Нужна ли Беларуси интеллигенция?


Мне по наследству достались шляхетские «закидоны» поддерживать благородные, но безнадежные предприятия. Поэтому задолго до выборов я очень хорошо себе представляла, как 20 или 21 декабря (в общем, когда «все будет кончено» и станет окончательно ясно, что «это навсегда»), кто-нибудь из моих знакомых, симпатичных коллаборационистов, скажет мне с легким садистским прищуром: «Ну, что, дорогая, расстроилась?» А я тоже ласково так отвечу: «Не, бл…и, обрадовалась – вместе со всеми, кто обожает советский союз и не переносит белорусский язык!..» 

Когда морозным утром 20 декабря я села в машину, чтобы ехать в офис, и включила радио, динамики выплеснули кучу позитива. Манерные ди-джеи, как всегда, развлекали нелепыми конкурсами, изо всех сил стараясь шутить смешно. Звучали легкие англоязычные треки и веселая русская попса. В офисе загружаю сайты ведущих государственных СМИ и вижу лишь скупую информацию, что вчера в стране были выборы – ни результатов, ни подробностей – ни-че-го! Подумаешь, выборы президента – мелочь! А уж о том, чтобы обсудить факт, что накануне в центре столицы десятки тысяч человек ходили по проспекту, выкрикивали какие-то требования, и чем все это закончилось, – на это коллеги даже не намекнули. 

Потом появилась официальная информация, что 19 декабря по проспекту ходили бандиты. Позже байнет наводнили видеозаписи колонны с этими «бандитами». Молодые и не очень молодые светлые, интеллигентные лица. Стиль одежды – современный, европейский. Как человек, довольно много путешествующий, могу сказать, что большие скопления подобных «бандитов» легко можно видеть в воскресный день на пешеходной улице любого европейского города – Вены, Парижа или Барселоны. Только там они обычно не выкрикивают лозунги, а либо тихо переговариваются, гуляя от ресторанчика к ресторанчику, либо (если это молодежь) чего-то орут и хохочут – от переизбытка чувств. 

Честно говоря, общий «бандитский» типаж явно диссонирует с тем, что я наблюдала 19-го у себя на участке в Заводском районе, когда «простой» народ потянулся к избирательным урнам. Кряжистые фигуры, упакованные в самые унылые образцы китайского ширпотреба. Давно вышедшая из моды обувь. У тех, кто позажиточнее, — демонстрирующие респектабельность 80-х годов прошлого века шубы и ушанки. Но лица по-своему интересные. Во-первых, у большинства избирателей взгляд спрятан под маской непробиваемого деревенского эгоизма. Во-вторых, у подвыпивших мужичков глаза блестят, но отнюдь не тусклым блеском, характерным для латентных алкоголиков, в которых превратилось немалое количество наших чиновников (а что им еще остается?), а яркими, простыми и дешевыми огоньками – как взрыв китайской петарды. В общем, как бы там продвинутые ни ругали «электорат», по-моему, на самом деле все не так плохо. 

И конечно, не надо быть семи пядей во лбу или принадлежать к оппозиции, чтобы понять, что в тот вечер по проспекту ходила та часть белорусского народа, которую нужно называть проевропейской. 

Но что же «простой» народ? Что он делал после того как проголосовал, кое-чем отоварился, выпил водочки и послушал фольклор на участке? А простой народ тихо сидел по домам, бухал, варил борщ. В общем, простому народу, видимо, было хорошо. Возникает только несколько простых и естественных вопросов. А что, скажите, теперь, «после всего», делать успешным, амбициозным, порядочным, законопослушным белорусским гражданам, «отягощенным» европейской ментальностью, которая так или иначе предполагает свободу? Или еще более проникновенно — как жить дальше в Беларуси тому, у кого талант, совесть, горячее сердце, национальное самосознание и чаще всего — в довершение всех этих несчастий – гуманитарное образование? 

Речь идет не о какой-то мелочи, а о белорусской интеллигенции, национальной элите и среднем классе. Без этих людей не то что китайскую, но даже вьетнамскую модель экономики не построишь, разве что северокорейскую, но об этом, тьфу-тьфу, пока речь не идет. 

Скажем откровенно – сегодня белорусская интеллигенция не собирается лезть на баррикады. Но эти люди не менее 16 лет работали по 12 часов в сутки. Приспосабливались. Становились профессионалами – причем умудрялись делать это где-то на периферии больших профессиональных дорог. Строили дома, растили детей. Некоторые заводили бизнес, другие совершенствовали мастерство. Постепенно забывали белорусский (те, кто знал) и учили английский (правда, толком так и не выучили, поскольку здесь он не сильно нужен). 

Собственно говоря, что дальше? Например, в каком, так сказать, диапазоне сегодня можно осуществлять интеллектуальные «маневры»? Все говорят: надо бояться! Ну, и на какой образец страха ориентироваться, какую эпоху держать в голове – 1863 г., 1937 г., 1976 г.? 

Думаю, сегодня белорусская интеллигенция, а вместе с нею и весь средний класс, оказались в ловушке. Как любая ловушка, наша ловушка давит, не дает нормально дышать, и так будет продолжаться до тех пор, пока, по крайней мере, не станет ясно, в какой стороне выход. Чтобы обрисовать, в чем эта ясность заключается для меня, рассказываю один эпизод, который с выборами непосредственно не связан. 

В октябре прошлого года, на портале TUT.BY появилось интервью с довольно туманным, но для всякого образованного местного человека заманчивым заголовком «Нужна ли Беларуси интеллигенция?» В качестве ответчиков выступили два несомненных интеллектуальных гуру страны – философ Валентин Акудович и писательница Светлана Алексиевич. Обоих я уважаю – за несомненный талант, за то, что мыслят публично, в общем, много за что. 

Тем сильнее хотелось услышать от них что-то мощное и конкретное – что-то вроде тех слов, которые в свое время сказал Папа Иоанн Павел II: «Не бойтесь!» — коротко и ясно. Мое уважение к этим двум белорусским интеллектуалам, конечно, осталось незыблемым, никакое неудачное интервью не может его поколебать. Однако я не ожидала такого разочарования в ходе этой путаной беседы. И особенно — в ее итоге, который, впрочем, так и не удалось подвести, что неудивительно, учитывая концентрацию напущенного туману. Никто не озвучил ни одной мысли (подходящей личностям такого масштаба), которая пролила бы свет на будущее или хотя бы настоящее. 

Валентин Акудович (автор всем известного «Мяне няма») почему-то говорил осторожными интонациями районного жителя, который недавно переехал жить в столицу и боится потерять льготную очередь на жилплощадь. Цитирую: «Не ведаю, мне падабаецца — чыста, дарогі харошыя”. Речь идет о народе, о жизни, так сказать, на местах. Но дело не в контексте. Дело в том, что, по-моему, это была единственная четко сформулированная мысль из долгой беседы. И что это — тот самый, как сейчас пишут, мэссидж, которого накануне значительного события в стране вправе ожидать от крупного мыслителя рядовые представители несчастной белорусской интеллигенции?.. 

Светлана Алексиевич с нерадостным фатализмом затянула свою обычную песню о том, что Беларуси и белорусской интеллигеции суждено вечно оставаться в пространстве российской культуры. Нет, уважаемая Светлана Александровна, думаю, так мы с вами Нобелевскую премию не получим – стоя грустной провинциальной раскорякой в этом самом пространстве… 

После интервью мне лично стало ясно, что тут все надо делать самому (хотите читать что-нибудь внятное – напишите и читайте). Поэтому рискну прямо и просто ответить на поставленный в заголовке вопрос. “Нужна ли Беларуси интеллигенция?” – Нет, Беларуси не нужна интеллигенция! 

Беларуси не нужна творческая интеллигенция, которая постоянно копирует российские образцы (которые в свою очередь копируют западные), попадает пальцем в небо и при этом вполне обоснованно ощущает свою второсортность. Дело, конечно, в языке, но не только в нем. Можно сказать так. Уважаемая белорусская интеллигенция, а также элита, пишите, говорите, пойте на белорусском, русском или даже китайском. Но для начала делайте это так, чтобы если и не весь народ, то хотя бы проевропейская его часть (даже согласно официальной статистике – это 20%, почти два миллиона!) землю рыла, чтобы послушать вас и почитать, узнать ваши мысли. Говорите о своем, о белорусском, но так, чтобы было понятно всему миру. И не надо нам никакого общего пространства! Там, в этом российском пространстве, мы никому не нужны. Там нечего делать. Не спорю — там деньги, нефть, чуть больше демократии, чем у нас, много порядочных и талантливых людей. Там можно найти большую зарплату, издателя, друзей или даже политическое убежище. Но интеллигентным представителям маленького европейского народа глобально примазываться к этому темному, непонятному, чужому пространству, которое, если говорить начистоту, лишь изредка озаряется вспышками здравомыслия, — ментальное самоубийство. 

Беларуси не нужна интеллигенция, которая со смешным патриархальным высокомерием талдычит, что политика – грязное дело. Извините, а вы ею занимались? И не будете ни за что на свете? Потому что считаете себя чистоплотным, искренним и порядочным человеком? Поэтому благосклонно оставляете это занятие грязным субъектам, которые с радостью тащат вас на дно? Может быть, к примеру, в Беларуси, России или Египте сегодняшняя политика – “мадам” действительно нечистоплотная. А, скажем, в Эстонии, Чехии или Австралии – так и ничего, “девушка” опрятная, ухоженная, “дагледжаная”. Ну, и на какие образцы будем ориентироваться? Мне кажется, будь политика повсеместно и поголовно грязной, мировая политическая элита не чествовала бы в Лондоне, в “Альберт-холле”, Горбачева с 80-летием. Генсек, назначаемый пожизненно, сначала по своей воле отпустил гайки, а потом собственноручно отказался от власти, вернее – отдал ее своему прямому конкуренту Ельцину. Это грязно? 

Беларуси не нужна интеллигенция, которая провозглашает, что правды нет, что вот, мол, всегда есть две стороны медали (или даже три), и тем самым открывает дорогу для бесконечных манипуляций общественным мнением, что, в общем-то, мы и наблюдаем. Как журналист, авторитетно утверждаю — правда есть. Но правда — это же не какая-то легкодоступная дрянь, которая валяется под ногами и которую каждый дурак может, проходя мимо, поднять и, смахнув пыль, положить в карман. Правда – это брильянт, за которым нужно, образно говоря, залезть в грязную шахту, достать, отшлифовать, оправить и, рискуя собой, выставить на всеобщее обозрение. Те, кто хоть раз докапывался до истины, знают, как тяжело это делать. Тем не менее, когда правда все-таки появляется на свет, все, в конце концов, становится просто, ясно и хорошо. 

Точно так же, покопавшись и поразмыслив, каждый может четко ответить на вопрос, что сегодня происходит в Беларуси и как это называется. И нет никаких двух правд, трех сторон медали и прочего. Думаю, то время, которое мы переживаем, это вовсе не определенный исторический этап, который нужно пройти и который чуть ли не полезен, как считают некоторые. Это просто такой тупичок, в который мы все вместе залезли и в котором, если иметь кашу в голове, можно сидеть неизвестно сколько времени. 

Я, конечно, не знаю, когда и как все закончится. И закончится ли вообще. В особо грустные моменты вспоминается бесконечно печальная фраза Василя Быкова, который в одном из последних интервью сказал, поджимая и без того тонкие губы: “Нам тут шчасця не будзе…” И в общем, нет причин не доверять гению. Но природный оптимизм, а также шляхетские “закидоны” настойчиво твердят мне, что в конце концов нам поможет Бог и немножко мы сами… 

… А к чести всех “бл…ей” надо сказать, что 20, 21,22 декабря и все последующие дни никто ничего ехидного мне не сказал. Все молчали, все были расстроены и подавлены. В общем-то в таком же настроении многие пребывают и сейчас. 

Неожиданно для сабя написав этот материал, я довольно долго думала, нужно ли его где-то размещать. Зачем? Политика – не моя тема. Но материал родился и требовал дальнейшей жизни. Поэтому я решила опубликовать его просто, чтобы сказать: я есть, я ёсць, я тут! А вы?
 
Салiдарнасць, Лилия Кобзик

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *