Белорусы постараются


Счастлив правитель государства, подданные которого плодятся и размножаются. Никому не надо доказывать, что они живут счастливо. Хоть и в бедности. Иначе зачем бы они плодились и размножались?

Впрочем, живший в XIX веке Томас Мальтус утверждал, что процесс размножения человеческих особей лишен субъективного содержания. То есть не зависит от социального устройства общества, но целиком определяется стремлением к утверждению рода, свойственному всему живому. Таким образом, монах-мракобес стремился опровергнуть учения первых гуманистов-социалистов, которые причины нищеты видели в несовершенстве общественной организации.

 
Как оказалось впоследствии, никакого универсального природного закона размножения для людей не существует. Численность народонаселения не возрастает в геометрической прогрессии, а людям вполне по силам задача надежного обеспечения продовольствием увеличивающегося населения.

 
Эта задача впервые в истории и очень основательно была решена для растущего городского населения в конце XIX века в США, чуть позже — в Западной Европе. Если и случалось в этих ареалах «обитания человеков» относительное недоедание, то по причинам внешнего свойства.

 
Любознательные советские ученые в то время интенсивно изучали влияние голода на социальное поведение личности, приходя к выводу, что голодный человек гораздо послушнее сытого. А новаторы политической практики проводили масштабный эксперимент, известный в истории как коллективизация сельского хозяйства. В итоге впервые в новейшей истории голод огромных масс населения был создан искусственно. Так называемый голодомор подтвердил теоретические выводы о поведении голодного человека. Изнуренные голодом люди больше обеспокоены поиском пищи. На протестные действия их не хватает.

 
Однако ни голод, ни последовавшая вскоре страшная война не смогли существенным образом притупить стремление к продолжению и утверждению рода. Тому было несколько причин. Общество оставалось религиозным, семьи — патриархальными, взросление наступало рано, детишки сызмальства получали свое место в семейном разделении труда.

 
Процесс оставался интенсивным, что породило у тогдашних советских лидеров твердое убеждение: для решения задач следует выделять любое необходимое количество человеческого материала. С запасом.

 
Сколько надо, столько бабы и нарожают

 
Но в стране продолжалась индустриализация, начиналась научно-техническая революция. Молодые люди, призванные на стройки и в заводские цехи, вынуждались к раздельному проживанию в общежитиях. Дефицит жилплощади, а также контроль, устанавливаемый администрациями за половыми контактами работниц, позволил снизить рождаемость.

 
В 90-е годы к старым сложностям добавились новые, и в Беларуси началась депопуляция. Что называется, отбили охоту. А всякий, кто знаком с вопросом, знает, что в этом деле главное — желание. Кроме того, у нас ведь практически отсутствует семья, которую бы содержал мужчина. Все социальные стандарты так рассчитаны, что в молодой семье должны работать оба родителя. Чтобы жить по самому нижнему пределу.

 
Проблем накопилось множество. Высшее образование уже давно платное, после вуза девушке нужны стаж и опыт, потом некогда рожать. Одного, двух можно: Больше — значит поставить крест на своем и семейном будущем. Что бы ни говорили, на самом деле дети, хоть свои, хоть чужие, растут очень быстро. Не успеешь решить проблему для себя — приходится решать для внуков. А до пенсии далеко, а пенсия, всеми признано, очень небольшая, никому помочь не сможешь. Все отвернутся. И что такое наши богадельни?

 
Все настолько банально, что и говорить не хочется. Но время от времени появляются энтузиасты своего дела, которые не могут жить без стремительных перемен. К их числу следует отнести министра труда и социальной защиты Марианну Щеткину. По ее мнению, Беларусь постарается в наступившей пятилетке превзойти среднеевропейские (не очень на самом деле высокие) показатели рождаемости. Меры для этого предлагаются неординарные. Увеличение размеров пособия до сопоставимых со средней зарплатой, льготное и суперльготное жилищное кредитование, кредитование экстракорпорального оплодотворения в государственных организациях здравоохранения.

 
Очевидно, г-жа министр полагает, что государственная организация сделает это лучше частной и даже лучше, чем супруги, которые при всей ответственности перед государством за результаты пока еще остаются только частными лицами. Не совсем ответственными.

 
А минимальная задача состоит в том, чтобы те более 62% семей, которые имеют по одному ребенку, родили еще одного.

 
И дел-то всего — начать да кончить.
 
 
Константин Скуратович, «Белорусы и рынок»

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *