Белорусские врачи: сколько стоит наше здоровье?

В редакцию портала www.interfax.by стали поступать обращения от врачей — молодых, и уже опытных, — которые жалуются на чрезвычайно низкую оплату труда и систему здравоохранения, которая не в состоянии обеспечить достойные условия своим сотрудникам. Мы связались с несколькими докторами, которые рассказали правду о своей профессии.
 
Наши респонденты, по понятным причинам, не захотели называть свои  имена и фамилии — и это еще одна гарантия того, что сказанное ими — правда.
 
Врать в частной клинике не буду!
 
Первая наша собеседница — практикующий хирург-офтальмолог высокой категории, постоянно совершенствующая свои умения и получающая за свою работу всего Br600 000 — и это со всеми выплатами и надбавками за стаж. Вот что она рассказывает о своем финансовом положении:
 
—  Как вы понимаете, деньги это совсем небольшие. Но примерно в таком же положении находятся врачи, например, в Германии. Там они зарабатывают Eur2000.  Звучит, вроде бы, неплохо, но когда начинаешь считать, картина становится менее радостной — тысяча идет на оплату жилья и коммунальных услуг, еще пятьсот — на еду и прочие необходимые расходы, в итоге остается пятьсот евро — и это очень мало по немецким ценам и меркам. Существенная разница только в отношении пациентов к врачам: там люди приходят к доктору за помощью, а у нас — за обслуживанием.
 
Денег мало, но работать в частную клинику я не пойду никогда. Во-первых, работа там очень однообразная, можно быстро потерять квалификацию. Во-вторых, не с моим характером стелиться перед толстосумами, и уж тем более — выдумывать диагнозы ради того, чтобы вытащить из клиента побольше денег. А это, поверьте, обычная и обязательная практика в каждой коммерческой клинике.
 
Взяток я тоже не беру — как-то не хочется из-за $50  сидеть в тюрьме, хотя я не вижу ничего зазорного в том, что пациент хочет отблагодарить доктора. В той же Германии заведено иначе — у них принято, чтобы пациент дарил доктору подарки, приносил цветы, деньги. Причем в некоторых клиниках такое вознаграждение вообще преподносится врачу абсолютно легально, через кассу.  И руководство гордится доктором, которого любят пациенты, даже поощряет его премиями и всякими другими бонусами. А у нас правоохранительные органы, когда у них недовыполнение плана по раскрытию взяточничества, специально подсылают «благодарных» пациентов с купюрами, а потом получается, что врачи у нас самые большие взяточники и коррупционеры.
 
У меня нет никаких идей по поводу того, как получается в нашей стране, что дорожные рабочие, водители троллейбусов, официанты и дворники, зарабатывают больше, чем врачи. Это все, конечно, почетные и нужные профессии, но что-то я не слышала, чтобы на дворника нужно было учиться столько лет и постоянно повышать и подтверждать свою квалификацию.
 
Но я работаю не ради денег или любви пациентов. Может, мне просто нравится чувствовать себя богом. (Смеется — примечание interfax.by).
 
Женское здоровье ценится мало
 
Молодая врач-гинеколог после окончания института была распределена в женскую консультацию, и зарплата доктора сначала составляла Br240 000, а через полгода поднялась «до небывалых вершин» — до Br340 000. Интересно, как наше государство представляет способы проживание молодой девушки на такую сумму денег? Это при том, что на всех углах можно услышать красивые рассуждения о демографической политике и повышении рождаемости.  Кстати, доктор, о которой идет речь, сама с головой ушла в демографическую политику, то есть — в декретный отпуск. Но остались другие врачи, которые зарабатывают  копейки, и совершенно непонятно, как им удается оставаться профессионалами при такой, откровенно говоря, издевательской оплате труда.
 
Быть нищим? Лучше сбежать!
 
Этот детский хирург сейчас делает операции малышам в Британии, куда он просто сбежал от распределения в Пуховичи:
 
— Я окончил медицинское училище и после несколько лет проработал в реанимации одной из минских больниц. Далее поступил в мединститут, отучился, каждое лето ездил работать в Англию с детьми-инвалидами — в общем, для меня медицина — это смысл жизни, я не представляю себя вне ее. И что в итоге? Я получаю распределение в Пуховичи, несмотря  на то, что на меня пришел запрос из минской клиники. Простите,  я понимаю, что доктора нужны везде, но два года в крошечной районной больнице стали бы смертью для моих умений, я бы потерял квалификацию и сам умер и разложился просто потому, что не смог бы развиваться. Короче, я принял решение, о котором до сих пор не жалею: просто сбежал. Сдал здесь, в Англии, все необходимые экзамены для подтверждения квалификации, год доучивался еще,  теперь работаю, как человек. Не скажу, что шикую — приходится подрабатывать на скорой помощи, в интернате для детей-инвалидов, но я живу по-человечески, и относятся ко мне как к человеку. А деньги за диплом мы выплатили сразу — взяли кредит на маму, чтобы больше ничего меня не связывало и не обременяло. Я  присылал маме деньги из Лондона, так что этот вопрос мы решили быстро. С удовольствием бы остался на родине, если бы мне предоставили нормальные условия для жизни и работы. Так что государство само виновато в том, что теряет хороших специалистов.
 
Уход из профессии — решение вопроса
 
Следующий собеседник —  очень хороший психотерапевт, который ушел из профессии потому, что не хотел, чтобы его семья думала о пропитании:
 
— Сначала я хотел открыть частную практику, но в то время в нашей стране это был практически нереальный бизнес — слишком много бюрократических препонов, у меня не было столько денег на взятки. А я хотел, чтобы моя жена и дети жили по-человечески, чтобы мы могли кушать то, что нам хочется, и ездить отдыхать в те места, которые нам нравятся.
 
Поэтому занялся мебельным бизнесом. Мои знания психологии человека хорошо помогают при заключении сделок, общении с клиентами и поставщиками. Но я очень жалею, что не имею возможности заниматься исследованиями,  для меня изучение человеческого мозга  и поведения — это как наркотик, от этого невозможно отказаться. И, да, я страдаю от того, что не реализовал себя полностью, как доктор. Возможно, через какое-то время я все же открою свой кабинет, тем более что сейчас психотерапия стала популярным направлением медицины. Но пока приходится думать о хлебе насущном и о том, как дать хорошее образование моим близнецам, которым гораздо интереснее карманная игровая приставка, чем врачебные амбиции их папы.
 
Мнение несостоявшегося врача
 
Эта молодая женщина сейчас работает главным бухгалтером в частной компании, и очень довольна своей жизнью. Но перед тем, как поступить в коммерческий вуз, она два года проучилась в мединституте. Просто потому, что ее мама и тетя работают докторами — причем занимают довольно высокие должности. Поэтому они с самого детства прочили дочке и племяннице карьеру врача, и настояли на том, чтобы девушка поступила в мединститут вопреки своим собственным желаниям:
— С их связями можно было и не сомневаться, что я поступлю без проблем. Так и вышло. И им было плевать, что меня мутит от одного вида крови, что я почти теряю сознание, порезав палец, что меня вообще не интересует медицина, и никогда не интересовала. Запихнули — учись. И даже когда я стала откровенно саботировать занятия, хамить профессорам, не учить ничего — это не помогало, мне все равно ставили тройки, потому что я же дочка уважаемой мамы. Может, кому-то покажется смешно, но я хотела покончить жизнь самоубийством — так сильно ненавидела все, что меня окружало. Вот кому нужны такие врачи? А студентов-медиков, которые учатся благодаря родителям, очень много, и эти двоечники, которых тошнит от своей работы, потом будут вас лечить. Через два года давления со стороны родителей и тети я поставила условие: или отчисляюсь из института, или ухожу из дома и больше никогда с ними не буду видеться. Я бы так и сделала — до того мне все опротивело.  Мама под влиянием папы сдалась, а тетя до сих пор со мной не разговаривает уже много лет.
 
Мне всегда была интересна математика — и я поступила в коммерческий вуз на бухгалтерское дело. Может, не слишком престижная и героическая профессия, но мне очень нравится, это — мое. Я зарабатываю в четыре раза больше денег, чем моя мама, у которой стаж работы — тридцать пять лет, и живу просто прекрасно. Про мединститут забыла, как про страшный сон, хотя, кстати, он до сих пор является мне в кошмарах. Считаю, что врачами должны становится те, для кого медицина — действительно призвание, в этом деле не должно быть случайных людей.
 
Но не все врачи находятся в печальном финансовом положении. О том, как можно хорошо зарабатывать, продолжая оставаться в профессии, мы расскажем в материале, который появится на портале в самое ближайшее время.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *