Белорусские интеллектуалы. Кто они?

Пять лет назад был запущен проект по созданию площадки интеллектуального сообщества Беларуси, который сейчас размещается на портале belintellectuals.eu. Главной идеей проекта было объединение разных интеллектуальных групп в общее пространство для взаимодействия в построении гражданского общества.

Однако за эти годы миссия проекта видоизменилась. В чем она заключается сегодня, что из себя представляют интеллектуалы Беларуси, каковы их цели и задачи? Об этом и другом в интервью «Белорусских новостей» с одним из авторов проекта кандидатом философских наук, доцентом Европейского гуманитарного университета и редактором интернет-журнала «Новая Европа» Ольгой Шпарагой.

Ольга ШпарагаОльга Шпарага — философ и медиа-активистка, кандидат философских наук. Редактор интернет- и печатного журнала «Новая Эўропа», доцент кафедры социальной и политической философии Европейского гуманитарного университета (Вильнюс). Автор публикаций на русском, белорусском, немецком и польском языках и переводов с французского и немецкого. Область научных интересов: политическая философия, теории публичности, идея Европы, демократические трансформации в Беларуси и Центрально-Восточной Европе, феноменология Мориса Мерло-Понти и Яна Паточки.
— Ольга, за время существования площадки интеллектуального сообщества Беларуси она пережила и приостановление, и трансформации. Но начнем мы с главного вопроса, который возникает при создании любого проекта: зачем он понадобился? И насколько за последние пять лет изменились цели и задачи проекта?

— У проекта, как вы правильно заметили, было, как минимум, два этапа. Первый, когда он запускался 5 лет назад. Второй этап — это его перезапуск, который произошел буквально месяц назад. Главной предпосылкой для этого стало включение молодежи в поддержание проекта. Сейчас главным координатором площадки для интеллектуального сообщества является без пяти минут выпускница бакалаврской программы философского факультета ЕГУ Татьяна Еловая. Образованность, ангажированность студентов-философов ЕГУ, а это те люди, которые живо интересуются, что происходит и в Беларуси, и в Европейском союзе, дала толчок к новой жизни этого проекта. Импульс, исходящий от меня и от Александра Адамянца, как от людей, некогда запустивших проект, к счастью, был подхвачен молодой генерацией белорусов.

Если говорить о цели, то она за эти годы изменилась. Потому что 5 лет назад, когда мы запускали проект, ситуацию можно было охарактеризовать словами Валентина Акудовича как «Архипелаг Беларусь», когда каждое интеллектуальное сообщество, как «ARCHE» или «Белорусский коллегиум» существовали в большей мере сами по себе. Хотя Беларусь и была в центре внимания этих проектов. Тогда мы видели своей задачей налаживание взаимодействия разных площадок. Хотели определиться с тем, что их может объединить, в чем общность интеллектуального пространства как активного элемента гражданского общества.

Через 5 лет оказалось, что многие площадки уже связаны друг с другом. Появились новые игроки — такие как Институт стратегических исследований или журнал «Новая Европа», другие — как сайт «Наше мнение», усилил свою авторитетность. Сейчас задача состоит в том, чтобы провоцировать людей на этих площадках занимать интеллектуальную позицию. В таком случае интеллектуальная позиция состоит в том, чтобы создаваемое на этих сайтах и площадках политологическое или другое экспертное мнение формулировалось с учетом наличия других площадок и разных публик. Чтобы политологи испытывали нужду в философах, литераторы — в политологах, политики — в интеллектуалах и т.д.

В общем-то, разные площадки связаны с белорусской идеей, нащупывают актуальные проблемы и предлагают свои решения, но интеллектуальная задача, наверное, состоит в том, чтобы эти задачи и решения сделать наиболее четкими, понятными для самых разных людей, привлекательными для более широкой публики. Поэтому сегодня уже основная задача не в налаживании коммуникации, а в усилении интеллектуальной составляющей.

— Итак, с целями и задачами проекта мы определились. Теперь перейдем непосредственно к самоопределению белорусских интеллектуалов: кто они, и в чем их миссия, на Ваш взгляд?

— Миссия интеллектуалов состоит в том, чтобы позволить звучать самым разным голосам, не заглушая друг друга и задаваясь действительно важными для всего общества вопросами. Чтобы это стало возможным, интеллектуалы должны прояснять, чью же позицию они выражают, с какими социальными группами больше взаимодействуют, в каком отношении находятся к власти. Это вопросы, которые помогают самоопределиться и представителям других социальных групп, и власти.

Одна из задач состоит в том, чтобы интеллектуальное ответвление формировалось в разных группах, например, среди инженеров или преподавателей. И какие-то наши удачи, связанные с этим, были и в прошлом. Когда на нашем сайте писали не только преподаватели вузов, но и специалисты по компьютерным технологиям или представители бизнеса. Чем больше у нас будет разных высказываний, провоцирующих к обсуждению и самоопределению, тем успешнее мы будем решать задачу усиления интеллектуальной составляющей белорусского общества.

Еще один вопрос — это соотношение с властью. Предположим, интеллектуальная составляющая будет усиливаться в разных социальных группах. Но как это влияет на власть, для которой разные группы выглядят как единый, гомогенный народ, и она (власть) не хочет слышать разные голоса? Здесь, как мне кажется, должны применяться разные стратегии. Одна из них, которая сейчас намечается, — это интервенция во властные структуры. Т.е. насколько возможно сотрудничать с властью в рамках проникновения общественного сектора, критической позиции во власть. Однако такое проникновение не должно вести к отказу от базовых ценностей.

Другое направление — это организация мероприятий, дискуссий и круглых столов с участием представителей третьего сектора и государственных структур. Такие дискуссии должны позволить обсуждать одну и ту же проблему, но с разных позиций. Здесь очень важно сформулировать такие темы, чтобы представители власти могли высказаться, т.е. на настоящий момент, возможно, не лобовые политические темы. Например, это могут быть темы, связанные с развитием города, городской культуры или, скажем, европейским измерением в широком смысле слова.

Однако базовой предпосылкой для налаживания таких дискуссий должно быть отсутствие ценностного релятивизма у представителей гражданского общество, т.е. четкое понимание того, где можно идти на уступки власти, а где нет. Думаю, понимание этого характеризует интеллектуала в любой стране, а не только в Беларуси.

— Интеллектуалам, как и любому другому сообществу, приходится не только пытаться решать внешние проблемы, но и преодолевать внутренние. Каковы проблемы белорусских интеллектуалов сегодня? В частности, в среде такой интеллектуальной площадки как ЕГУ.

— Хотя я говорила о том, что состояние «Архипелага» частично мы преодолели, тем не менее, некоторая разобщенность остается. Можно сказать, что одним из камней преткновения солидаризации интеллектуалов было разногласие в оценках перспектив белорусского национального проекта. Последние годы этот вопрос активно обсуждался в самых разных сообществах, и можно сделать вывод, что акцент был перенесен с этно-культурной определяющей на гражданскую идентичность. От властного проекта этот проект отличается тем, что в качестве важнейшего игрока социальной, политической и культурной жизни Беларуси понимается именно каждый конкретный человек, а не власть. Вопросы же, касающиеся культуры и, в частности, языка, рассматриваются в качестве важной составляющей этого проекта, но не разумеются сами собой. Так, к примеру, вопрос о том, как белорусский язык должен сосуществовать в Беларуси с русским, должен быть предметом специальной публичной дискуссии.

Тем не менее, что такое гражданская идентичность сегодня тоже не совсем понятно. И нужно обсуждать этот новый проект, поскольку национальный проект — это интегративный проект. Он должен объединять самые разные сообщества. Раз уж вы вспомнили ЕГУ, то это как раз пример из этой области. Потому что в университете начались трансформации, и было заявлено о том, что университет будет не только белорусским, но и региональным. И на различных белорусских площадках возник вопрос, не станет ли превращение ЕГУ в региональный университет вызовом для белорусского измерения ЕГУ?

Насколько я знакома с позицией администрации и общественности университета, белорусское измерение не должно пропасть, в идеале оно даже должно усилиться, поскольку белорусские проблемы должны получить новое осмысление в контексте осмысления проблем наших европейских соседей. Однако вопрос о том, как именно будет осуществляться переосмысление Беларуси и как белорусское измерение будет существовать в рамках более широкого, регионального — эта та проблема, которая сейчас активно обсуждается.

Это все, как мне кажется, одно общее поле, которое нужно наполнять содержанием и думать, что в нем является ключевыми элементами, от решения каких именно вопросов зависит наше будущее как суверенного государства со своей историей и культурой. К примеру, это вопрос о том, достаточно ли для национального самоопределения понимать и реализовывать себя как активно участвующих в общественной и политической жизни граждан, или все-таки, чтобы быть активным, нужно знать свою историю, быть чувствительным к своей культуре, говорить на белорусском языке? Потому что именно культура и история транслируют базовые ценности, без которых любая активность теряет свои цели и лишается своего содержания?

Следующий вопрос, который возникает: быть чувствительным к истории и культуре можно только одним способом или есть разные способы; это можно делать только на белорусском языке или и на русском тоже? Это целое огромное поле вопросов, которое будоражит сегодня ЕГУ так же, как и многие другие интеллектуальные площадки.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *