БОДАЛСЯ «ТЕЛЕНОК» С… СОЛЖЕНИЦЫНЫМ


Несколько лет подряд мы причитали, что главные телеканалы страны в конкурентном раже забивают нам голову бесконечными «Кривыми зеркалами», идущими то последовательно (как в Новый год: сначала 6 часов на «Первом», потом еще 5 на «России»), то параллельно — сколько кнопки пульта не жми, везде один Петросян… И вот в кои-то веки на «главных каналах» случились две знаковые премьеры, экранизации двух романов, во многом сформировавших мышление интеллигенции в ХХ веке, а мы опять недовольны и кричим: «Зачем же так сразу!»

Фото: vkrugepervom.ru/1tv.ru«Мы» в данном случае условное. Некий собирательный образ иных моих коллег, которые еще за пару недель до премьеры сериалов «В круге первом» и «Золотого теленка» начали атаку на вещателей, поставивших их в одни и те же дни. Претензии можно свести к следующему: негоже, мол, заставлять несчастного зрителя метаться между Солженицыным и Ильфом и Петровым.

Удивительно, но весь этот шум случился из-за… неполных 14 минут. Третья серия «В круге первом» началась на «России» в понедельник в 21-00 и закончилась (не считая пристегнутого к концу серии рекламного блока) в 21-44, а первая серия «Золотого теленка» началась на «Первом» в 21-30. Во вторник, благодаря затянувшейся пресс-конференции президента, сериалы не пересекались вовсе. В среду разойтись сериалам в эфире помог тоже президент, только не нынешний, а прошлый — в день его 75-летия четвертая серия «Золотого теленка» задержалась из-за появившегося в эфире «Первого канала» интервью с Борисом Ельциным.

То есть все разговоры о «распиливании» телеаудитории, которую заставляют разрываться между сериалами, строго говоря, касаются тех самых 14 минут в понедельник. А все заверения, что, случись эти премьеры в разные дни, доля аудитории каждого из проектов удвоилась бы, есть не более чем преувеличение. Данные рейтинговых измерений это наглядно показывают.

Сериал «В круге первом» ждали. Массированная наружная реклама, стилизованные под старые газетные объявления рекламные полосы в журналах и газетах, а главное, сам роман Солженицына, экранизированный впервые, не могли не привести зрителей к экранам. 39,7% москвичей старше 18 лет, включивших телевизор вечером в воскресенье, отдали предпочтение двум сериям «В круге первом». По России этот показатель был традиционно чуть ниже, чем в более интеллектуальной и образованной столице – 35,5%.

Но профессионалам известно, что первые серии дают так называемый рейтинг ожидания, на который можно воздействовать продуманной рекламной кампанией. Непосредственный рейтинг сериала начинается со второй-третьей серий, когда зритель выносит самостоятельное суждение о проекте.

В понедельник на третью серию «В круге первом» пришло на четверть меньше зрителей, чем накануне – 29,2% по Москве и 28,2 по России. Причем, анализируя более подробные рейтинговые отчеты, которые приводят замеры аудитории за каждые 10 минут, можно сказать, что отток этот случился отнюдь не из-за «Золотого теленка» (который чуть позже в тот день эту необъявленную дуэль выиграл и набрал долю 36,5% по Москве и 33,2 по стране). Доля аудитории солженицынской экранизации снизилась почти на десять пунктов еще в те минуты, когда на «Первом» шла программа «Время». Эта же тенденция сохранилась и во вторник, когда из-за пресс-конференции президента сериалы в эфире не пересеклись. Значит, не контрпрограммные происки конкурентов такому снижению интереса виной. А что?

Понять, почему четверть зрителей, пришедшая к экранам в воскресенье, не стала смотреть «В круге первом» дальше – задачка для профессионалов. Сериал хороший. Очень хороший. Авторский (значит, бережный и адекватный) перевод романа в сценарий, удивительно емкая режиссерская работа Глеба Панфилова, блистательные – абсолютно блистательные! – актерские работы Миронова, Чуриковой, Тюниной, Кваши, Смирнова, Скляра, всех и не перечислишь… И те глубинные смыслы, к которым наше телевидение обращается не часто. Почему же часть зрителей ушла?

Стоит напомнить, что экранизация романа Солженицына была поставлена в эфир не небольшого и интеллигентного канала «Культура», а одного из двух крупнейших по охвату аудитории каналов. Уверена, что большинство зрителей, смотревших первые серии, сам роман не читали. Не знают о его влиянии на сознание российской интеллигенции, не знают и об отличиях произведения Нобелевского лауреата от всего литературного и телевизионного потока, созданного на лагерно-репрессивные темы уже после Солженицына. Зритель судит по картинке. В кадре снова кабинеты сталинских наркомов и комнаты свиданий для зэков. Все это зритель видел уже и в «Детях Арбата», и в «Московской саге», и еще в десятке-другом фильмов и сериалов последних лет. Не желающий всматриваться в различия, вдумываться в смыслы, зритель решает, что про сталинское время он все уже знает, и переключает каналы.

Пусть не обидятся на меня создатели «В круге первом», но, мне кажется, их сериал должен был, обязан был появиться на несколько лет раньше. Тогда он стал бы огромным общественным событием, а не просто телевизионным, каким стал сейчас.

Кроме того, всегда снимавший качественное «большое» кино, Глеб Панфилов не захотел или не смог учесть особенности телевизионного восприятия. Вскормленный «мылом» телезритель привык к коротким эпизодам, быстрой смене сцен и планов и обязательному «крючку» в конце каждой серии, который цепляет его, чтобы вернуть к экранам завтра. И, наверное, даже киноклассик не может не учитывать все эти тонкости зрительского восприятия, в случае если он работает для ТВ. Впрочем, нельзя забывать о том, что три четверти зрителей у экранов все-таки остались.

Что касается «Золотого теленка», то режиссеру-дебютантке Ульяне Шилкиной, переложившей на язык телевидения свой любимый роман, наверное, и в страшном сне не могло присниться, что ей придется конкурировать с такими величинами, как Солженицын и Панфилов. Она сделала работу с неизбежными для дебютантки недочетами и провисаниями, но и с неожиданными взлетами и откровениями, главное из которых — Олег Меньшиков в роли Бендера.

Сейчас, когда только ленивый не пытается сравнивать его с предыдущими исполнителями роли сына турецкоподданного, можно с уверенностью сказать, что Бендер Меньшикова занял достойное место в ряду Бендеров Гомиашвили, Юрского и Миронова. Меньшиков в роли, что называется, купается. Классический, давно растасканный на цитаты текст Ильфа и Петрова в его исполнении звучит в соответствии с пушкинским: «Слова текли, как будто их рождала не память рабская, но сердце».

Такого Остапа мы еще не видели. Это Остап нашего времени. Остап, который не мог появиться ни в 60-е у Швейцера, ни в 70-е у Марка Захарова. Это Остап, переживший смену эпох. Не случайно режиссер, заручившись поддержкой дочери Ильфа, вставила в экранизацию прежде изъятые цензурой фрагменты и завершила свой сериал не моральным падением обобранного на границе Бендера, а его моральным возвышением – решением связать свою жизнь с любимой женщиной.

Куда больше вопросов по поводу исполнителей других ролей, особенно тройки Балаганов — Козлевич — Паниковский, что обрамляет почти каждое появление Бендера в кадре. Но это уже предмет для отдельного разговора.

В начале телевизионного сезона руководители двух главных телеканалов заключили негласный пакт «о ненападении», договорившись «развести» в эфире свои главные премьеры. В качестве таковых канал «Россия» представил «Мастера и Маргариту» и «В круге первом», а «Первый» — «Есенина» и «Тихий Дон» Бондарчука-старшего, который сейчас монтирует Бондарчук-младший. Этот пакт был соблюден. Правда, против «Есенина» (с Безруковым-Есениным) в сетке НТВ появился сериал «Бригада» (с Безруковым — бандитом Сашей Белым). Но к этому обладающий всеми правами на «Бригаду» канал «Россия» якобы никакого отношения не имел. Формально пакт соблюден и теперь, когда против экранизации Солженицына «Первый канал» выставил не Шолохова, а Ильфа и Петрова.

В любом случае, в отличие от многих своих коллег, я не собираюсь причитать и сетовать по поводу того, что каналы думают только о рейтингах и не думают о зрителе. Потому что знаю: в современной ситуации «забота о зрителе» возможна лишь в том случае, если она совпадает с заботой о рейтингах, то есть рекламных доходах. И если неизбежно приходится из двух зол выбирать меньшее, то можно порадоваться хотя бы тому, что впервые за долгие годы оружием в борьбе двух телевизионных гигантов стали не «Аншлаги», «Криминальные России» и «Кривые зеркала», а экранизации великих романов.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *