 
Запад облегченно вздохнул, когда в начале января кризис, связанный с поставками природного газа, благополучно (разумеется, до поры до времени) миновал и был подписан странный договор, по которому некая фирма «РосУкрЭнерго» решила заняться нетранспарентной «благотворительностью»: покупать российский газ по 230 долларов за тысячу «кубиков» и туркменский – по 65, а Украине его продавать по 95 «баксов». Европа лишь пожала плечами, потому что законы постсоветского «бизнеса» для нее никогда не были особенно понятными. В конце концов, это «внутреннее российско-украинское дело», и даже если сделка нечистая, все равно этим дельцам из «РосУкрЭнерго» придется отмывать свои денежки в Швейцарии, по месту регистрации фирмы, а значит, европейские воротилы (от австрийских финансистов из «Райффайзенбанка» до «цюрихских гномов») на этом еще и заработают…
 

Однако на повестке дня остались животрепещущие для рядового европейца, не имеющего доли в темном швейцарско-российско-украинском газовом бизнесе, вопросы: «Что произойдет, если Россия и впрямь перекроет газопроводы? Или приток газа остановится вследствие аварии или террористического акта, как это произошло в Грузии? Достаточно ли мы готовы к такому раскладу?».
 

Стоит напомнить, что «Газпром» обеспечивает 25% всего притока данного вида энергоносителей в Европу. Это серьезно, как и все, что связано с экономической безопасностью государств. Кризис продемонстрировал суровую реальность – чрезвычайно высокую ранимость европейских экономик перед лицом тех, кто в любой момент может перекрыть им энергетический «кислород».
 

 
Яйца в одну корзину? Никогда!
 

 
«Какой кризис? Россия – это надежный партнер. Она нам газ поставляет 40 лет, и за это время не возникало никаких проблем», – говорит директор отдела газовой промышленности чешского Минпрома Ян Заплатилэк, отвечая на вопрос, как эта центральноевропейская страна подготовлена к моменту, ежели вдруг «клюнет жареный петух». Между прочим, российский (тогда советский) газ пришел в Европу именно через Чехословакию, сначала в Австрию (1972), а потом и в ФРГ (1973). Однако целый ряд чешских политиков вовсе не рассматривает русскую надежность исключительно через розовые очки. Что и послужило поводом, чтобы Чехия в середине 90-х годов договорилась о поставках газа с Норвегией (которая на шельфах Северного моря владеет 80% европейских запасов газа; там ежегодно добывается 200 млрд. кубометров этого продукта) и присоединилась к немецкой сети VNG. Таким образом, тотальная зависимость от «капризов» одного партнера была несколько ослаблена, и сегодня норвежский газ обеспечивает примерно четверть чешских потребностей.
 

 
Казалось бы, вполне логическая диверсификация в свое время, однако, вызвала в Чехии нелегкую дискуссию: против «газовой независимости от России» (пусть и частичной) выступил целый ряд лоббистов во главе с представителями крупнейшего химического концерна «Хемапол» и многие политики, в том числе – из правившей тогда Гражданско-демократической партии. Но правых-таки удалось переубедить, и сегодня норвежцы качают в Чехию два-три миллиарда кубометров газа в год.
 

Примерно таковы же и запасы газа в подземных хранилищах Чехии – в среднем их должно хватить на три месяца «автономного плавания». Очень важно, когда именно кризис случится: зимой страна поглотит запасы за 6 недель, а летом протянет и полгода…
 

 
Комиссары в пыльных шлемах
 

 
Помимо норвежских месторождений в Северном море (продукцию которых в большей части «пожирает» экономика Германии; норвежский газ считается качественнее российского по степени «теплоотдачи», но и запасы его гораздо меньше) и голландских в Гронингене, Европе в плане «своего газа» похвастаться нечем. Ну, есть еще как бы «свой» Алжир (если иметь в виду его тесные связи с бывшей французской метрополией; хотя крепость такой «дружбы» всегда сомнительна), который по газопроводам, лежащим на дне моря, и танкерами поставляет газ в Испанию, Италию и «родную» Францию. Но где гарантия, что алжирским газовым «султанам» завтра не придет в голову побаловаться с «кранами» по примеру российских коллег?
 

 
Поэтому немудрено, что Евросоюз в январе 2006 года, немедленно после окончания первого раунда русско-украинского «газавата» и возвращения политиков с рождественско-новогодних каникул, взялся за решение вопроса бесперебойных поставок энергии.  Комиссар Еврокомиссии (ЕК) по энергетике Андрис Пибалгс заявил, что до конца года положит на стол проект совместной энергетической политики Евросоюза.
 

 
Давно говорят о том, что гарантией безопасности поставок газа мог бы быть перпендикулярный российскому (восток-запад) «рукав» газопроводов (юг-север). Такой проект под «кодовым» названием «Набукко» существует давно, но из-за дороговизны его ранее серьезно не обсуждали. Теперь противостояние Москвы и Киева заставило ЕС вытащить проект из брюссельских сейфов.
 

Поговаривают, что уже в 2008 году нитку газопровода из Туркменистана через Закавказье, Турцию и Балканы в  Евросоюз мог бы потянуть  концерн E-ON.
 

 
На эту же тему, сразу после того как благополучно отскрипели в позитивном направлении краны на газонасосных станциях на русско-украинской границе, заговорил и министр энергетики ФРГ Михаэль Глос: «Очень важно иметь широкую и хорошо продуманную комбинацию источников энергоносителей».
 

 
Кстати, в этой крупнейшей европейской стране продолжается дискуссия о закрытии АЭС; на соответствующем законе в свое время настояла партия «зеленых». Господин Глос недавно в интервью для «Франкфуртер Альгемайне Зоннтагцайтунг» обронил: «Нам не следовало бы поворачиваться задом к технологиям будущего. Надеюсь, последнее слово еще не сказано…»
 

Ядерную энергию используют 13 из 25 стран-членов ЕС; АЭС вырабатывают примерно треть всего количества электроэнергии в Евросоюзе. Итальянский министр промышленности Клаудио Скайоли заявил, что его страна должна вернуться к ядерной энергетике. Чехи же говорят, что это – путь стран наподобие Великобритании или Италии, где большая часть энергии вырабатывается из газа. Выход для чехов и тех, кто имеет подобную структуру экономики, – это уголь и «обновляемые источники». Для такой небольшой страны с лихвой хватит двух имеющихся АЭС в Дукованах и Темелине. И без того австрийские экологические активисты жизни на границах не дают, то и дело норовят дороги в знак протеста перекрыть…
 

 
Ясно одно: будущее принадлежит тому виду энергетики, который сможет работать в Старом Свете с минимальной оглядкой на «доброго дядю» в России, Алжире или любом другом государстве, не принадлежащем к Евросоюзу (или не идущем непосредственно в его фарватере).
 

 
Экологи заявляют, что речь может идти лишь о так называемых «обновляемых источниках»,  которые не находятся под контролем «нестабильных или проблематичных» режимов (к ним Европа в определенной степени относит и Россию). Никто на континенте не может чувствовать себя в этом смысле абсолютно безопасно, даже такая страна, как Словакия, которая имеет с РФ, возможно, самые дружеские и теплые отношения. Это касается не только нефти и природного газа, предполагаемых запасов которых, по мнению пессимистов, хватит лишь на несколько последующих десятилетий, но и урана, используемого в качестве топлива для АЭС. Исследование, проведенное МАГАТЭ в 2003 году, пришло к выводу, что существующие ядерные электростанции могли бы израсходовать доступные залежи урана уже к 2070 году.
 

 
«Игла» «стандартной энергетики»
 

 
Аппетиты развитых стран растут не по дням, а по часам; растет и энергозависимость от зарубежных государств. 25 стран ЕС владеют лишь 0,6% мировых нефтяных резервов, 2% газа и 7% угля; об уране и говорить нечего, там вообще одни слезы… 
 

 
Где выход? Экологические «гуру» видят его прежде всего в увеличении энергоэффективности, то есть максимального производства продукции с минимальными затратами энергии. Второй путь – ускоренное развитие современной, перспективной энергетики, иначе говоря, пресловутых «обновляемых источников», которые практически неисчерпаемы, и «никакой диктатор поворотом краника не сможет перекрыть доступ к ним». Якобы при использовании современных технологий можно извлечь из солнечного излучения, биомассы, ветра, воды и геотермальной энергии в несколько раз (!) больше электротока, чем человечеству требуется.
 

 
Разумеется, оговариваются экоактивисты, перейти на альтернативную энергетику сию минуту невозможно, предстоит работа минимум на несколько десятилетий. Такой поворот будет труден и для экономики, но нужно найти в себе смелость сделать выбор: по некоторым сведениям, большинство классических электростанций Евросоюза выработают свой ресурс  в ближайшие 20 лет. Генералы этого бизнеса должны будут в ближайшие годы решить, в какие новые проекты делать стратегические инвестиции. Речь идет о том, будут ли десятки миллиардов долларов или евро вбуханы в поиск новых месторождений старых энергоносителей (которые все равно рано или поздно кончатся) или же эти деньги начнут работать на перспективу, для будущих поколений.
 

 
Что касается, например, Чехии, она обязалась до 2010 года довести выработку энергии из «обновляемых источников» до 10% от общего потребления; сейчас эта цифра равна всего 3%.
 

 
Дорогое удовольствие
 

 
Европа привыкла к природному газу. Только в Чехии зарегистрированы 2,5 миллиона его потребителей. Газ давно стал частью повседневной жизни. И это при том, что эта страна не обладает собственными сколь-нибудь существенными его запасами (месторождения в Моравии способны в год дать 100 миллионов кубометров, всего 1% потребляемого Чехией количества). Газ сюда и в другие страны Европы качают по трубам или переправляют танкерами в сжиженном виде с расстояния в несколько тысяч километров. Но прежде его еще надо добыть с глубины от 3 до 8 километров, очистить от разных гадостей (от «лишних» углеводородов и пыли до воды и сернистых веществ), которые могли бы повредить «систему дистрибуции»…  Дело непростое и недешевое, но, сколько и кто с него имеет, сказать очень сложно. Для этого нужно быть президентом «Газпрома». Или России. Или, на худой конец, Беларуси.
 

 
Допустим, цена, которую Россия предложила Украине (230 долларов за тысячу кубометров), есть цена рыночная, и примерно такова она и для бывших соцстран Восточной Европы (хотя почему Россия продает тот же газ Прибалтике за 120 долларов, не очень понятно…). Я – рядовой потребитель, живущий в Чехии. В пересчете на год сжигаю на четырех конфорках стандартной кухонной печи примерно 70 кубометров российско-норвежского газа. Сожги я тысячу кубов, она обошлась бы мне уже в 800 долларов. Те, кто отапливает свои дома с помощью газовых котлов, не просто жалуются на дороговизну, но и отказываются от них, переходя на «альтернативную энергетику», например  уголь и дрова.
 

 
Кто тут и как на мне и еще на миллионах индивидуальных газопользователей наживается – это, скорее всего, «коммерческая тайна» фирмы «Трансгаз», которая занимается дистрибуцией газа в Чехии.  Но интересно другое: почему такой же рядовой розничный потребитель, но в Беларуси, покупает природный газ по цене чуть ли не 1000 долларов за тысячу кубов (сведения почерпнуты из актуальных сообщений белорусских СМИ)? Ведь Беларусь приобретает этот энергоноситель у России в пять раз дешевле (47 долларов за тысячу кубов), чем Центральная и Восточная Европа! Да и уровень жизни и доходов, как ни крути, в той же Чехии на порядок выше, чем в Беларуси.
 

 
Так что немало вопросов к газовым «королям» возникает и на территории бывшего СССР. Решит ли эти вопросы «рынок», заставит ли он экономить этот вид  топлива, снижать его потребление (тем самым логично принуждая поставщиков удешевлять продукт) или искать альтернативные пути энергетического развития (по примеру той же Европы) – покажут ближайшие годы.
 

 
 
Кстати
 

 
Крупнейшие экспортеры природного газа (2000 год)
 

 
Россия (126 млрд. кубометров; 22,5% мирового экспорта
 

Канада (109,1 млрд., 19,5%)
 

Алжир (57,7 млрд., 10,3%)
 

Норвегия (50,5 млрд., 9%)
 

Голландия (42,4 млрд., 7,6%)
 

Индонезия (32,8 млрд., 5,9%)
 

Страны Центрального Востока (36,6 млрд., 6,5%)
 

Остальные государства (104,6 млрд., 18,7%)
 

Крупнейшие импортеры газа (без учета стран бывшего СССР)
 

США (116,3 млрд., 20,8%)
 

Германия (78,8 млрд., 14,1%)
 

Япония (74 млрд., 13,2%)
 

Италия (54,8 млрд., 9,8%)
 

Центральная Европа (45,6 млрд., 8,1%)
 

Франция (41,6 млрд., 7,4%)
 

Остальные государства (148,6 млрд., 26,6%)

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *