Проблемы транссексуалов, или Почему Сережа хочет стать Мариной?

Их моральные страдания, раздвоенность и сомнения почти не поддаются описанию. Женщины в мужских телах и мужчины в тюрьме женских форм — настоящее рабство души в чужом теле.

Раньше их считали душевнобольными, шизофрениками, принудительно лечили, пичкали гормонами. Уделом становился эшафот общественного мнения и клеймо «изгой». В прошлом веке транссексуализм был вычеркнут из списка психических патологий. Да и социум стал заметно лояльнее к этим людям.

В мире их немного. Один транссексуал на 35 000 — 100 000 населения. В Беларуси в Минском сексологическом центре находится на учете 118 транссексуалов (практически равное количество мужчин и женщин). Из них 8 человек ждут очереди на операцию по смене пола.

Что происходит? Почему природа совершает роковые ошибки, априори вынуждая людей страдать? Как им адаптироваться в жизни? Что делать родителям, когда они узнают о том, что их ребенок — транссексуал? В вопросах помог разобраться  заведующий Минским сексологическим центром Олег Григорьевич Химко.

Выйти из транса?

— В подростковом возрасте они приходят в ужас от собственной физиологии. Девушки бинтуют грудь, пытаются остановить месячные. Молодые люди ненавидят растущие на лице и теле волосы, широкие плечи и грубый голос.

С проблемой отрицания пола к сексологу чаще приходят в возрасте 18-21 года. Кто-то значительно позже, но таких единицы. У нас есть несколько пациентов 1971 года рождения и всего один — 1960-го.
Удел этих людей — жуткие внутренние противоречия. С одной стороны — давление традиций, с другой — ощущения собственной души и тела. Время только накапливает переживания и проблемы, они растут, не убывая. Потому чаще других транссексуалы склонны к депрессиям и невротическим состояниям.

Они есть в глухих деревнях и мегаполисах. А условия жизни заставляют их искать чрезмерную компенсацию в чем-то, потому в большинстве своем они социально успешны. Занимаются бизнесом, наукой, искусством, спортом. Но есть и люди рабочих специальностей.

Всегда удивляет, как родители не замечают очевидного: ведь уже в 3-5 лет дети осознают свою половую принадлежность. Ребенок-транссексуал в таком возрасте начинает отрицать свое имя («Я Света, а не Леша»), ненавидит одежду, в которую наряжают родители, а может и откровенно заявить: «Я девочка, а никакой вам не мальчик!»

Но обычно все это считается детской блажью или разыгравшейся фантазией. Однако важно понимать: транссексуалами не становятся, а рождаются! Это происходит из-за нарушения дифференциации коры головного мозга еще в период внутриутробного развития плода. Механизм сложен и не изучен, однако никаких сомнений в существовании такой «поломки» у специалистов нет.

Почему она случается — другой вопрос. Есть предположения: это последствие сильных стрессов во время беременности, приема некоторых лекарственных препаратов, в особенности гормональных. Навязчивое желание родителей иметь ребенка определенного пола («Хотим только дочь» или, наоборот, «Никаких девочек — нужен наследник!») также может привести в будущем к явлению транссексуализма.

Коррекция бесполезна

— У человека нарушается самоидентификация — отнесение себя к лицу своего пола. Грубое и устойчивое нарушение — ядерный транссексуализм, а существует и минимально выраженное состояние — краевой вариант.

Ядерные транссексуалы изначально осознают себя лицами противоположного пола. Отрицают свой биологический пол. Как уже говорили, не любят собственных имен, одежду, которую вынуждены носить в силу социальных установок, не разделяют увлечений детей своего пола. Пытаться корректировать состояние ядерного транссексуала — занятие абсолютно бесполезное.

Краевые формы — значительно более мягкий вариант. Став взрослыми, эти люди не мечтают об операции по смене пола, тут возможна коррекция. Но это годы кропотливой работы. Главное — у человека должна быть мотивация — то, ради чего он желает перемен.

Не такая уж редкость, когда еще до обращения к врачу транссексуалы начинают применять гормональные препараты. Да, происходят заметные изменения: у мужчин, принимающих эстрогены (женские половые гормоны), меняется тембр голоса, появляется округлость бедер и груди. Но это большой риск!

Неконтролируемый прием гормональных препаратов — угроза онкологических заболеваний, нарушения обмена веществ, снижения иммунитета. Но, даже зная об этом, они не отказываются от препаратов. Приходится слышать: «Лучше пожить как человек, чем так, как живу я».

Сложности «перевода»

— Поставить диагноз «транссексуализм» совсем непросто. Сексолог должен разделять разные состояния: отличать транссексуала от трансвестита, гомосексуалиста или больного шизофренией. Сделать это после одной беседы практически невозможно.

Я часто прошу своих пациентов: приходите на консультацию с кем-то из близких людей. Именно у родителей можно узнать, как вел себя ребенок в 2-3 года — тот период, в который сам себя не помнит. Во что играл, с кем любил общаться, во что предпочитал одеваться. Это нужно, чтобы собрать максимальную информацию и уточнить диагноз.

Посему люди с синдромом отрицания пола раз в три месяца в течение одного года наблюдаются у врача-сексолога. Если на протяжении этого времени  сохраняют желание сменить пол, если не состоят в браке и не имеют собственных детей, комиссия дает разрешение на смену паспортного пола.

Но до положительного вердикта с транссексуалом работают психолог, врачи сексолог и психиатр. Пациента направляют в Республиканский научно-практический центр «Психическое здоровье» на 3-недельное обследование, чтобы исключить психические заболевания.

Лица с синдромом отрицания пола также должны пройти обследование у уролога, акушера-гинеколога (женщинам) и специалистов-генетиков. В течение года готовятся необходимые документы. Только после этого Межведомственная комиссия по медико-психологической и социальной реабилитации лиц с синдромом отрицания пола при МЗ БР дает разрешение на смену паспортного пола. А еще через полгода выносит решение о хирургической и гормональной коррекции, при условии благоприятной социальной и психологической адаптации в новом поле.

Ювелирная работа

— Оперируют транссексуалов в Минской областной клинической больнице в отделении пластической и реконструктивной хирургии. Это буквально ювелирная работа. Но «за раз» мальчик не станет девочкой, как и наоборот. Все происходит в несколько этапов и через определенные промежутки времени.

Особо сложным считается «превращение» женщины в мужчину. Фаллопластика поистине уникальная операция, с которой блестяще справляются белорусские хирурги. Такие чудеса по сей день проводят на бюджетной основе — человеку это не стоит ровным счетом ничего. Что ожидает его дальше? Период адаптации и пожизненная гормональная терапия.

Семья и коллеги

— Счастлив тот, кого поддерживают, любят и понимают. Транссексуалов в жизни ожидает много испытаний. Но по-настоящему любящие родители примут своего ребенка всегда и полностью. Однако бывали страшные случаи, когда подростков-транссексуалов избивали самые близкие люди, пытаясь таким образом «перевоспитать».

Конечно, первая реакция родителей —  шок. Особенно остро, эмоционально и тяжело переживают отцы транссексуалов. В микросоциуме — в собственном коллективе человека — случается масса неприятностей. Но бывает все настолько удачно и гладко, что остается только порадоваться.

У меня есть пациентка, назовем ее условно Светлана (в прошлом это мужчина, прооперировавшийся за границей), которая работает в коллективе, где примерно на 400 человек не более 50 женщин. Это тот случай, когда среда простых рабочих людей приняла человека после перемены пола. Все благополучно…

Сложнее транссексуалам, имеющим руководящую должность, высокий социальный статус. Такая работа всегда связана с большой документальной базой, потому возможны сложности, тем не менее они преодолимы.

Новая жизнь

— Как складывается судьба этих людей после операции? У кого-то благополучно, у кого-то проблемы — личная жизнь никак не устраивается. Возникают упреки со стороны супруга или супруги, недопонимания, обиды и пр.

У них все как у других людей — радости, печали, свое счастье и своя жизнь. Но самое главное — это жизнь в том теле, о котором они так мечтали. И несмотря ни на что, мир в душе восстановлен.

***
Транссексуализм — всегда благодатная тема для СМИ. Интересно, необычно, пикантно. Однако целью этой статьи было желание подчеркнуть: транссексуалы не извращенцы и не психи. Это люди с очень сложной судьбой, которым как воздух нужна поддержка, прежде всего, близких.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *