ВЕЧНАЯ ИГРА

В преддверии своего очередного переизбрания Лукашенко почел долгом заехать в Москву. Опять обострились сезонные разговоры про грядущее объединение, про общенародный референдум на тему предстоящего объединения.

Разговоры про объединение России с Белоруссией начались на следующий день после разъединения – т.е. задолго до появления на сцене Александра Григорьевича. Так что это далеко не его проект, хотя именно он много лет лучше всех кормится с этой идеи.
Из всех советских республик Белоруссия действительно ближе всех к России. Белоруссия никогда не была самостоятельным государством, не было в ней и сильного сепаратистского движения – ни в годы войны, ни в годы перестройки. Единственная республика, где русский действительно является основным языком. Белорусы психологически, видимо, не отделяли себя от русских, но зато вполне ясно отделяли себя от поляков – основных помещиков в Белоруссии.

Словом, даром свалившаяся «независимость» была вроде бы «даром напрасным, даром случайным» для провинциальной белорусско-советской элиты, а тем более для тихого, неторопливого, надежного и работящего народа. Если Белоруссия сразу не воссоединилась с Россией, то главным образом потому, что Россия была запредельно слаба в 1991-1993, ходуном ходила и ей было совсем уж не до Беларуси.
Подлинным творцом, символом, гарантом независимого от России белорусского государства стал А. Г. Лукашенко – президент страны с 1994 года, не только самый харизматический политик Беларуси, но, рискну сказать, единственный харизматический там политик. Вот вам и «роль личности в истории». Роль Лукашенко в том, что Белоруссия из «обрубка СССР» стала независимым государством. И при этом стала именно таким государством, каким стала, каким он ее сделал.

Он довел советскую авторитарную систему до цезаристского блеска. Он стал последним диктатором в Европе. И он стал им под лозунгом «воссоединения с Россией» – анархо-олигархической Россией Ельцина! Он за волосы оттаскивал Белоруссию от России, уговаривая ее при этом: вот сейчас, сейчас, вот-вот… со старшим братом… еще чуть-чуть и объединимся… Как говорится, только шнурки поглажу…

«Батька» стал иконой для русских националистов. Высшим шиком в Москве 1990-х считалась «пробелорусская фронда» – «патриотически ругать» Россию, кивая на Белоруссию. Разумеется, реальная Белоруссия – с чистым Минском, уничтоженной свободой СМИ, государственной экономикой, низким уровнем преступности, всеобщим страхом перед Батькой – этим фрондерам была не слишком-то интересна. Их интересовала идеальная «белорусская модель», существовавшая в их воображении. Эта модель для них была нужна, как кукиш, который они старались сунуть Ельцину – Ельцину, вечно обнимавшемуся с Лукашенко. Белорусской картой с изображением Лукашенко они – в своих мечтах и газетах – щелкали по носу всех «врагов России» – от Чубайса до «Америки», от «Семьи» до НТВ.

В какой-то момент в позднеельцинском хаосе Лукашенко и впрямь поверил, что есть шанс воссоединить – под собой – Россию с Белоруссией. Впрочем, только ленивый тогда не видел себя преемником. На полупустой трон косились и «Юрий Долгорукий» и «Сибирский цирюльник»…

С появлением Путина эта страница была перевернута – раз и навсегда. И внутри России поослаб горячий интерес к «белорусскому фронту», и сам Лукашенко, как политик очень прагматичный, мгновенно избавился от «бессмысленных мечтаний» (впрочем, он-то всегда не уставал уверять, что никаких таких мечтаний у него сроду не было). Он остался царем своей Беларуси – но уж ее-то никому не отдаст!

И российско-белорусский союз, с которого облетели идеологические листья, предстал в своей простой наготе. Белоруссии нужен дешевый газ. Это ясно. Белоруссии нужен защитник на международной сцене – в том же ЕС, например. Это тоже ясно.

России нужен «политический союзник». Это понятие менее ясное, чем «цена на газ», – но Россия готова платить за него именно низкой ценой на газ. Впрочем, понятно – Кремлю нужен режим, вызывающий острую аллергию на Западе и среди оранжевых. Зачем «нужен»?

По многим причинам. Потому что по правилам политической игры крупной стране нужны союзники, нужны сателлиты. Потому что нужен фон, нужен крайний – если Россию обвиняют в авторитарности, то вот вам гораздо большая «авторитарность», вот вам «последний диктатор в Европе».

Таким образом, прагматичная основа для союзнических отношений РФ с Белоруссией есть. И точно так же никакой разумной основы для их ОБЪЕДИНЕНИЯ, СЛИЯНИЯ не существует.

Либералы, западники и т.д. часто путают две темы: свою идеологически-личную ненависть к Батьке и свое отношение к объединению. А когда их просят эти две проблемы разделить, мы слышим: объединение – да, но пока президент Лукашенко – никогда! Мне кажется, что это совершенно убогая точка зрения людей, которые боятся идти против течения (что, кстати, для политиков вполне понятно), боятся называть вещи своими именами.

Между тем на самом деле все совершенно прозрачно. За последние 15 лет мы знаем несколько случаев распада государств (СССР, Чехословакия, Югославия) и один случай объединения (Германия). ГДР влилась в Федеративную Республику в виде нескольких земель (Берлин, Бранденбург, Саксония).

Объединить РФ и Беларусь теоретически возможно несколькими способами.

Унитарное государство: Белоруссию разрезают на области, чтобы удобнее было проглотить. Ясно, что Белоруссия КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласна – этот вариант даже не обсуждается. Федерация. Беларусь входит в состав РФ как еще одна федеративная республика. И тут Лукашенко ясно и твердо ответил: ни-ко-гда! Конфедерация. РФ и Беларусь «на равных» образуют конфедерацию. Теоретически возможный вариант. Но практически это просто АБСУРД.

Конфедерация – самая мягкая форма государственного устройства, ни о каких «вертикалях власти» тут и говорить не приходится. Тем более невероятна конструкция, состоящая из ДВУХ ВЕРТИКАЛЕЙ. Как «вставить» одну вертикаль во вторую? Да ведь эта конструкция ПРОСТО РУХНЕТ. И все это не имеет абсолютно никакого отношения к конкретной личности того или иного президента.

То же самое (в еще куда большей степени) относится к варианту построения Евросоюза – совсем уж мягкой конфедерации, «объединению государств». Кроме того, «объединение России и Беларуси» – ход вообще нечестный, ведь это соединение двух заведомо РАЗНОМОЩНЫХ стран, что принципиально отличается от Евросоюза, в основе которого лежал союз РАВНОМОЩНЫХ Германии и Франции.

В общем, очевидно, что любой реальный вариант объединения РФ и Беларуси – это какой-то вариант СССР-1991. Не ОБЪЕДИНЕНИЕ, а СТОЛКНОВЕНИЕ двух стран, столкновение их законов, лидеров, правовой хаос (как в 1991 СССР и РСФСР) – с перспективой скорого развала-2. Обе головы двуглавого орла начинают клевать друг друга – вот и все. (Впрочем, нет, не все. Для полноты счастья надо добавить еще и весьма вероятный «бунт» республик, входящих в состав РФ, – того же Татарстана, Башкортостана и т.д., которые весьма резонно начнут требовать для себя в этой неразберихе «белорусских прав».)

С учетом всего этого остальные радости – соединение «все-таки рыночной» экономики РФ и «все-таки государственной» экономики Беларуси, появление в России белорусских сепаратистов («холодный Кавказ») и т.д. – уже не имеют существенного значения. И уж тем более несущественны личные особенности президентов РФ и Беларуси, их отношение друг к другу и остальная суета.

Тем не менее МИФ ОБЪЕДИНЕНИЯ по-прежнему популярен в обеих странах. Никто не хочет говорить избирателю о неприятных вещах (нашли дураков: политик, говорящий неприятное!), все продолжают долдонить пафосные фразы, лишенные конкретного содержания. Тут и «братство», «узы крови». Тут и общий слепой инстинкт: «ДАЮТ!» Что именно «дают» – не важно, главное, «дают – бери!». Тут и бесконечные примеры (реальные и не очень) успешных экономических отношений, не имеющие, естественно, никакого отношения к объединению двух стран (скажем, с Китаем у России тоже вполне успешные экономические контакты!). Тут и «назло врагам»: раз американцы, либералы, «пятая колонна» против, значит, не зря бесятся, значит, есть тут что-то хорошее и нужное!

Перечисленных причин с лихвой хватает для того, чтобы на референдуме 80-85% граждан РФ и Беларуси сказали: ДА – ОБЪЕДИНЯТЬСЯ! Тем более что НИКТО не станет на свою голову разъяснять все названные выше очевидные вещи (максимум – либералы опять сообщат, какая «бяка» Лукашенко, что, очевидно, только увеличит его популярность и популярность идеи объединения).

Но поскольку сами президенты, министры, ответственные политики, разумеется, отлично понимают полную государственную невозможность (и личную для многих из них невыгодность!) этого «объединения», то и «тормозят ногами». Об этом самом злосчастном референдуме говорят аж с 1999 года (а может, и раньше). Конечно, от долгого хождения по кругу у народа и ноги устали, и глаза слипаются. Энтузиазм по поводу «объединения» за десяток лет совершенно выдохся – не только в РФ, но и в Беларуси. Впрочем, пара уколов ТВ-шприцем – и пациенты снова на миг воспрянут духом, что, видимо, и планируется в Беларуси в преддверии выборов…

Что ж, игра с избирателем – любимая игра политиков. И «объединительные игры» далеко не самые важные и хитрые. Но, пожалуй, одни из самых длинных…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *