Сажать меньше надо!

По количеству заключенных на сто тысяч населения Беларусь занимает второе место в Европе и третье-четвертое в мире. Беларусь остается единственной страной на континенте, где выносятся и приводятся в исполнение смертные приговоры. Такие факты, безусловно, не красят наше государство. Это отмечали и участники заседания Общественно-консультативного совета (ОКС) при Администрации президента, которое состоялось 17 июня и было посвящено проблеме гуманизации пенитенциарной системы.

Жодинская «восьмерка»

Заседание прошло в Жодино на территории исправительного учреждения «Тюрьма № 8». Выбор именно этих застенков неслучаен — именно в жодинской «восьмерке» сидит большинство их тех, кого приговорили к пожизненному заключению. Сегодня в камерах специально обустроенного для такого контингента преступников блока содержится 111 человек. «На их совместном счету 214 жизней», — уточняет выступивший в роли экскурсовода начальник тюрьмы Анатолий Бокшиц.

На дверях каждой камеры — специальные карточки на каждого заключенного. В этих своего рода анкетах указаны не только стандартные данные — ФИО, возраст, статьи УК, дата начала отсидки, но и краткое описание совершенных преступлений: «убил двоих…», «убил троих…», «с особой жестокостью…», «сопряженное с изнасилованием…». Многие были приговорены к расстрелу, но в последствии казнь им заменили на пожизненное.

Жодинская тюрьма № 8 считается образцовой — условия содержания в ней приемлемые. Фактически нет свойственного многим СИЗО и «зонам» перенаселения — при лимите в 1660 человек сейчас в «восьмерке» содержится 1690 человек. Во многих камерах есть телевизоры. «Если родственники или знакомые заключенного могут привезти телевизор, то мы не против. Но его просмотр строго регламентирован по времени», — объясняет Анатолий Бокшиц. В тюремной библиотеке более 10 тысяч томов книг. В основном, конечно, пользующееся популярностью легкое чтиво.

Для отбывающих пожизненное заключение даже есть «комната релаксации» — специальная камера, где заключенный может, к примеру, отметить день рождения. Естественно, под замком и неусыпным контролем охраны.

Теоретически, после 25 лет с начала отбытия срока пожизненно заключенный может рассчитывать на амнистию, но большинство просто ждут, когда их переведут на облегченные условия отбытия наказания. «Такое возможно после 10 лет отбытия срока, — говорит Анатолий Бокшиц. — За последние 2 года мы перевели 24 человека».

Тюрьма № 8 — заведение специфическое, особенно это чувствуется, когда идешь по узким подземным коридорам, соединяющим блоки, но угнетающего, мрачного впечатления не оставляет. Конечно, это взгляд человека со стороны, обитатели же местных камер, проводящие 24 часа в сутки в не меняющейся год от года обстановке, наверняка, придерживаются иного мнения.

Закрытость и репрессивность

тюрьмаВпрочем, приговоренные к пожизненному заключению — это особая категория и их изоляция от общества чаще всего оправдана. Но ведь в белорусских тюрьмах сидят немало и тех, кого, как говорилось раньше, приговорили «за колосок». Кого государство за единичный и не несущий прямой угрозы обществу проступок решило наказать по полной программе.

В гуманизации нуждается не только пенитенциарная система, но и судебная, которая все еще основывается на советских репрессивных постулатах, главным из которых является наказание.

«Хотя белорусское законодательство сформулировано в соответствии с международными стандартами, в качестве главных целей лишения свободы называющих перевоспитание и восстановление социальной справедливости, есть основания усомниться, что для нашей пенитенциарной системы на практике эти критерии являются главными», — считает председатель Белорусского Хельсинского комитета Олег Гулак, который специально к заседанию ОКС подготовил доклад о проблемах системы исполнения наказаний. По его мнению, тюрьма многими по-прежнему воспринимается, как форма государственной мести, а не элемент ресоциализации преступивших черту закона.

По мнению Олега Гулака, требующими наибольшего внимания недостатками белорусской пенитенциарной системы является ее недостаточная открытость для контроля со стороны общественности, а также репрессивный характер.

Как считает председатель БХК, лишение свободы как таковое, а не пожизненный срок или смертная казнь, должно быть крайней мерой наказания. Также О.Гулак обратил внимание членов ОКС на тот факт, что суды слишком часто прибегают к такой форме наказания как лишение свободы даже при возможности применить иную форму наказания. Это, в свою очередь, стало одной из причин стабильно большого числа заключенных.

Как отметил участвовавший в заседании ОКС заместитель начальника департамента исполнения наказаний МВД Беларуси Виталий Стуканов, по количеству осужденных на 100 тысяч населения Беларусь занимает второе место в Европе после России, а в мире — третье-четвертое.

Вместе с тем, замначальника ДИН МВД не согласился с мнением, что белорусской пенитенциарной системе свойственны закрытость и репрессивность. По словам В.Стуканова, только по линии ДИН за 2008-2009 годы было выдано 90 разрешений общественным и международным организациям, а также СМИ на посещение мест лишения свободы. «Это опровергает утверждение о закрытости тюремной системы», — заявил В.Стуканов.

Также замначальника ДИН отметил, что в системе департамента исполнения наказаний действует комплексная система ресоциализации, которая предусматривает создание индивидуальной исправительной программы в отношении каждого заключенного. «Международные эксперты, в том числе авторитетная Penal Reform International, оценивают эту систему весьма высоко, ее изучают представители других стран», — отметил В.Стуканов.

Беларусь тюремная

Вместе с тем, и представители общественности, и официальные лица согласны с мнением, что сегодня в Беларуси слишком много заключенных, из-за чего во многом в пенитенциарной система блокируется функция, направленная на перевоспитание тех, кто преступил черту закона. У руководства тюрем и колоний голова болит, в первую очередь, о том, как накормить и одеть заключенных, как отремонтировать здания, где найти для зэков работу. На то, чтобы наладить системную подготовку заключенных к их возвращению в общество, часто банально не хватает времени и средств.

Сегодняшние нормативы предполагают на одного работающего в пенитенциарной системе психолога 70 осужденных. На 111 пожизненно заключенных в жодинской «восьмерке» приходится два психолога. По мнению директора Центра системных бизнес-технологий «Satio» Жанны Гринюк, это критически мало. Департамент исполнения наказаний согласен, что штат гуманитарного блока должен быть более представительным, но эта проблема, требующая отдельного рассмотрения.

Председатель президиума Республиканской коллегии адвокатов Наталия Андрейчик привела в пример Данию, где стараются применять лишение свободы лишь в исключительных случаях, потому что, как бы гуманно не относились к заключенным в тюрьмах, лишение свободы — это жестокость, ответом на которую также будет жестокость. «Датчане говорят, что у них маленькая страна, и они не хотят, чтобы эта озлобленность воздействовала на их общество, — сказала Наталия Андрейченко. — У нас страна тоже небольшая, и эта проблема характерна и для Беларуси».

Эту тенденцию подтвердил замначальника департамента исполнения наказаний МВД Виталий Стуканов, отметивший, что «сегодня фактически каждый седьмой гражданин, проживающий на территории Беларуси, прямо или косвенно как-то связан с тюрьмой — либо сам отбывал наказание, либо родственники отбывают».

«И это очень печально. Как и то, что средний срок лишения свободы у нас один из самых высоких в Европе — 6,3 года. Очень печально, что численность тюремного населения у нас не снижается. И мы не скрываем, что амнистии, а их было пять за последние семь лет, — это одно из средств решения проблемы перенаполненности исправительных учреждений и экономии бюджетных средств, — сказал В.Стуканов. — Эти цифры свидетельствуют, что есть законодательная проблема, проблема в сфере уголовной политики государства. И тот Уголовный кодекс, который вступил в силу с 1 мая 2001 года, является, по всей вероятности, самым жестким за всю истории самостоятельной Беларуси. А те изменения в кодекс, которые вносились в него за последние восемь лет, опять таки были направлены на ужесточение санкций, а не на гуманизацию».

Впрочем, присутствовавшие на заседании ОКС в Жодино представители официальных органов дали понять, что ситуация готовится сдвинуться с мертвой точки.

Так, Генеральная прокуратура Беларуси изучает возможность более широкого использования мер наказания, не связанных с лишением свободы. С этой целью под эгидой Генпрокуратуры и с участием представителей министерств юстиции, образования, Белорусской ассоциации социальных работников, Научно-практического центра Академии МВД, других ведомств и организаций, создана специальная рабочая группа.

Как отметил председатель Белорусского Хельсинского комитета Олег Гулак, 10 амнистий, проведенных в нашей стране за последние 15 лет, свидетельствуют, что система вынесения и исполнения наказаний работает неверно.

Излишняя ориентированность на карательный характер наказания, по словам О.Гулака, затрудняет применение альтернативных методов наказания, что приводит к большому числу заключенных и высокой рецидивной преступности.

Участвовавший в заседании ОКС судья Верховного суда Беларуси Виктор Ракицкий поставил собравшихся в известность о разработке проекта закона, расширяющего применение института освобождения от уголовной ответственности, что, по предварительным подсчетам, позволит уменьшить количество рассматриваемых судами дел, как минимум, на 3-5 тысяч в год.

Владимир МакейПредседатель Общественно-консультативного совета, глава Администрации президента Владимир Макей поддержал тенденцию смягчения наказания за преступления, не представляющие опасности для общества, и высказался за пересмотр «некоторых статей соответствующих кодексов». «Идея адекватности наказания совершенному преступлению — правильная идея. Но нельзя идти лишь одним путем — либо либерализация, либо репрессии», — отметил В.Макей.

Власть готова к введению моратория на смертную казнь

Сегодня можно говорить и о прогрессе в вопросе отмены смертной казни. Представители разных уровней белорусской власти в последнее время уже не так категоричны в этом вопросе и все чаще говорят о возможности введения моратория. Впрочем, эта проблема в нашей стране несколько выходит за рамки процесса гуманизации исправительно-уголовной системы и носит политический характер.

Так, в частности, считает и глава Офиса ОБСЕ в Минске Ханс-Йохен Шмидт. «Это политический вопрос, и для его решения необходима определенная смелость», — отметил господин Шмидт в ходе заседания ОКС. По его словам, кстати, если в Беларуси будет принято решение об отмене смертной казни, то вполне вероятно, что программу необходимых в этой связи действий сможет профинансировать Европейский союз.

Как отметил Владимир Макей, если Беларусь примет решение о вступлении в Совет Европы, то вопрос о введении моратория на смертную казнь будет необходимо решать.

«Вопрос о смертной казни не надо рассматривать как нечто застывшее навсегда, — сказал В.Макей. — Я тоже встречался с господином Ригони (спецдокладчик ПАСЕ по Беларуси. — Ред.), и мы на эту тему долго говорили. У нас уже уменьшилось количество статей в Уголовном кодексе, за которые давали смертную казнь, и на практике такое наказание стали применять реже. Тем более что это (вопрос отмены смертной казни. — Ред) надо рассматривать в контексте вступления Беларуси в Совет Европы. Пока мы говорим лишь о возвращении статуса специально приглашенного, но если будет четкое решение о вступлении в Совет Европы, то нам придется пойти на этот шаг (ввести мораторий на смертную казнь. — Ред)».

Действительно, статистика приведенных в исполнение смертных приговоров свидетельствует о понижающейся динамике: в 2008 году в Беларуси было казнено 4 человека, тогда как в 1998 году — 47. Но вопрос о смертной казни не из тех, где можно оперировать лишь цифрами, так как за каждой из них стоит человеческая жизнь. Государство и общество должны раз и навсегда определиться, готовы ли они выпустить карающий меч из своих рук.

Председатель Белорусского Хельсинского комитета Олег Гулак напомнил членам совета, что Беларусь остается единственной страной в Европе, где выносят смертные приговоры и приводят их в исполнение. «И если говорить о гуманизации пенитенциарной системы, то смертная казнь — эта та проблема, которую необходимо решать», — отметил О.Гулак.

Также глава БХК напомнил о по сути положительном заключении Конституционного суда от 2004 года о возможности отмены смертной казни. Говоря о том, что к отмене высшей меры не готово белорусское общество, О.Гулак заметил, что социологическое превосходство сторонников смертной казни над ее противниками объясняется, во многом, недостаточной информированностью общества. «Продуманная медийная кампания позволит создать положительное сальдо сторонников отмены смертной казни», — уверен О.Гулак.

Член ОКС, председатель Союза писателей Беларуси Николай Чергинец считает, что в вопросе отмены смертной казни надо не торопить события, «а идти поступательно». «Есть идея и рекомендация о введении моратория, надо провести разъяснительную работу с населением, ввести мораторий, а затем выходить с вопросом отмены смертной казни на референдум, так как такая мера наказания была подержана населением на референдуме», — сказал Н.Чергинец.

Олег Гулак, в свою очередь, отметил, что вполне можно обойтись и без референдума. «Либо принять указ президента о моратории на смертную казнь, либо просто законом о внесении изменений в Уголовный кодекс исключить из него такой вид наказания, как смертная казнь», — отметил председатель БХК.

В целом по итогам заседания ОКС было принято решение обобщить прозвучавшие в его ходе предложения по гуманизации пенитенциарной системы и направить их в заинтересованные ведомства.

«Мы не можем сказать, что в исправительно-уголовной системе все плохо. Основа — есть, люди — есть. Возможности для улучшения системы — тоже есть. Надо вычленить основные проблемы и работать над ними», — отметил глава Администрации президента.

Основная проблема, впрочем, достаточно очевидна и весьма точно сформулирована Олегом Гулаком — сажать меньше надо. Для чего необходимо гуманизировать, смягчить уголовное законодательство и изменить ментальность отечественной судебной системы.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *