ГАЗ ПРОТИВ ДЕМОКРАТИИ

Лучшее лекарство от болезней демократии –
больше демократии.

Алфред Э.Смит, губернатор Нью-Йорка

В начале декабря по инициативе Виктора Ющенко и Михаила Саакашвили, выдвинутой ими 12 августа в Боржоми, в Киеве состоялся форум ряда бывших советских республик и стран социалистического лагеря, расположенных в Балто-Черноморско-Каспийском регионе. Помимо президентов Грузии и Украины, в нем приняли участие главы Латвии, Литвы, Македонии, Молдавии, Румынии, Словении и Эстонии, а также высокопоставленные представители Азербайджана, Болгарии, Польши и ведущих международных организаций – ООН, ОБСЕ, Евросоюза, Совета Европы, НАТО.

На форуме была принята декларация о создании Сообщества демократического выбора (СДВ), которую подписали президенты упомянутых девяти государств. Почти наверняка к ним примкнут Болгария и Польша, а также, не исключено, Азербайджан. Сообщество было задумано как форум сотрудничества правительств и неправительственных организаций в целях укрепления и распространения демократических ценностей. Ради этого его члены намерены сотрудничать с международными организациями, гражданским обществом и правительствами по координации поддержки новых и появляющихся демократических обществ.

“Мы надеемся, что миссия сообщества будет служить объединению всех стран региона в их совместных усилиях, укреплять наше региональное сотрудничество, содействовать демократии и защите прав человека”, – говорится в декларации. Кроме того, СДВ намерено оказывать противодействие коррупции, организованной преступности, отмыванию денег, терроризму и способствовать разрешению конфликтов в Европе.

Участники форума призвали политических лидеров стран, которые находятся на пути к демократии, противодействовать этнической и религиозной ненависти, насилию, сепаратизму и другим формам экстремизма, а также оказывать поддержку развитию гражданского общества, неправительственным организациям и средствам массовой информации.

Казалось бы, весьма благородные задачи, даже при самом тщательном анализе невозможно обнаружить ничего предосудительного. Однако при взгляде на список участников сразу же бросается в глаза отсутствие двух региональных действующих лиц – Беларуси и России. Кстати, идея интеграции постсоветских республик от Балтийского до Черного моря возникла в начале 90-х годов в Минске. БНФ предложил объединить Украину, Беларусь и Прибалтику для создания Балто-Черноморского коллектора, чтобы уменьшить энергетическую зависимость этих стран от России.

Однако белорусским властям эта инициатива никогда не нравилась.

Кроме того, они, к сожалению, уже давно не числятся среди приверженцев демократических ценностей, поэтому отсутствие приглашения им особого удивления не вызвало. Да и, честно говоря, трудно представить кого-либо из белорусского руководства, поддерживающего призыв, скажем, содействовать НГО и развивать независимые СМИ.

А вот Владимиру Путину приглашение было направлено, однако он не только отказался участвовать сам, но и не разрешил этого никакой другой заметной фигуре российского истеблишмента, даже послу в Украине Виктору Черномырдину. Столь явный демарш, да еще при полном отсутствии официальных объяснений, вызывает естественный вопрос о причинах такой несколько странной реакции. В конце концов, совершенно не обязательно было ехать самому первому лицу, вполне можно было ограничиться кем-либо рангом пониже, как поступил, например, Азербайджан, направивший в Киев министра иностранных дел.

Понятно, что современные отношения России как с Грузией, так и с Украиной оставляют желать лучшего, тем не менее, например, на тех же саммитах СНГ их лидеры встречаются. Да, у большинства вошедших в Сообщество стран имеются разного рода проблемы в отношениях с Россией, но, как представляется, достаточно непросто вспомнить, с кем у нее их нет. Разве что с партнерами по ЕврАзЭС и ОДКБ, хотя и там время от времени возникают противоречия. Антироссийскую направленность форума некоторое время назад опроверг Сергей Лавров, заверивший журналистов в том, что “создание СДВ не направлено против России”. То же неоднократно публично подчеркивалось и на самой встрече, в том числе Виктором Ющенко и Михаилом Саакашвили.

Тем не менее, большинство российских политиков и политологов продолжают придерживаться этой версии, и в своих многочисленных комментариях они, что называется, отвели душу. Тон задал руководитель думского комитета по международным делам Константин Косачев, который назвал встречу “сборищем” и предсказал ей судьбу ГУУАМ. Кроме того, он заявил, что “по многим позициям Россия является гораздо более демократическим государством, чем участники форума” (Коммерсантъ, 1.12.05).

Глеб Павловский, которому, по словам Виктора Шендеровича, “после истории с украинскими выборами надо учиться делать харакири” (Независимая газета, 23.09.05), не внял этому совету и в очередной раз продемонстрировал глубокое понимание ситуации: “Я не знаю, каким демократическим и просто государственным критериям соответствует внутренняя и военная политика в Грузии. Поскольку Саакашвили не контролирует даже части собственной суверенной территории (то ли дело Россия! – Я.А.). Режим президента Молдавии Воронина – это жестко авторитарный режим, еще более жесткий, чем в Белоруссии”.

А “Русская линия” ссылается на неких безымянных экспертов, утверждающих, что “в Европе создается политический альянс, направленный против России. При этом на ведущую роль в “антироссийской оси” претендуют страны СНГ – должники России, демонстративно не желающие возвращать свои долги цивилизованным способом и выбравшие в отношениях с Москвой политику шантажа и угроз”. Вот так – ни больше, ни меньше.

Судя по всему, поводом для этого коллективного “плача Ярославны” послужила фраза главы администрации президента Грузии Георгия Арвеладзе, который высказал мнение, что “на этом форуме фактически будет создана ось демократических стран, которые не желают находиться в орбите влияния России” (Ъ, там же). Спору нет, носителям имперского мышления слышать такие высказывания крайне обидно. Настолько, что они как-то упускают из виду, что нежелание находиться в орбите влияния России и создание “антироссийской оси” – это все-таки не совсем одно и то же. Возможно, впрочем, что для них это как раз одно и то же, по принципу “кто не с нами, тот против нас”. Но это уже попахивает клиникой.

Регулярно звучащие заявления о выстраивании некоего “санитарного кордона”, отгораживающего Россию от Запада, не выдерживают критики. Если бы у последнего действительно имелось намерение изолировать ее, то никакой необходимости в таком “санитарном кордоне” у него не было бы, достаточно было бы просто прекратить с ней все отношения. Предположение же о том, что эта дюжина далеко не самых могучих государств захочет и сможет самостоятельно прервать эти отношения вопреки интересам Западной Европы и США, выходит, на наш взгляд, за пределы разумного.

Можно согласиться, что определенное отстранение части ближних и дальних соседей от России наблюдается. Но вызвано это тем, что она все в меньшей степени демонстрирует свою приверженность демократическим ценностям. Это пугает ряд молодых стран, особенно тех, которые образовались на пространстве бывшего СССР, поскольку демократия там остается еще далеко не устоявшейся.

Кстати, то, что основные причины такого отстранения заключаются в поведении Москвы, признают и здравомыслящие российские обозреватели. Например, заместитель директора Института стран США и Канады РАН Виктор Кременюк считает произошедшее в Киеве событие отнюдь не декларативной политикой, а ответом на тот поворот в России, который произошел в сторону от демократических и рыночных реформ. Он убежден, что со временем новое пространство включит в себя Беларусь, “и от Прибалтики до Азербайджана, оно пойдет туда, а не сюда. А нам останутся Каримов, Ниязов… Даже Назарбаев туда смотрит, а не сюда”. Говоря же о российской политике в целом, он отмечает, что “у нас присутствует больше истерики, чем аналитики. И очень много кликушества типа Глеба Павловского, … но рано или поздно придется сказать то, чего не хочет никак признать ни один деятель, причастный к режиму, – сказать, что российский режим уже сейчас вызывает определенные международные политические последствия”.

Наглядным подтверждением таких последствий является конфликт, как раз сейчас разворачивающийся вокруг нашумевших поправок к российскому закону о некоммерческих организациях, которые Государственная дума недавно приняла в первом чтении и которые фактически закрывают возможности зарубежного финансирования последних. Поправки были подвергнуты жесткой критике как в самой России, так и на Западе. Это, конечно, неприятно, но не смертельно, ибо брань, как известно, на вороте не виснет. Однако этот скандал может отразиться на положении России в “большой восьмерке”, что для Кремля явно имеет особое значение. Не исключается также изменение позиции США по вопросу принятия России в ВТО.

Складывается впечатление, что российские власти тешат себя иллюзиями, будто из-за нынешней крайне благоприятной для них энергетической ситуации цивилизованный мир вынужден будет продолжать закрывать глаза на игнорирование ими общепринятых демократических норм. Зависимость, безусловно, большая, однако едва ли стоит ее абсолютизировать.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *