О примитивных системах белорусских ценностей

С нами что-то не так. И очень давно.

Почему, поздравляя друг друга с Новым годом, мы обязательно вворачиваем эту идиотскую фразу – «С новым счастьем!»? А каким было старое, и куда оно подевалось? Да и сколько нам надо счастья, чтобы оно так быстро не изнашивалось?

У каждого свое мерило. Об этом и поговорим.

Картинка первая, городская. Минск, отделение связи. Бабулька, божий одуванчик, в пальтишке «от Хрущева до наших дней и все сносу нет» получает пенсию. Расписывается в ведомости и вдруг громко восклицает: «Дай бог ему здоровья, нашему Александру Григорьевичу, за заботу, не забывает нас…» Отходит от окошка, ее лицо светится и, шаркая стоптанными сапогами по бетонному полу, она продолжает вслух благодарить президента. У нее праздник — январскую пенсию выдали в декабре.

Свой трудовой стаж старушка выработала, наверное, при Брежневе. А привычку видеть в высоком начальстве благодетелей ей вбили в мозг, думается, еще при Сталине, которому она с пионерским галстуком на шее искренне говорила спасибо «за наше счастливое детство». Вот что значит настоящая идеология с пропагандой до гробовой доски! Нынешним деятелям о такой силище внушения и мечтать не приходится.

Картинка вторая, сельская. Деревня Замостье, где-то в Минской области. В магазине идет спор между пожилой женщиной, только что получившей пенсию, и ее сыном, обалдуем под два метра ростом.

«Мать, надо брать двадцать. А вдруг подорожает…» — «Хватит пятнадцати, деньги мои, мне и решать». В таком духе они препираются минут десять, затем пенсионерка махает рукой: «Ладно, уговорил!». Подходят к прилавку, мать отсчитывает деньги, а сын из-за пазухи вытаскивает мешок и, обращаясь к продавщице, командует: «Давай нам двадцать!» Женщина даже не спрашивает, чего именно, ныряет под прилавок и со звоном вытаскивает ящик крепленого пойла, которое у нас по-прежнему называют вином.

Когда сельчане, никого не благодаря, гремя бутылками, скрываются за дверью сельского «супермаркета», продавщица произносит: «Сами-то они малопьющие, сыну уже за тридцать, с работой плохо, да он и работать не хочет. По ночам приторговывают с двойной наценкой, а если в долг, то и того дороже. Бизнесмены хреновы…»

В сельской местности белорусским идеологам надо работать особо тщательно. И даже индивидуально. Помня о выводах основоположника кибернетики Норберта Винера.

Сей американец однажды отвлекся от занятий наукой, обратился к религии и с упрямством прожженного атеиста попытался выяснить: если Бог есть, то почему в мире так много несправедливости, несчастий и болезней? Гениальный математик пришел к гениальному выводу: всем в жизни управляют только примитивные системы; чем более они совершенны, тем больше допускается степеней свободы.

Лично я не знаю, куда эти системы способны нас завести. Может, совсем скоро, лет через двадцать, в новостных лентах информагентств замелькают заголовки типа «Аграрии самой отдаленной китайской провинции Бел А Русь опять собрали невиданный урожай риса». Или что-нибудь более обнадеживающее, например, «Нацбанк РБ внял мольбам Международного валютного фонда и выделил на борьбу с последствиями очередного финансового кризиса один триллион белорусских рублей». Впрочем, не столь важно, что будет завтра, нам бы понять, что с нами происходит сегодня.

Я знаю, с нами что-то не так. И очень давно.

По вине пьяных водителей в этом году погибло 200 человек. Страшно? Страшно. Но ведь на совести трезвых в пять раз больше загубленных жизней!

И еще информация для размышления. В Беларуси всего 20% взрослого населения совсем не употребляют алкогольные напитки. Эти данные были получены в результате международного исследования «Европейские ценности», которое проводилось в 2008 году. В рамках проекта задавался и весьма любопытный вопрос: «Кого бы вы не хотели видеть своими соседями?». 80% респондентов назвали алкоголиков и наркоманов. Получается, что остальные, а это каждый пятый, в принципе не против такого соседства.

Про степень свободы не скажу, но какую же степень ненормальности нужно иметь, чтобы даже гипотетически согласиться жить на одной лестничной площадке с буйным алкашом или способным на все ради дозы наркотом?

А может, дело в пресловутой белорусской толерантности? Бог терпел и нам велел? Про это даже притча есть, она так и называется…

Притча о белорусах

Создал Всевышний Землю, отдохнул немного и занялся расселением народов больших и малых, для чего призвал их представителей. Выстроились те в очередь. Галдят, шумят, каждый хочет получить для проживания территорию с землей плодородной, богатыми недрами и подходящим климатом.

Делил Господь по своему усмотрению, и спорить с ним было бесполезно. Бог все же! А потому расселение народов больших и малых шло споро и скоро в очереди никого не осталось. Облегченно вздохнул Всевышний и собирался было немного вздремнуть, как вдруг заметил стоявшего в сторонке мужичка в лапоточках, переминающегося с ноги на ногу.

– Ты чего, сердешный? – спрашивает его Господь. – Получил свой надел и ступай с Богом. Утомили вы меня, от итальянца с греком еле отбился, вспоминать не хочется, и ты еще тут топчешься…

– Дык это я… вот… А мне где жить?

– А чего ты в очереди не стоял, как все?

– Дык мне никто не сказал…
– Дык-дык, – рассердился Всевышний. – И что мне теперь с тобой делать? Куда тебя такого селить?

– Дык куда-нибудь… Жить-то надо!
— Своей головой жить надо! – воскликнул Бог в сердцах, да тут же и смягчился. – Ладно, есть у меня для тебя одно местечко, держал его про запас. Не скажу, что земля там особо плодородная, а в недрах богатства неисчислимые находятся. Покопаешься, кое-чего отыщешь… Так тому и быть – селись и размножайся. Но с условием. Каждый народ, большой и малый, в придачу к земле обетованной получил от меня и испытания всякие на века вечные. Кто от ураганов и землетрясений страдать будет, кто от солнца жаркого, а кто и от холода лютого. Ну а ты, белорус, от начальства разного. Аминь!

Бог даст – свидимся в следующем году. Тогда и поговорим.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *