БАЗОВЫЕ ИНТЕРЕСЫ


Можно благоговеть перед людьми, веровавшими в Россию,
но не перед предметом их благоговения.
 
 

Василий Ключевский
 
 

 
Российский отклик на белорусские выборы оказался весьма двусмысленным. С одной стороны, Владимир Путин стал первым среди тех немногих глав государств, которые поздравили белорусского лидера с очередной, пусть и не столь «элегантной», победой. Более того, российское внешнеполитическое ведомство грудью бросилось на защиту своего ближайшего союзника от гнусных инсинуаций коварного Запада, по своему обыкновению использовавшего двойные стандарты. С другой – чуть ли не на следующий день после триумфа «Газпром» устами своего руководителя заявил о грядущем приведении цен на газ для Беларуси в соответствие с мировыми. Причем когда белорусское правительство попыталось сделать вид, что все это, дескать, еще не слишком определенно, газовый гигант тут же с прямотой римлянина определил уровень повышения – в три раза.
 
 

Такой поворот событий вызвал многочисленные комментарии как на Востоке, так и на Западе. Главный вопрос, которым задавались обозреватели, заключался в следующем: чем был вызван столь радикальный пересмотр Москвой ее прежних подходов, да еще в такой совершенно не соответствующий торжественности обстановки момент. По этому поводу высказывались разные версии – от вульгарно-меркантильных до основанных на глубоких геополитических рассуждениях.
 
 

Наиболее напрашивающийся вариант – это стремление «Газпрома» наконец-то дожать строптивое белорусское руководство в вопросе приватизации «Белтрансгаза». При этом, однако, стоит отметить, что неожиданным называть поведение Москвы едва ли оправданно. Так, по сведениям «Коммерсанта», еще в конце минувшего года член правления «Газпрома» Александр Медведев провел в Минске встречу с Александром Лукашенко, на которой будто бы были согласованы детали создания СП на базе белорусских газопроводов.
 
 

Правда, месяц спустя первый заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко заявил, что «продажа 50% акций ОАО «Белтрансгаз» может быть проведена исключительно по рыночной стоимости» (Ъ, 27.1.06), притом, что «Газпром», как известно, настаивает на использовании для этой цели балансовой стоимости, которая примерно в 10 раз ниже. И тогда же источник в «Газпроме» сообщил, что именно СП является гарантией сохранения низких цен на газ для Беларуси в 2007 году. А в российских печатных СМИ, подчиненных «Газпром-Медиа», была названа цена на следующий год, в случае если договориться не удастся, – 125 долларов за 1000 кубометров, что практически и является трехкратным повышением.
 
 

Отсюда можно сделать вывод, что на данный момент договоренности так и не достигнуты, и «Газпром» действительно пытается добиться своего путем силового давления. Вообще говоря, ничего предосудительного в таких действиях нет: как известно, Владимир Путин пообещал своему белорусскому коллеге сохранение нынешней стоимости газа только на текущий год, а конкретных долгосрочных договоренностей на этот счет не существует. В таких условиях монополист гипотетически может запрашивать любую цену. К тому же независимые белорусские специалисты уже давно считают необходимым осуществление перехода к рыночным ценам, полагая это непременной предпосылкой для проведения в стране, наконец, экономических преобразований.
 
 

Так что подобные намерения газовой империи можно было только приветствовать, если бы не одно немаловажное обстоятельство. В последнее время кремлевская администрация во все большей степени демонстрирует стремление использовать в политических целях чрезвычайно благоприятно складывающуюся сейчас для нее конъюнктуру в мировой экономике. Например, как ни пытались многие российские политики и политологи во главе с самим президентом убедить мировое сообщество в том, что новогодняя попытка кардинально повысить цену на газ для Украины не имела под собой ничего личного, а объяснялась лишь нормальным переходом на рыночные рельсы, за ней явно просматривалось стремление либо удержать юго-западных соседей в сфере своего влияния, либо наказать их за «предательство», если удержать не удастся. Напомним, что, в отличие от Беларуси, у Украины с Россией существовал договор, предусматривавший сохранение цены в 50 долларов до 2009 года.
 
 

В отношении нашей страны данная цель уже считается достигнутой, хотя и не окончательно, а потому здесь перед российским руководством стоит другая задача: как можно глубже, но при этом с минимальными издержками для себя втянуть ее в так называемое «союзное государство». До последнего времени Александру Лукашенко удавалось отбиваться от слишком тесных «братских объятий», сохраняя при этом как колоссальные преференции, так и значительную свободу рук в экономической сфере. Теперь, похоже, Москве это надоело, и она пытается форсировать интеграционный процесс.
 
 

Об этом свидетельствует заметное повышение ажиотажа вокруг этой темы в российской политической элите. И если очередные романтические бредни Пал Палыча Бородина можно было бы безболезненно проигнорировать, то к соответствующим заявлениям российского президента следует отнестись более серьезно. По мнению российского эксперта Андрея Пионтковского, «Кремлю нужен накануне операции 2008 оглушительный политический «успех». И ему кажется, что момент для этого наступил» (Грани.ру, 06.04.2006). Ибо имперские настроения как в верхах, так и в массах там сохраняются по-прежнему.
 
 

Судя по всему, Кремлю представляется, что подобные действия, по крайней мере, на первом этапе найдут поддержку на Западе и позволят снизить накал критики в свой адрес. В самом деле, и в пред-, и особенно в послевыборный период пресса и политики в Европе и США крайне негативно отзывались о роли России, в том числе экономической, в укреплении белорусского режима. Теперь же можно будет предъявить повышение цен в качестве индульгенции. Что же касается дальнейших шагов по инкорпорации, то, вполне вероятно, Москва рассчитывает на то, что зависимость от ее энергоресурсов вынудит всех несогласных прикусить языки.
 
 

Таким образом, нельзя исключить новое усиление угрозы независимости нашей страны. При этом наблюдаемые в самой России тенденции не оставляют сомнений в том, что ни о какой демократизации Беларуси речи идти не будет. В случае такого развития ситуации очень хотелось бы надеяться, что окажется справедливым прогноз того же Андрея Пионтковского: «Белорусы в массе своей прекрасно относятся к России и русскому народу, но это вовсе не означает, что они пожелают расстаться со своей государственностью ради удовлетворения тщеславных комплексов жалкой, трусливой, бездарной и вороватой российской «элиты». На улицу выйдут уже не сотни, а тысячи и десятки тысяч людей». Мартовские события в Минске дают для подобных надежд определенные основания.
 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *