Учителя уходят из школ не из-за низких зарплат


Система образования Беларуси испытывает дефицит кадров. И причина не в том, что белорусские вузы готовят недостаточное количество специалистов. И даже не в небольшой зарплате учителей…
В целом все учреждения образования страны обеспечены педагогическими кадрами, в то же время «в некоторых по-прежнему не хватает квалифицированных кадров», отметил заместитель министра обрзованияКазимир Фарино на совместном заседании коллегии ведомства и Белорусского профессионального союза работников образования и науки. 

Так, в дошкольных учреждениях имеются вакансии для 615 квалифицированных специалистов. Только по Минску в министерство поступила заявка на 441 специалиста по дошкольному образованию. «В отдельных регионах в общеобразовательных учреждениях по-прежнему не хватает учителей физики, математики, информатики, иностранных языков», — сказал Фарино. 

На начало учебного года число вакансий мастеров производственного обучения составляло 25,3% от штатной численности (7290 специалистов). Основной причиной оттока мастеров из ПТУ является невысокая зарплата по сравнению с работниками такой же квалификации на производстве. 

В министерстве говорят о социальных гарантиях, о том, что их нужно расширять для учителей и преподавателей. И еще, как обычно, о зарплате. Принятые меры по совершенствованию оплаты труда работников отрасли являются недостаточными, считает председатель Белорусского профессионального союза работников образования и науки Александр Бойко. 

Он сообщил, что среднемесячная зарплата педработников (кроме профессорско-преподавательского состава) в декабре 2010 года составила 1 млн. 412,9 тыс. руб. (81,7% этого показателя в промышленности), учителей — 1 млн. 494,6 тыс. руб. (86,4%) и профессорско-преподавательского состава — 2 млн. 562,8 тыс. руб. (в 1,5 раза выше). За прошедшее пятилетие заработная плата в образовании увеличилась более чем в 1,8 раза. 

Евгений ЛивянтИмеющий два десятилетия учительского стажа Евгений Ливянт, зарабатывающий в последнее время репетиторством, уверен, что из школы преподаватели уходят вовсе не из-за денег. Ведь понятно, что люди, выбирающие учительскую профессию, понимают, что не будут зарабатывать так же, как в банке. Он считает, что основная причина ухода из школы — это «абсолютное бесправие учителей». 

«Ученик может все, что угодно сделать на уроке или после него, и ничего ему за это не будет. Разве что если он совершит уголовное преступление, последует наказание. В школе всеми правдами и неправдами скрывают правонарушения своих учеников, потому что все школы находятся в рейтинге. Если по количеству правонарушений кто-то лидирует, там начинаются проблемы. Когда на школу вешают правонарушение, начинаются проблемы — сначала у директора, затем у классного руководителя. Такая ситуация вызывает чувство вседозволенности у склонных к хулиганству детей. Они быстро понимают, что после того, как совершат что-то недозволенное, разбираться между собой будут взрослые», — рассказывает Евгений Ливянт. 

Особенно его беспокоит, что в такой ситуации могут скрываться и факты употребления наркотиков в школе, что в настоящее время является серьезной угрозой для молодежи. Собеседник Naviny.by считает, что администрация школы из опасения, что жалобщик пойдет выше, не защищает учителя ни от учеников, ни от их родителей в случае конфликтной ситуации. 

Как результат, в современной школе размыто понятие «принципиальный учитель»: «Когда я учился в школе, хорошо понимал, что если сделаю что-то не так, на это будет определенная реакция. Таким образом формировалась ответственность за поступки. Сейчас быть принципиальным учителем и выяснять отношения с учеником — головная боль. Это касается и поведения, и оценок учеников. Любая принципиальность приводит к проблемам в школе для учителя». 

По словам Евгения Ливянта, в настоящее время наблюдается массовый уход учителей на репетиторские хлеба. При этом он отметил, что речь идет о легальном репетиторстве. 

Также существует проблема бюрократии в школе. Пишут, говорит он, сотрудники секретариата, директор, завуч и психолог. Классный руководитель заполняет огромное количество бумаг. По мнению Ливянта, в советские времена с бумажной работой справлялась одна машинистка на старенькой машинке. Теперь современная оргтехника с трудом осиливает поток бумаг. 

Евгений Ливянт не понимает, почему вместо решения проблем в образовании, в школе занимаются мелкими вопросами, которые на его качестве не отражаются, но время отнимают: «Орфографический режим в школе постоянно меняется. Раньше подписывать тетрадь нужно было, к примеру, в одно количество строк, а сейчас в другое. В журнале и дневнике нужно по-разному записывать домашнее задание — где-то с большой, где-то с маленькой буквы. В этом году изменилось написание кавычек на букве, обозначающей класс. Теперь требуют писать кавычки вверху буквы, ранее допускалось одну писать снизу, другую сверху. И представьте, это проверяется!». 

Собеседник Naviny.by считает, что в школе происходит безумное количество мероприятий для галочки: «Даже во время гриппа детей собирали на межшкольные мероприятия!». 

Или еще пример. В этом году в Минске, рассказал Ливянт, появился курс, который проводят два учителя. В журнале «Столичное образование» приведен сценарий такого урока, который ведут одновременно учителя русского языка и математики. Урок начинает учитель русского языка, который в форме диктанта проверяет знания написания математических терминов. Затем подключается математик. 

«Зачем это нужно, я не понимаю, — говорит Ливянт. — От этого нет пользы, а вопрос, как оплачивать этот урок, возникает. В целом в сфере много отвлекающих бессмысленных мероприятий. Поэтому учителя и просят избавить их от них и дать им нормально работать». 

Евгений Ливянт вспомнил также инициативу Министерства образования по замене школьных учебников на электронный планшет. Он считает, что здесь вопрос формы превалирует над содержанием, а это неправильно, так как сегодня проблемой является именно качество содержания учебника. 

Кроме того, «необходимо просчитывать действия на несколько шагов вперед. Если введут планшет, возникнет вопрос, кто будет его ремонтировать? В том, что он сломается, можно не сомневаться, потому что дети сделают все для этого, если они не захотят выполнять домашнее задание. Кроме того, может быть спровоцирована ситуация, когда на уроках дети будут использовать планшеты с разными, в том числе развлекательными целями. И будет хорошо, если они не загрузят туда порнографию, в чем я сомневаюсь». 

Сегодня в системе образования есть более серьезные, требующие скорейшего решения проблемы, нежели замена бумажных учебников на электронные планшеты. Кроме того, в обществе отсутствует дискуссия по этим проблемам. 

«В Беларуси вообще нет площадки для обсуждения проблем в образовании. Какая-то группа людей принимает решения, а оппонирование не допускается», — подчеркнул Ливянт. 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *