Что дали системе образования прошедшие реформы?


Переменам большинство из нас предпочитает постоянство, так уж устроен человек. Неудивительно, что к новшествам в школьном образовании, которые происходили здесь в последние годы, значительная часть населения отнеслась настороженно, даже критически. Но реформы закончились, и с нового учебного года школа наконец обрела спокойную гавань. Какой главный урок из прошедших экспериментов мы должны извлечь? Что дал системе образования и обществу в целом этот опыт? Какие задачи решает школа сегодня?
 
Вопросы непростые, и ответить на них необходимо. Поэтому наша беседа с проректором по научно-методической работе Академии последипломного образования доктором педагогических наук, профессором кафедры управления в образовании и одним из авторов учебников по русскому языку для 5—9-х классов Галиной Николаенко получилась в чем-то философской.
 

— Нельзя оценивать прошедшие изменения как сделанные ошибки, которые миновали, и мы вернулись на путь истинный. Речь идет о поступательном развитии, а для этого необходима разумная оценка сделанного. Я не считаю, что мы ошибочно пошли в одну сторону, затем в другую, исправляя допущенные промахи. Это поиск оптимального пути, ведь новшества в образовании происходили всегда. И найденный вариант в настоящее время наиболее соответствует нынешней ситуации.
 
— Одной из главных претензий родителей к школе и педагогам была большая загруженность детей уроками и домашними заданиями. Количество учебных часов по многим предметам сократили. Удалось ли достичь равновесия между требованиями родителей и пожеланиями педагогов?
 

— Думаю, что с учетом использования современных образовательных технологий это возможно. Но, когда речь заходит об оптимизации нагрузки, я всегда задумываюсь о том, что родителям порой не удается четко сформулировать свой запрос. Ведь большинство хочет, чтобы их ребенок был хорошо обучен, но в то же время без особых усилий для этого с его стороны… Это ложная позиция. Другое дело, что усилия ребенка не должны быть чрезмерны. Полагаю, что научить работать, организовывать свое самообразование, дисциплинировать ум и волю, находить удовлетворение в умственном труде — более важная для педагога задача, чем даже научить предмету. Важно научить детей учиться.
 

Взять, например, урок. Все ли и всегда внимательно слушают учителя? Конечно же, нет, хотя многое зависит, безусловно, от педагога. Однако в последнее время зафиксировано такое явление, как синдром дефицита внимания. Исследователи считают: в наши дни люди привыкли слушать информацию звуковыми порциями 6—8 «секундных байтов». Изменение характера информации, постоянно сменяющиеся картинки телевизора, компьютера, сокращение времени работы с книгой — причины этого. Ученику становится труднее удерживать свое внимание, а учителю, соответственно, удерживать внимание класса. И перед педагогом возникает своего рода социальное задание: сделать так, чтобы ребята работали на уроке достаточно напряженно, но он не был для них утомительным. Для этого существуют прежде всего современные образовательные технологии, с которыми учителей подробно знакомят в системе повышения квалификации, в частности в Академии последипломного образования. Загруженные домашними заданиями дети — это недоработка педагога. Кстати, сейчас объем домашних заданий утвержден документально, он учтен в календарном планировании, прописан в сценариях уроков, в методических рекомендациях.
 
— Но урока ребенку, чтобы хорошо усвоить материал, может быть недостаточно. И тогда ему приходится много работать дома самостоятельно…
 

— Безусловно, нельзя забывать об индивидуальности ученика. Но в любом случае, даже если ребенок не очень хорошо успевает в школе, не следует излишне нагружать его домашними заданиями. Важнее подобрать их так, чтобы он смог отыскать свой алгоритм усвоения материала. А хорошо успевающему ученику предложить задания, например, с эвристическим компонентом. То есть речь опять же идет не о том, чтобы учащийся как можно больше работал, а о рациональности такого труда. Получая непосильные домашние задания, как доказано психологами, ученик неуклонно теряет интерес к работе, ведь он идет на уроки в постоянно угнетенном состоянии. Воспитывать детей нужно через их успешность, пусть и в малом.
 

С другой стороны, не менее опасным мне кажется безделье ребенка, то есть когда он не перегружен, а катастрофически недогружен (или разгружает себя сам). Недаром народная мудрость гласит: «Безделье — мать всех пороков». Ребенок, который не знает, чем полезным себя занять, у которого леность ума и души стала привычным состоянием, найдет себе другое занятие и уставать от него порою будет не меньше. Например, это могут быть компьютерные игры. Разве они не утомляют наших детей?.. А ведь ребята просиживают сутками за компьютером, выполняя вовсе не домашние задания.
 
— Вы отметили невнимательность современных школьников и одну из причин этого видите в снижении интереса к книге. В чем вам видится выход из проблемы, как ее должна решать школа?
 

— Чтобы понять, как поступить, нужно знать, что происходит. Когда-то ученик получал знания только из уст учителя. Затем на столетия утвердился тип обучения с помощью бумажной книги. Она была важнейшим источником получения информации. Что же происходит теперь? Наш век — век компьютерных технологий. Мы живем в совершенно иной информационной среде. Компьютерная подготовка детей нередко опережает подготовку взрослых. Мы наблюдаем такой феномен, как чтение книг с электронных носителей, что еще в недавнем прошлом выглядело парадоксально. Возможно, представление о том, что ребенок должен как можно больше сидеть с книжкой, уходит в прошлое: молодежь получает информацию и из других источников. С другой стороны, это расширяет возможности выбора путей и средств образования, интеллектуального и духовного развития.
 

Естественно, времена меняются, но не зря один романтически настроенный ученый как-то сказал, что вкус и запах книги еще долго будут иметь для человека свое значение. Может быть, человечество в будущем вернется к бумажной книге, так сказать, в массовом порядке.
 
— Какую роль в воспитании и образовании выполняют в таком случае уроки литературы?
 

— Когда мы говорим об уроках литературы, важно понять, какую цель перед ними ставить. Являются ли уроки литературы уроками нравственности? Безусловно. Нужно ли освещать нравственные нормы с позиций современного человека? Конечно. Ведь если мы будем рассуждать так, как рассуждали люди в 18—19-м веке, ребята нас не поймут. Кроме того, ученики погружаются в необходимость судить поступки, судить жизнь героев, и это в 13—15 лет!.. Мне всегда кажется, что мы прежде всего должны дать ребятам главное убеждение: судить можно только тогда, когда ты понимаешь другого.
 

Именно этому учит книга. И в первую очередь учителя должны исходить из привития ценности книги. Литература — это проводник в пластах времени, это помощь и поддержка на всю жизнь.
 

Важно выбрать значимые для современных учеников произведения, пересмотреть их перечень, чтобы каждый молодой человек мог найти «свою книгу». И, надо сказать, такие качественные изменения школьной программы по литературе происходят. К примеру, стали гораздо больше списки литературы по выбору учителя и учащихся, а также для чтения и обсуждения.
 
— Единые, без разделения на профили, учебные программы, к которым мы пришли с переходом на 11-летку, — благо или зло?
 

— Многие восприняли отмену профильного обучения так: сейчас все будут идти в одном направлении и получать знания в одинаковом объеме. Это не совсем верно. Есть гимназии, лицеи, работающие по отдельным программам. Не стоит забывать и о возможностях факультативов. Их важная особенность в том, что они предоставляют ученику выбор. Сейчас это, по сути, такое же по значимости занятие, как и урок. Выбирая тот или иной факультатив, ученик сам моделирует свой профиль образования. Да, основа обучения в школе сейчас единая, и я, кстати, за это, потому что, полагаю, необходим определенный уровень базовых требований, одинаковый для всех, который должны усвоить школьники. И этот уровень никто не снижал. Более того, мы всегда говорим: не должно быть тупиковых ветвей в образовании. То есть если мы даем ребенку возможность в таком объеме усвоить курс, значит, мы даем впоследствии возможность более свободного выбора дальнейшей траектории своего образования. Содержание факультативов является сейчас для педагогической науки и практики полем активной работы. На данном этапе факультативы справляются со своей задачей, но резервы здесь, конечно, еще есть.
 
— Галина Ивановна, а как вы оцениваете иногда звучащую критику школьных учебников со стороны родителей, педагогов?
 

— Как соавтор учебников со стажем — только положительно. Но, естественно, критику конструктивную. На ее основе учебники постоянно совершенствуются. Сейчас нередко с ностальгией вспоминают советские учебники. А сколько замечаний вызывал в свое время их выход в свет!
 

Очевидно, что совершенных учебников нет, но есть улучшающиеся учебники. Очевидно также, что в учебнике бывает невозможно предвидеть особенности конкретного класса, ученика. Но педагог-профессионал адаптирует его к каждому ребенку.
 

Самой сложной задачей авторов учебника является следование двум, вроде бы взаимоисключающим друг друга, требованиям одновременно: научности и доступности материала. Учебник должен быть высоконаучным. Недаром существует их экспертиза ведущими специалистами ВАК Беларуси, учеными НАНБ. С другой стороны, учебник должен быть доступным. Здесь особенно важно мнение учителя-практика. И они в нашей стране широко участвуют в такой экспертизе. В учебник вкладывается колоссальный труд, и это одна из книг, читаемых наиболее массово. Любой ее автор достоин уважения и понимания, потому что это тяжелая и ответственная работа.
 

Авторские коллективы объединяют ученых, методистов и практиков. Учебники издаются на конкурсной основе, проходят авторитетное рецензирование. Более того, сейчас мы говорим не просто об учебниках, а об учебно-методических комплексах для учителей и учеников (не только учебник, но и методические рекомендации, дидактический материал, карточки-задания, тесты и т. п.). В сущности, за последние десятилетия сделано очень важное дело: в стране создана школа национального учебника, самостоятельное учебное книгоиздание.
 
Инна ЮРЧИК, «Рэспублiка» 

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *