Съезд, разогнанный «от обиды»


В конце 1917 года здравомыслящие люди Беларуси, представители разных социальных слоев и политических убеждений, решили наконец собраться на первый общенациональный конгресс, чтобы обсудить главное: как нашему краю жить дальше. Все вместе они представляли собой классический народный фронт.

Созыву Всебелорусского съезда предшествовала непростая подготовительная работа. Первоначально сбором делегатов в Минске 18 декабря (5 декабря по старому стилю) озаботилась Великая Белорусская Рада (ВБР) — представительный центр белорусских партий и организаций.

Информационный плакат, который в канун съезда был вывешен на минских вокзалах и улицах

Информационный плакат, который в канун съезда был вывешен на минских вокзалах и улицах. Из фондов НАРБ.

Однако у ВБР появился конкурент в Петрограде — Белорусский областной комитет (БОК) при Всероссийском Совете крестьянских депутатов. Политическая позиция БОК — создание автономной Белоруссии как части Российской Федеративной Республики. Таким образом БОК обеспечил благоприятное отношение к идее Всебелорусского съезда со стороны Совета народных комиссаров в Петрограде.

БОК назначил съезд на 28 (15) декабря и потребовал предшествующее собрание делегатов 18 декабря — то, которое инициировала Рада, считать лишь предварительным совещанием. Эта протокольная нестыковка дат оказалась миной замедленного действия под кораблем Первого Всебелорусского съезда… А когда минские большевики во главе с Александром Мясниковым окончательно убедились, что затянувшийся съезд (с перерывами он продолжался до 31 декабря) ведет «не туда», то они «обиделись» и штыками разогнали делегатов.

Театр

Минский городской театр, где 18 (5) декабря 1917 г. начали работу делегаты Всебелорусского съезда. Здание сохранилось в перестроенном виде.

Далее предлагаем читателям «Белорусских новостей» 7 примечательных фактов о Всебелорусском съезде декабря 1917 года.

1. С позиций Советской власти съезд был изначально легальным. Более того, правительство Ленина санкционировало выдачу денежной помощи для его организации в размере 50 тысяч рублей. Очевидно, предполагалось, что белорусы проведут нечто вроде одобряющей манифестации — как «съезд трудящихся Востока»…

2. Обычно в конце форумов их участники делают общую фотографию для истории. Однако на Всебелорусском съезде итогового снимка не получилось из-за особых обстоятельств. И все же представление о внешности участников того события можно получить по фотографии, снятой примерно месяцем ранее (оригинал хранится в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства — БГАМЛИ). На ней изображены делегаты съезда белорусов-воинов Западного фронта, 3-го съезда Белорусской социалистической громады, 2-й сессии Центральной рады белорусских организаций — представительных собраний, проходивших в Минске осенью 1917 года. Многие из этих людей затем участвовали во Всебелорусском съезде.

делегаты

Сведения о людях на снимке получены в нашу эпоху от старейшей белорусской поэтессы Зоськи Верас. Приводим имена так, как их продиктовала участница события:
«Злева направа: сядзяць, першы рад: 1. Язэп Мамонька, 2. Ігнат Дварчанін, 3. Лявон Дубейкаўскі, 4. ?, 5. Язэп Лёсік, 6. Язэп Варонка, 7. Язэп Дыла, 8. ?, 9. Кіпрыян Кандратовіч, 10. Сымон Рак-Міхайлоўскі, 11. Палута Бадунова, 12. Iван Краскоўскі, 13. В.Муха.
Стаяць, першы рад: 6. Ч.Бедулянка, 7. Антон Лявіцкі (Ядвігін Ш.), 8. Паўліна Мядзёлка, 16. Людвіка Сівіцкая (Зоська Верас), 17. Алесь Чарвякоў.
Стаіць у другім радзе чацвёрты злева Аляксандр Астрамовіч (Андрэй Зязюля). Усіх вышэй Фелікс Галавач».

Фигуры, как видим, разные. Матрос, солдаты, унтер-офицеры и офицеры — некоторые с Георгиевскими крестами. Есть люди в форме железнодорожных и почтово-телеграфных служащих. У прочих — разночинская внешность народных учителей, врачей, агрономов, земских работников. Лица живые, неглупые, в массе своей симпатичные. Воздержимся от громких характеристик типа «лучшие люди Беларуси», а просто отметим, что на этой фотографии отражена коллективная гражданская зрелость, достоинство и здравомыслие.

3. На первом пленарном заседании съезда 20 (7) декабря приветствия гостей звучали в следующем порядке:
делегация Украины;
представители фронтов — Северного, Западного, Юго-Западного, Румынского;
представитель Балтийского флота;
представитель Воздушного флота («Мы летаем свободно. Летите и вы так же свободно к светлому будущему Белоруссии»);
делегация украинцев Западного фронта;
делегация мусульман Западного фронта;
представитель общефронтового Казачьего съезда;
представитель Польского демократического союза;
делегация объединенных еврейских партий.
А вот записавшийся как «представитель латышей Западного фронта» Людвиг Резауский оказался провокатором-большевиком. Вначале он высказался о том, что «мы стоим за братство всех народов, не должно быть деления на нации», а после, указывая на национальное белорусское знамя в президиуме, выкрикнул: «Бросьте этот флаг!». В зале раздались крики «вон» и «долой!», провокатора силой вывели за сцену.

4. Не сумев цивилизованным путем обеспечить свое влияние на съезд, большевики начали засылать в зал провокаторов-крикунов с фальшивыми мандатами. Уже на третий день работы форума председатель президиума Осип Дыло объявил, что «в дальнейшем необходима строгая проверка пропуска в зал заседаний, так как вчера на заседании обнаружено около 10 человек, которые производили шум и старались внести рознь в массы».

5. Местом своих совещаний делегаты из числа солдат (более ста человек) определили буфет на втором этаже театрального здания. Старое солдатское правило: держись поближе к кухне… В противоположность этому делегат Радослав Островский, директор Слуцкой гимназии, на одном из пленарных заседаний, когда кто-то предложил устроить перерыв для обеда, «повышенным голосом высказался, что мы собрались сюда, чтобы решать судьбу края и не время теперь думать о желудке, когда каждый час промедления опасен».

6. По причине того, что съезд грозил затянуться, возникли проблемы с использованием здания театра (горожане заявили о своем праве на культурный отдых). И тогда было принято постановление со следующей формулировкой: «Всебелорусский съезд постановил дом бывшего Минского Дворянского Депутатского собрания со всеми надворными постройками, пристройками, движимым и недвижимым инвентарем отныне объявить национальной собственностью Белорусского народа. Президиуму поручено принять меры к освобождению дома для занятия такового съездом».
 

Собрание

Здание Минского дворянского депутатского собрания, в котором съезд продолжил работу. Угол улиц Подгорной (уходит налево) и Петропавловской (направо), дом № 32/47. В 1920–1930-е годы здесь размещался Дом коммунистического воспитания имени К.Маркса. Здание не сохранилось. На его месте жилой дом с магазином «Белсоюзпечать» (угол Маркса и Энгельса, 33/22) и входом в метро на станцию «Купаловская». Снимок 1930-х годов. Национальный музей истории и культуры Беларуси.
 
7. Во время разгона съезда большевиками в ночь с 30 на 31 (17 на 18) декабря пьяный комиссар Николай Кривошеин подошел к делегату Зинаиде Юрьевой и, по свидетельствам очевидцев, заявил: «Ты, красотка, поедешь со мной в автомобиле». Согласно одному источнику, Юрьева, «девушка гренадерского сложения», крепко побила Кривошеина, согласно другому — выхватила браунинг и едва не застрелила мерзавца.

В декабре 1917 года в Минске состоялась репетиция разгона большевиками Всероссийского Учредительного собрания — это событие произойдет в Петрограде 18 (5) января 1918 года.

Разгон Всебелорусского съезда явился первым шагом новоимперской политики применительно к Беларуси. Следом было заключение Брестского мира, в соответствии с которым Германия и РСФСР, не допустив к участию в переговорах представителей Беларуси, поделили между собой наши земли.

Но если большевики не защищают белорусский народ от германского вторжения, позорно сдают Минск в феврале 1918-го, то кто же нас защитит? Логичным в той ситуации стало провозглашение Белорусской Народной Республики…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *