Как живут белорусские старики в радиационном заповеднике


В 1988 году на территории трех особенно пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС районов Гомельской области был создан государственный радиационно-экологический заповедник. Полесский заповедник занимает площадь свыше 215 тысяч гектаров. На его территории — наиболее высокий уровень радиоактивного загрязнения. 

Здесь сосредоточено около 30% цезия-137, более 70% стронция-90 и около 97% изотопов плутония, выпавших на территории Беларуси. По сути, территория в 30 км от АЭС — исследовательская база для ученых, ведущих контроль за изменениями радиационной обстановки в ближней зоне Чернобыльской АЭС. 

 

Из деревень, которые находятся теперь на территории Полесского заповедника, людей выселяли в первые годы после аварии. Сначала тех, кто жил рядом с реактором, а потом и остальных. Обещали, что эвакуируют на несколько месяцев, иначе бы никто не уехал. Когда люди поняли, что отселение не на месяцы, а на всю оставшуюся жизнь, многие попытались вернуться, но вход в зону уже охранялся, а специальные бригады разрушали и сжигали жилые дома, отрезая «возвращенцам» путь назад. 

Так или иначе, но в деревнях, которые попали в 30-км зону отселения, люди живут до сих пор. Фотограф Reuters Василий Федосенко побывал недавно в одной из таких деревень — в Тульговичах. 

 

Жители деревни спешат к месту, куда приехала автолавка. До аварии Тульговичи были большим селом — в нем было около 300 дворов. Всех выселили в 1991-м, но два десятка семей уехать отказались. В 2004 году в деревне жили 12 человек. Радиационный фон в Тульговичах составляет от 62 до 73 микрорентген/час. На дороге, ведущей в Тульговичи, и в лесополосе дозиметр показывает 220 мкР/час. 

 

Старики, живущие в «светящейся» деревне, продолжают держать кое-какой домашний скот, сажают овощи — живут подсобным хозяйством, одним словом. 

 

Маленькая пенсия уходит на покупки в приезжающей дважды в неделю автолавке. 

 

Для многих стариков жизнь в чужом месте, без родного дома и полесских лесов, показалась значительно страшнее невидимой и неощутимой радиации. 

 

 

За эти годы в лесах вокруг Тульговичей развелось полно всякой живности. 

 

У автолавки собирается вся деревня. Предупреждение на двери, что «табачные изделия не отпускаются лицам моложе 18 лет», выглядит здесь немного странно. 

 

Бутылка крепленого вина к «мужскому» празднику 23 февраля. 

 

Дорога с покупками — от автолавки до дома.
 
Журнал Другого, фото Василия Федосенко

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *