ДЕЛО ОБЫЧНОЕ

Честно сказать, меня удивляет возмущение некоторых моих коллег тем, как министр обороны отреагировал на известие о солдате из батальона обеспечения Челябинского танкового института, искалеченном сослуживцами.

Находящийся в загранкомандировке министр, сообщает РИА «Новости», заявил: «Ничего очень серьезного там нет. Иначе я бы об этом обязательно знал». Сергей Иванов сказал истинную правду: для него в этом случае нет ничего экстраординарного.

Более того, мне кажутся не слишком искренними слова начальника Генерального штаба Юрия Балуевского, который поспешил выразить глубокое возмущение произошедшим. И уж совсем мне не верится в праведный гнев главного военного прокурора Александра Савенкова, заявившего журналистам, что ни с чем подобным за тридцать лет службы он не сталкивался.

Полноте. То, что произошло в танковом училище Челябинска, дело для российской армии вполне обычное. Несколько солдат старослужащих при попустительстве офицеров несколько часов измывались над сослуживцами. То ли насиловали, то ли просто били. Несчастного рядового Сычева изувечили так, что у него началась гангрена ног. После чего военные медики не оказали ему никакой помощи, а несколько позднее переправили в гражданскую больницу, где врачам пришлось ампутировать ему обе ноги.

Разумеется, если верить официальной статистике, инцидент из ряда вон выходящий. Ведь, по статистике, из 1064 случаев гибели военнослужащих в 2005 году в результате преступлений и происшествий лишь 16 смертей связаны с «дедовщиной». Однако история с рядовым Сычевым ни в какую статистику могла не попасть. Министерство обороны благоразумно не указывает количество умерших и ставших инвалидами в результате заболеваний.

А именно в эту категорию и хотели записать Сычева отцы-командиры. Командование училища сперва настаивало на том, что никаких издевательств не было вовсе, а гангрена у солдата развилась в результате «заболевания». А от гражданских медиков строго потребовали хранить тайну. И, если бы они выполнили это требование, рядового просто комиссовали бы по болезни.

Любой военнослужащий, да что там военнослужащий, любой житель России твердо знает, что министр обороны лжет, когда говорит, что в 80 процентах воинских частей нет «дедовщины». Дело в том, что «дедовщина», как бы ни проклинали ее высокие военные начальники, – это дикий, варварский способ поддержания дисциплины в российской армии. В отсутствие профессиональных сержантов, которые и обеспечивают поддержание дисциплины в казарме в любой нормальной армии, российские офицеры возлагают ответственность за порядок в подразделении на «дедов».

Министерство обороны сознательно саботирует создание профессионального сержантского корпуса. Ведь, появись младшие командиры в российской казарме, сразу возник бы вопрос, чем должны заниматься офицеры — командиры подразделений. Потребовалась бы кардинальная реформа всей системы военного образования и прохождения службы офицерами. Того и гляди, серьезная борьба с казарменным хулиганством обернулась бы требованием решительной реформы армии. Которую, напомню, министр объявил завершенной еще два года назад.

Посему никакой серьезной борьбы с «дедовщиной», кроме грозных и вполне бессмысленных приказов, не ведется. А командиры главные усилия тратят на то, чтобы такие случаи спрятать. Уверен, начальников танкового училища накажут за то, что они не смогли засекретить избиение солдата, а вовсе не за то, что они это избиение допустили. Так что Сергей Борисович не кривил душой, когда сказал, что ничего серьезного в Челябинском танковом училище не произошло. Здоровье и жизнь рядового солдата никогда не были чем-то важным для отечественных начальников.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *