Достаточно здоров, чтобы считаться инвалидом, но слишком болен, чтобы взяли на работу

С декабря 2018 года житель Борисова Олег Яковлевич Гераськин зарегистрирован в качестве безработного в Управлении по труду и социальной защите, и с той поры безуспешно ищет работу.

Если исходить из официальных данных, работы в Борисове навалом. На сайте Борисовского райисполкома по состоянию на 19 июня 1149 вакансий, при том, что  число официальных безработных в Борисовском районе почти в три раза меньше — на 1 июня их числилось всего 365 человек.

Однако Гераськин работу найти не может, имея при этом диплом техника-технолога (обработка металла резанием) и даже определенный опыт административной работы — был мастером на заводе пластмассовых изделий.

Почему же его не берут на работу сейчас? Как полагает Олег Яковлевич, все дело в заключении врачебно-консультативной комиссии.  После случайного падения у него диагностировали заболевание, которое может проявляться неожиданно.

По мнению членов ВКК, это заболевание не дает основания назначать Гераськину группу инвалидности, но налагает определенные ограничения на трудовую деятельность, которой Олег Яковлевич может заниматься.

Цитируем: «Годен к работе без вредных и опасных условий труда. Может работать в профессиях, исключающих труд с движущими и режущими механизмами, высоким напряжением, пребыванием на высоте, вблизи огня, воды, воздействием шума, превышающего ПДУ; с подъемом и перемещением грузов вручную, работы, связанные со статической нагрузкой, стереотипными движениями, наклонами корпуса, длительным нахождением в неудобной фиксированной позе».

Итак, физический труд, исходя из этой справки, практически невозможен, и остается совсем немного потенциальных точек приложения сил. А если учесть еще то, что буквально через месяц Олегу Яковлевичу исполняется 60 лет, становятся понятными причины отказов работодателей.

%d0%93%d0%b5%d1%80%d0%b0%d1%81%d1%8c%d0%ba%d0%b8%d0%bd

После того, как Гераськину поставили диагноз, он некоторое время продолжал трудиться на БЗПИ, но уже сторожем, а не мастером,  потом работал охранником в торговом центре.

С 3 марта 2017 года по 30 ноября 2018 ухаживал за престарелой матерью, инвалидом первой группы, получал  пособие от органов соцобеспечения. После смерти матери стал безработными, и  последние полгода его доход составляет одну базовую величину (если кто не знает, это на сегодняшний день — 25 рублей 50 копеек).

— Как выживаете? — спрашиваю. — Кроме покупки продуктов надо платить за услуги ЖКХ, да мало ли какие острые нужды могут возникнуть?

— Я человек непьющий, — улыбается Олег Яковлевич, — сумел сделать какие-то накопления в те годы, когда работал, но и эти небольшие, в общем-то, деньги скоро закончатся. Как жить дальше? Не знаю.

Действительно, что делать? Будь у нашего героя группа инвалидности, теоретически он мог бы претендовать на рабочие места, которые решением исполнительной власти резервируются за инвалидами. Но, скорее всего, всего только теоретически.

Генеральная прокуратура РБ на днях внесла представление об устранении выявленных нарушений законодательства, направленного на защиту прав и законных интересов инвалидов, в Министерство труда и соцзащиты.

Прокурорской проверкой было установлено,  что «забронированные» для инвалидов рабочие места зачастую не были вакантны. В других случаях свободные места не использовались из-за медицинских противопоказаний у потенциальных работников. По итогу в счет брони на работу приняли лишь незначительную долю нуждавшихся в труде инвалидов.

А как же быть тем, кто достаточно здоров, чтобы считаться инвалидом, но слишком болен, чтобы взяли на работу?

Есть ли ответ на этот вопрос?

(источник: ex-press.by)

Павел Иванович. Фото: Павел Слепухин
Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *