Образование не для средних умов

Ответственныеза образование запутались, что нужно для поступления в вуз: обычное знание школьной программы или незаурядные познания в ней же.
 
 
Студентами белорусских вузов в этом году стали 92,9 тыс. человек, из них на дневную бюджетную форму обучения зачислены 25,9 тыс. абитуриентов. Подавляющее большинство — 80,5 тыс. абитуриентов — поступили в государственные учебные заведения, а 12,4 тыс. — в частные.

Итоги вступительной кампании в учебные заведения страны презентовали СМИ 25 августа председатель Совета республики Национального cобрания Республики Беларусь Анатолий Рубинов (он же председатель Государственной комиссии по контролю за ходом подготовки и проведения вступительных испытаний в 2010 году в учреждениях, обеспечивающих получение высшего и среднего специального образования) и министр образования Александр Радьков.

Что учили, то забыли.

За полтора часа пресс-конференции, больше похожей на два монолога, спикеры умудрились ничего не сказать о проблемах образования, приведших к столь плачевным результатам централизованного тестирования. Зато они произнесли много благостных слов о ЦТ как «системе почти без шероховатостей», победе над коррупцией и принципах справедливости при поступлении, которые якобы по достоинству оценили абитуриенты.

Признать провал на ЦТ все же пришлось. Напомним, 20 баллов и ниже по физике получили 73% абитуриентов, по математике — 62%. Средний балл по предметам в этом году оказался на 2,5 ниже, чем в прошлом.

Да, тенденция к снижению показателей по итогам тестирования есть, согласился А. Рубинов и даже попытался предположить, почему так вышло. Первые две версии — слишком сложные тесты и несовершенная формула для подсчета баллов — в госкомиссии отмели. «Претензий к тестам нет, формула тоже нормальная», — огласил результаты анализа председатель.

Оставалось выбрать третий вариант — низкая подготовка выпускников. «То есть это реальная оценка знаний», — сделал заключение А. Рубинов.

Вот тут, кажется, и начинается самое интересное: почему белорусский выпускник покидает стены школы неграмотным, кто в этом виноват и что делать?

Но в Госкомиссии предпочли сменить тему. «Половина сдававших ЦТ окончила школу неизвестно когда, поэтому и подготовка слабая. А около 20% тестируемых уходили, не просидев и получаса. Они и не собирались вникать в суть вопросов. Некоторые отмечали клеточки так, чтобы получилось ругательное слово», — так следует понимать причины провала из объяснения А. Рубинова.

Просто, но сложно.

Когда речь зашла о разнице между результатами выпускных и вступительных экзаменов, все стало еще запутаннее.

Не надо сравнивать результаты ЦТ с оценками в аттестате, призвал председатель Госкомиссии. По его мнению, «нет ничего страшного в том, что выпускник имел в школе «восьмерку», а на тестировании получил 40 баллов».

«Тесты специально составлены так, чтобы и отличники не получили 100 баллов, иначе у нас ранжирования не получится», — заявил А. Рубинов. После такого откровения в зале повис немой вопрос: «Так, может, тесты все-таки были очень сложными?».

Не в том ли причина плохих результатов по математике и физике, что ликвидировали профильные классы? Этот вопрос журналистки вывел «монодискуссию» на новый виток сложности и запутанности.

«При чем тут профильные классы? — искренне удивился А. Рубинов. — От них (абитуриентов. — Прим. П. Л.) не требуется усиленных знаний, требуются обыкновенные знания по программе: Если в каких-то школах плохо учат, это другой вопрос. Правда, и в рамках программы задача может быть простой, а может быть такой сложной, что мало кто решит».

Школа гражданской подготовки.

Тема «если в школе плохо учат» оборвалась, не успев начаться. Почему школьный отличник получает на ЦТ «тройку», если тесты не требуют от него ничего запредельного, так и осталось загадкой. Министр образования об этом тоже ничего не сказал.

Зато он поддержал критику углубленного изучения предметов. «Ну что профиль?! Ну были эти профили, 8 часов на математику в неделю отводилось. А зачем это все? Зачем это все в школе? Системным курсам не место в школе, в школе нужен баланс предметов, глубина», — отругал профильные классы А. Радьков. И заметил, что иностранный язык развивает интеллект ничуть не меньше, чем математика и физика, таким образом напомнив о новым курсе государства на лингвистику.

А г-н Рубинов заметил, что профильные классы родители выбирают исключительно для того, чтобы ребенку потом было легче поступить в вуз. Но это неправильно, и потому государство создало для всех «одинаковые, справедливые условия для поступления». «Школа не чтобы специалиста готовить, а чтобы готовить гражданина», — сделал акцент на слове «гражданин» А. Рубинов уже, наверное, не как глава Госкомиссии по вступительным экзаменам, а как председатель Совета республики.

Спросить, где же эти граждане и почему они не знают школьной программы, не удалось. Время пресс-конференции закончилось, оставив вместо точек сплошные вопросы и многоточия:

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *