Людмила Петина: отношение к женщине в Беларуси чисто потребительское

Общественное объединение «Женское независимое демократическое движение» (ЖНДД) выпустило книгу «На пути к демократии и гендерному равенству», в которой собраны статьи и материалы о деятельности организации за 15 лет.
 
Людмила ПетинаСоставитель-редактор книги Людмила Петина, которая также является сопредседателем ЖНДД и единственной представительницей НГО в Национальном совете по гендерной политике при Совете министров, в беседе с обозревателем «Белорусских новостей» рассказала о проблемах женского движения в Беларуси и о том, почему гендерное равенство в нашей стране существует только на бумаге.

— Людмила, начнем наш разговор с выхода вашей новой книги, с чем я вас поздравляю и хочу поинтересоваться, что послужило причиной для ее появления.

— Эта книга появилась не случайно, потому что наша организация в прошлом году отметила свое 15-летие. Это довольно большой срок для общественной организации в Беларуси. С одной стороны, это показывает устойчивость нашей деятельности, а с другой — мы накопили очень много опыта, и основная идея и этой книги, и нашей деятельности — то, что даже в условиях ограниченной демократии можно работать.

Надо сказать, что наша организация с 2005 года подвергалась достаточно сильному прессингу со стороны государственных структур. И, тем не менее, если работать системно, если не только отрабатывать гранты, но и иметь видение перспектив развития как третьего сектора, так и женского движения, то можно выходить на позитивные результаты.

В этой книге есть информация и об истории нашей организации, но в основном мы поместили здесь результаты деятельности нашей организации. Она выстраивала свою работу по тем основным темам, которые отмечены в современной женской повестке дня, в частности, на основе важных международных событий. Одно из них — это четвертая Всемирная конференция по положению женщин, которая прошла в Пекине в 1995 году. В этой связи уже начался такой большой процесс под названием «Пекин+15». Поэтому все организации, имеющие женские проекты, а также женские организации и правительства стран подводят итоги выполнения Пекинской платформы действий, принятой на конференции. В этом документе выделены 12 важнейших проблемных направлений, по которым следует предпринять действия по улучшению положения женщин. Среди них: женщины и нищета, насилие в отношении женщин, участие женщин в политике, женские проблемы в СМИ и другие.

Все государства, которые подписали Пекинскую декларацию, обязаны выполнять действия по достижению гендерного равенства, базируясь на стратегиях Пекинской платформы. Я принимала участие в Пекинской конференции, и это было очень знаковым событием. Именно тогда ясно определилось понимание этих стратегий. По возвращении из Пекина мы сделали наш первый проект «Пекинские стратегии и белорусская перспектива», проводили исследования, затем на их базе — семинары, где выясняли, как обстоят дела с критическими сферами в Беларуси. Ведь каждая страна имеет свои особенности.

Например, в Беларуси не стоит так остро проблема женщин и образования, т.к. женщин с высшим образованием у нас на 16% больше, чем мужчин. Но у нас свои темы: например, насилие в семье, что так долго замалчивалось в советское время. Или, если взять такую тему, как женщины и политика, то мы сами поняли, почему женщина должна идти в эту сферу. К сожалению, в нашем сознании еще остается мнение, что это не женское дело, несмотря на то, что в Беларуси достаточно большой процент женщин в парламенте. Но это не выбор женщин, а их назначение. И мы должны совершенно откровенно об этом говорить.

— Это не те женщины, которые решают женские проблемы…

— Совершенно верно. Не могу сказать ничего плохого об этих женщинах. Возможно, они хорошие организаторы, профессионалы в своей сфере, но большинство из них нельзя назвать словом «политик». Потому что, к сожалению, наш парламент в последние годы не является самостоятельным политическим субъектом, каким он должен быть. Поэтому белорусский парламент с высоким процентом женского представительства не решает женские вопросы.

Во время работы парламента прошлого созыва, где было 30% женщин, вообще произошел провал гендерной политики. В стране в течение трех лет не было системной политики решения гендерных вопросов, поэтому за это время положение женщин значительно ухудшилось. В это же время мы проводили программу адвокации по принятию Национального плана по гендерному равенству (далее в тексте — Национальный план. — Авт.). Мы написали всем женщинам-депутатам нижней палаты парламента и не получили ни одного (!) ответа. Этот факт говорит о том, что женщины не являются самостоятельными политиками.

— Если продолжить разговор о политике, вернее о влиянии женщин как социальной группы, расскажите, что из себя сегодня представляет женское движение Беларуси.

— Женское движение в Беларуси, к сожалению, понесло большие потери за последние годы. Потому что с каждым годом само поле для деятельности общественных организаций сужалось и становилось все менее благоприятным. Кроме того, за это время не создавалось новых организаций, потому что трудно было зарегистрироваться, трудной найти юридический адрес. А многие организации исчезли, особенно после того, как их лишили льготного коэффициента для оплаты офиса, когда запретили регистрировать организации на частные дома.

В Беларуси сегодня чрезвычайно мало женских организаций, и многие из них ведут только социальную работу: кто-то возит детей на оздоровление, кто-то занимается перераспределением гуманитарной помощи или оказывает помощь членам своей организации. Но говорить о том, что женское движение выросло до уровня влияния на принятие решений, очень сложно. Хотя пример того, что мы вовлекли некоторые женские организации, а также правозащитные в процесс принятия Нового национального плана — это, конечно позитивный результат. И это говорит о том, что мы владеем инструментами влияния. Потому что это крайне важно знать, как влиять на принятие решений. Когда мы проводили кампанию по адвокации, то одновременно обучали представительниц женских организаций, как это нужно делать.

Вообще, потенциал для развития женского движения в Беларуси очень большой. Когда мы ездим по регионам, то видим, что женщины хотят объединяться, и они хотят принимать участие как в собственной судьбе, так и в судьбе своего населенного пункта и всей страны. Потому что этим женщинам не безразлично, куда мы идем, но они понимают, что сами по себе вряд ли могут влиять на что-либо. Общественные организации — это как раз те структуры, через участие в которых, через объединение в сети, можно решать проблемы. Необходимо, безусловно, чтобы в стране было другое отношение к НГО, к третьему сектору, необходимо изменения законодательства.

— Хорошо, что мы затронули тему законодательства. В связи с чем у меня вопрос. При Совмине в Беларуси действует Совет по гендерной политике, который проводит заседания, вырабатывает планы работы и т.д. Кроме того, у нас принят уже третий Национальный план по гендерному равенству, т.е. работа в этом направлении ведется. Почему же не видно и не ощутимо результатов?

— Для того чтобы гендерная политика в стране работала, какие должны быть факторы? В первую очередь, политическая воля, которая выражается в принятии таких документов как Национальный план, а также в создании институциональных структур, которые отвечают за его выполнение, должно быть выделение ресурсов. Потому что если на выполнение плана не выделяются средства, это значит, что он останется только благим пожеланием.

С одной стороны, политическая воля как бы у нас в стране проявлена: Беларусь подписала все международные документы, которые касаются положения женщин и гендерного равенства, даже дополнительный протокол Конвенции (о ликвидации всех форм дискриминации. — Авт.), который дает право женщинам в Беларуси, если они имеют проблемы дискриминации по признаку пола, пройдя все судебные процедуры в своей стране, обращаться далее в Комитет ООН. Но выполнение этих документов в Беларуси в значительной степени является декоративным и декларативным. Вероятно потому, что руководство страны в полной степени не понимает, что такое гендерное равенство.

В моем понимании, в очень емкой формуле, гендерное равенство — это перераспределение власти и ресурсов. Когда у нас доступ к ресурсам у женщин будет такой же, как у мужчин, и когда женщины будут принимать решения также, как и мужчины, и это будет отмечено как фактическими показателями, так и наполнено реальным содержанием, тогда и будет гендерное равенство в стране.

Сейчас Беларусь даже вопреки отсутствию реальной гендерной политики показывает позитивные результаты. Во-первых, это образование. У нас сохраняются еще советские проблемы, когда полученное высшее образование еще не дает гарантии благополучной жизни или хорошо оплачиваемой (престижной) работы. Женщины в Беларуси, как социальная группа, довольно сильная: они хорошо образованы, профессиональны и не надеются уже давно на мужчин. Женщин на рынке труда у нас больше, чем мужчин, по официальным данным — 52%, в составе населения их — 53%.

Женщины задействованы практических во всех сферах труда, их мало только на высоких карьерных должностях. В Совете министров женщины практически не представлены, на должностях руководителей предприятий, вузов их тоже почти нет. В системе образования женщин много, потому что она феминизирована, также как и системы здравоохранения, культуры, но на самых высоких должностях женщин нет. Если женщина добивается большого успеха, то она является носителем уникального опыта, потому что она, как правило, свою карьеру проходит от первой до последней ступени. Мужчины очень часто делают быстрые карьеры, не имея соответствующего багажа за своей спиной. Поэтому когда получатели таких результатов выходят на самый верх, то и качество принимаемых им решений соответственно не слишком высокое.

Таким образом, общество очень проигрывает от того, что женщины, имея высокий профессиональный и жизненный опыт, не доходят до того уровня, где принимаются решения. Теряют сами женщины — они становятся невидимыми в обществе.

— Вместе с тем, в нашей стране до сих пор есть традиционное патриархальное представление о том, что якобы женщины в большинстве своем сами не хотят занимать посты, идти в политику, потому что они нацелены на создание семьи и воспитание детей, а все остальное не имеет значения.

— Это стереотипы, которые формировались тысячелетиями. Ведь женщины из семьи вышли в публичное пространство, производственную и общественную сферы сравнительно недавно. Женщины не более ста лет вне семьи, в общественной жизни. Стереотипы меняются гораздо медленнее, чем меняется сама жизнь. И гендерные стереотипы, безусловно, для женщины в ее судьбе и карьере являются высоким барьером.

Общество навязывает, к сожалению, в том числе и через СМИ, патриархальный контекст, что место женщины в семье. Но не следует забывать, что на сегодняшний день благополучие белорусской семьи, ее экономическая безопасность в большей степени зависит от женщины, чем от мужчины. Мужчина сейчас не является добытчиком, в большинстве случаев. Сегодня единицы белорусских семей могут позволить себе жить только на зарплату мужчины. Т.е. бюджет семьи состоит из двух зарплат, как правило. Нередко женщина является единственным кормильцем.

Когда ситуация выглядит таким образом, то женщина должна думать о том, как менять это положение в обществе, а также отношение к женщинам и взаимоотношения в семье. Необходимо изменение социо-половых ролей. Потому что когда женщина приносит в дом бóльшую зарплату, а такое случается в белорусских семьях не редко, это не значит, что она освобождена от неоплачиваемых обязанностей по дому. У нас многие мужчины хорошо приспосабливаются: жены за них зарабатывают и плюс еще обслуживают, продолжая делать это, как и раньше.

С другой стороны, в Беларуси сохраняется проблема, когда есть высокий уровень женской образованности, но мужские профессии по-прежнему оплачиваются выше, чем женские. Потому что женщины по-прежнему часто работают там, где и зарплата пониже, и работа менее престижная. Получается так, что мужчина-водитель или мужчина-строитель без высшего образования зарабатывает больше, чем женщина-учительница. Такая ситуация очень часто провоцирует напряжение в семье, между мужчиной и женщиной. Здесь уже выступают экономические составляющие властных отношений: у кого больше зарплата, тот и больше требований предъявляет. Опять-таки срабатывают старые гендерные стереотипы, которые унижают человеческое достоинство женщины, очень часто вызывая экономическое насилие, а также психологическое и физическое. Кстати, физическое насилие над женщинами очень широко распространено в нашей стране.

Проблем на самом деле очень много. И их нужно обязательно озвучивать. Но в Беларуси нет полноценных программ на радио и телевидении, которые бы влияли на изменение взаимоотношений в обществе. У меня складывается такое впечатление, что сейчас в нашей стране отношение к женщине чисто потребительское. В плане экономическом, сексуальном и даже нравственном. Мне кажется, что наше государство в очень большом долгу перед женщиной из-за этой ее сверхэксплуатации, когда женщинам не доплачивают на работе, когда они тащат на себе домашний воз. Потому что любая услуга, которую бы мужчина получил вне дома, имеет определенную цену. А многие женщины этого не знают и не понимают. Того, что те услуги по дому, которые они оказывают, имеют на самом деле очень высокую цену.

К тому же, эта сверхзагруженность женщин в домашних делах также является барьером для личностного роста. Потому что у женщины, которая посвящает много времени воспитанию детей, содержанию дома, плюс еще работает, практически не остается времени на себя и свою самореализацию. Это является препятствием для ее карьеры. Рассчитывать же только на то, что мужчина будет зарабатывать деньги, не приходится. Ведь очень многие белорусские мужчины сегодня относятся к семье и жене, как к некоему балласту, который можно в любой подходящий момент сбросить с себя. Поэтому они меняют жен, а их зарплата часто идет не только в семью, но и на других женщин или развлечения.

К сожалению, негативно повлияло и отсутствие полноценной гендерной политики, когда с 2005 по 2008 годы закончился один гендерный план и не был принят новый. Мы проводили мониторинг и увидели, что потери общество понесло. Потому что когда план действовал, проводились проекты ООН, то каким-то образом тема гендерного неравенства озвучивалась. Последние же три года был полный вакуум, и это время заполнялось другими вещами, что в итоге привело к необратимым процессам.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *