Исповедь проститутки

Откровенное интервью девушки легкого поведения сайту Борисова.

Никто не заставлял ее становиться проституткой — она просто решила, что с такой «профессией» ей будет легче жить. Однако реальность оказалась далеко не радужной.

Девушка рассказывает о своей работе с цинизмом усталого человека,   многое повидавшего в жизни.

Из школы — на панель

— Как все началось?

—  Сейчас мне 28 лет, а заниматься проституцией я начала еще в школе, в десятом классе. Как-то на дискотеке познакомилась с парнем, встречалась с ним некоторое время. Однажды он спросил, не хочу ли я заработать? Я, конечно, хотела. И он рассказал, каким способом мне придется зарабатывать. Мне это не слишком понравилось. Но парень убедил меня, что ничего страшного в этом нет — мол, мужчины проверенные, его друзья, и если я не захочу, то смогу уйти. И мы поехали в сауну. За свою первую работу я получила $20, для меня это были огромные деньги…

— Что ты на них купила?

— Уже не помню точно. Кажется, колготки какого-то дикого цвета и конфеты. Мои родители жили бедно, так что особо меня карманными деньгами не баловали.

Позже, в какой-то сауне (я работала только на выезде) познакомилась с другими девочками и узнала, что сутенер меня нагло обдирает и цены совсем другие. Мне посоветовали одну сутенершу, и я ушла к ней. С тех пор работаю.

— А тебе не приходило в голову после школы пойти учиться, получить хорошую специальность, потом работать, делать карьеру?

— Да, я пробовала поступить в институт, на архитектурный факультет: всегда хорошо рисовала. Но по конкурсу не прошла, а платить за учебу не хотелось. В службе занятости предложили курсы секретаря-референта. Но на кой мне работа с зарплатой в $200 в месяц, если я могла заработать $300 за пару часов?

Я съехала от родителей, сняла квартиру и начала принимать клиентов там.  Отказалась от услуг сутенеров — зачем платить им, если есть Интернет? К тому же со временем появились постоянные клиенты. Не скажу, что живу плохо.

Проститутки — это сфера услуг

— Скажи, тебе не противно заниматься сексом с неизвестными, посторонними мужчинами?

— Сначала было противно, потом привыкла и сейчас уже не обращаю внимания. По-моему, сидеть в офисе за копейки гораздо хуже. А я живу весело: клубы, новые знакомства, интересные мужчины. У меня даже были отношения с одним клиентом:  мы жили вместе год, и я не работала.

— И как строились ваши отношения?

— Меня подарили ему на день рождения, и он потом часто приезжал ко мне.  Влюбился,  и я переехала к нему, стала домохозяйкой. Я уже было подумала, что мы будем вместе надолго. Но проблема была в том, что мой друг не перестал ходить к проституткам. А я забеременела и мечтала о том, что у нас будет ребенок. Но сожитель заставил меня сделать аборт. После этого отношения совсем разладились, и я съехала от него, снова стала работать.

— Такая «работа», наверное, здоровье сильно подрывает…

— Ты хочешь спросить, не заражали ли меня венерическими болезнями? А как же! Один раз даже лежала в больнице с подозрением на сифилис, но оказалось, что это гонорея. Риска много. Но ведь у врачей, которые работают в туберкулезных лечебницах, тоже со здоровьем проблемы.

— Я бы все-таки не сравнивала врачей с проститутками…

— А я сравниваю.  Мы тоже сфера услуг. И те, кто будет возмущаться, чем это я занимаюсь, пусть подумают, что к проституткам ходят не какие-то мифические мужчины, а их мужья, сыновья, парни — и так далее. Если бы не было клиентов — не было бы и нас.  Пусть психологи разбираются с причинами и следствиями, но то, что от отсутствия клиентов я не страдаю, — это точно.

Проститутки клиентов сдавать не будут

— Правоохранительные органы не считают проституцию сферой услуг. Были ли у тебя проблемы с милицией?

— Ой, я тебя умоляю! Какие проблемы — смешно! Ну, брали нас несколько раз — на выезде, когда мы в сауне работали. Привозили в отделение, составляли протокол, выписывали штраф — с моими доходами просто нечего об этом говорить.

— Слышала ли ты об инициативе Генпрокуратуры  ввести административную ответственность для клиентов, которые пользуются услугами проституток?

— Да. Это ни к чему не приведет. Большинство проституток работает или у себя на дому, или на дому у клиента. Во всех этих саунах, банях — местах, где могут «взять»  — очень небольшой процент из общего количества тех, кто работает. Неужели в милиции думают, что мы будем сдавать своих клиентов?

— А что ты думаешь о легализации проституции?

—  В нашей стране этого никогда не будет. И даже если вдруг примут такой закон, мы сами не будем легализоваться. А то сегодня разрешат, завтра запретят — зачем нам светиться?

—  Как я понимаю, возраст в твоей «профессии» — серьезная помеха, и доходы не могут быть постоянно высокими.

— Пока хватает. Да, подрастают малолетки и выходят на рынок. Но одного молодого тела недостаточно,  важны еще и умения.

— И что, ты собираешься заниматься проституцией всю жизнь?

— А я ничего больше не умею. И загадывать не хочу.

— Но ты думала о создании семьи, о детях?

— Это возможно только с человеком, который ничего не знает о моем прошлом.  А насчет детей… Я уже не уверена, что они мне нужны. Что я им могу дать? Хотя я знаю девочек из наших, у которых есть дети. Некоторые даже замужем были, и ничего страшного я в этом не вижу. Мы обычные женщины.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *